WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Также, кроме собственного местоименного компонента, который наиболее полно выражается в основных функциях личных местоимений – дейксисе и анафоре, в семантику личных местоимений входят другие тематические компоненты, такие как коммуникативное/некоммуникативное лицо (лица), единичность/множественность коммуникативных/ некоммуникативных лиц, индивидуальность, универсальность, предметность, одушевленность и др.

Даже когда личные местоимения используются в анафорической функции, они не копируют полностью лексическое значение той части речи, которую «замещают». «Местоимение не всегда является заместителем той конструкция, которая служит его антецедентом» [Падучева 1985:143].

«Местоимение, выступая «заместителем» той или иной полнозначной единицы, не приобретает ее значения. Нельзя сказать, что местоимение ее во фразе Держи ее!, если речь идет о собаке, в данном контексте означает «собака». Местоимение не заимствует у полнозначного слова его означаемого. Но оно указывает на то, что в данном контексте речь идет о некотором объекте, который может быть назван существительным женского рода ед. числа в позиции прямого дополнения» - пишет Е. В. Вольф [Вольф 1974: 14].

Е.В. Падучева приводит убедительные иллюстрации того, что анафорические местоимения во многих случаях имеют своё собственное значение, несколько отличное от значения антецедента: «Если у какого-нибудь треугольника углы равны, то у него и стороны равны», где анафорическое местоимение него не идентично антецеденту «какого-нибудь треугольника» (ср.: Если у какого-нибудь треугольника углы равны, то у какого-нибудь треугольника и стороны равны») [Падучева 1985:143].

Как известно, общим свойством личных местоимений как дейктических слов является их тесная связь с речевой ситуацией. Но чтобы наиболее полно представить природу семантики личных местоимений, необходимо рассмотреть значения данного разряда местоимений, присущие им не только в речевой ситуации, но и те, которые они получают в текстах художественных произведений. Поэтому в параграфе 2.2 раскрываются разнообразные семантические и экспрессивные оттенки, появляющиеся у личных местоимений в контексте, открывающие неограниченные возможности использования их художниками слова. Речь идет о контекстуальном переходе личных местоимений в полнознаменательные существительные, т.е. полноценные по своим лексическим и грамматическим свойствам (к примеру, о приобретении ими номинативной семантики, родовой принадлежности, синтаксического согласования с признаковыми словами и т.д.). Возможность контекстуального переосмысления местоимения как существительного коренится в их отмеченном еще В.В.Виноградовым противоречивом положении в системе языка: будучи, с одной стороны, указательными словами, с другой стороны, они являются словами субъективно-объективными [Виноградов 1972: 260].

В параграфе 2.3 определяются особенности функционирования в речи личных местоимений русского и бурятского языков в речи. Разграничиваются две взаимосвязанные функции личных местоимений: дейктическая, указание относительно субъекта речи (т.е. субъективный дейксис) и анафорическая, устанавливающая коферентные связи между частями целого высказывания (т.е. внутриструктурный дейксис). Дейктическая функция личных местоимений основана на том, что они, являясь дейктическими знаками, служат средством референции. Дейктический знак указывает на референт, т.е. предмет или явление действительности, с которым соотнесена в данном контексте или ситуации местоименная единица [Линский 1982: 56].

Личное местоимение 1-го лица ед. числа я (би) в любом коммуникативном акте представляет того или иного равноправного говорящего, который присваивает себе имя я в момент речи и обозначает того, который, согласно концепции «указательного поля» К. Бюлера, всегда будет находиться в центре любого речевого высказывания, при этом накладывая на ситуацию коммуникативного акта координаты того времени, когда он говорит, заставляя, при этом, слушающего принять эти координаты [Бюлер 2001: 14]. Дмитрий Ионыч, вы знаете, больше всего в жизни я люблю искусство, я безумно люблю, обожаю музыку, ей я посвятила всю свою жизнь… (А. Чехов)

Би иихэдээ дэмырже зуудэлжэ байна бэшэ губ – Может быть, я сплю (Х. Намсараев).

В данных примерах налицо рассказчик (говорящее лицо); он же и деятель (субъект действия).

Коммуникативная функция говорящего может быть возложена и на местоимение мы (бидэ). Местоимение мы употребляется в дейктической функции:

а) в значении я+ты: Ваня, мы завтра идём на концерт – Ваня, глоодэр бидэ концертдэ ошохобди;

б) в значении вы (ты) – (значение мнимой совместности): Ребята, мы скоро сдаём экзамен (Ребята, вы скоро сдаёте экзамен) – хибд,бидэ hаяар экзамен тушаахабди (хибд, бидэ таанартай hаяар экзамен тушаанабди). Как мы сегодня себя чувствуем (Как ты себя чувствуешь) – Бидэ мндэр хэр байнабди( Ши мндэр хэр байнаш).

Данные употребления местоимения мы являются референтными, так как в высказываниях содержится отсылка к слушающим как непосредственным участникам речевого акта.

В бурятском языке существует несколько слов для выражения значения русского местоимения мы: бидэ, бидэнэр, бидэнэд, бидэ хоёр, маанар, маанад (мы) – все они являются местоимениями 1-го лица множественного числа, но первое из них всеобъемлюще по своему значению и чаще употребляется в речи.

Бидэнэр, бидэнэд встречаются сравнительно редко. Вероятно, местоимения бидэ, бидэ хоёр и бидэнэр, бидэнэд различаются оттенками смысла – бидэ (мы), бидэ хоёр (мы вдвоём) - эксклюзивное значение, когда имеются в виду члены одного и того же коллектива, бидэнэр (мы) бидэнэд (мы) - инклюзивное значение, когда имеется в виду большое количество людей, как говорящих, так и слушающих и даже членов другого коллектива.

На наш взгляд, местоимения бидэнэр, бидэнэд (и их диалектные варианты маанар, маанад) бидэ хоёр являются средствами референции (а значит, и дейктическими знаками), т.к. они имеют значение мы все кто присутствует здесь, т.е. обозначает непосредственных участников речевой ситуации (Цыремпил! Бидэнэй hанаа б зобооогыш! - Цыремпил! О нас не беспокойся! (Х.Намсараев, Цыремпил), местоимение бидэ хоёр обозначает определенное множество людей (два человека), подлежащее параметризации по объему, тем самым являющееся дейктическим знаком, и следовательно, использующееся в референтном употреблении (Бидэ хоер нэрэ туроо асуулсаагуй байна гээшэлди – Ведь мы с тобой не спросили друг друга об имени (Х.Намсараев).

Местоимение бидэ может использоваться, как в референтном, так и в нереферентном употреблении, так как может обозначать и людей, непосредственно присутствующих здесь и сейчас, так и некий класс людей, объединенных одними взглядами, убеждениями («наш народ», «я и мои единомышленники», «я и люди моего круга, нашего времени» и т.д.): Хэн бидэниие млжэнэб, хэн бидэниие дарланаб,- тэдэ манай эблэршэгй дайсад! - Кто нас притесняет, кто у нас отбирает последнее, те – наши непримиримые враги (Х. Намсараев).

Особенности употребления личного местоимения ты (ши) в дейктической функции связаны с его функциональным предназначением – обозначать слушающего, т.е. собеседника в речевом акте, а также с проблемой адресации.

В бурятском языке наблюдаются разные формы личного местоимения 2-го лица вы – таанар, таанад, та. Местоимения таанар, таанад обозначают непосредственных адресатов речи, и дейктическая функция является у них основной. Данные местоимения используются в значении ты+он (она).

Особо следует остановиться на местоимении вы (та), которое в русском языке может употребляться как в значении единственного (как форма вежливости), так и в значении множественного числа (в значении вас много), а в бурятском языке это местоимение преимущественно употребляется как форма вежливости, в значении множественного числа данная форма может употребляться в редких случаях.

Далее в работе рассматривается употребление личных местоимений русского и бурятского языков в анафорической функции. Прежде чем рассматривать употребление личных местоимений в анафорической функции, мы обращаемся к одной из самых противоречивых проблем в теории дейксиса - проблеме соотношения дейксиса и анафоры.

В лингвистике существует две основные точки зрения по этому вопросу. Некоторые исследователи разделяют понятия дейксиса и анафоры (К.Е. Майтинская, А.А. Кибрик, Г.А. Шамова и др.), другие (К. Бюлер, Е.В. Падучева) считают, что между дейксисом и анафорой нет большого различия, считая анафору одним из проявлений дейксиса, Такой взгляд на анафору соответствует классической трактовке дейксиса К. Бюлером [Бюлер 2001: 17]. Обоснованием для совмещения этих двух понятий, особенно в письменном тексте, может быть следующее: «анафорическое использование дейктиков также можно считать в известной мере передающим особое значение указательности. Дейктики отсылают, т.е. как бы указывают на то, что было сказано ранее…они продолжают обозначать те лица, которые не принимают участия в коммуникации» [«Актуализация предложения» 1997: 113].

Соотношение анафорического и дейктическoго контекстов хорошо видно там, где сочетается прямая и авторская речь: в прямой речи отражен собственно дейксис, а авторская речь оказывается реализацией дейктического контекста. В этих случаях указание может быть одновременно и дейктическим, и анафорическим, так как авторская речь излагает те сведения, которые должны составить знания собеседников. Например: Он очень часто кричал на Кузьму: «Я тебе ухи отболтаю за твоих Гуаков, дьяволенок ты этакий!» (И. Бунин). Кто такие «твои Гуаки» известно из авторской речи (т. е. налицо анафора), но внутри самого диалога представляет элемент ситуации (налицо дейксис).

Как видно, граница между дейксисом и анафорой не всегда ясна. Е.В. Падучева приводит пример, констатирующий это: Послышались шаги – это был Юра [Падучева 1996:247]. Местоимение это в данном случае анафорическое, однако оно не имеет антецедента. В проведенном исследовании мы придерживаемся второй точки зрения, полагая, что референциальные свойства объекта могут быть и в собственно дейктическом указании, и в дейктическом, но в анафорической функции, так как при повторном обозначении объекта ситуации в пределах одной микротемы референция лишь ослабляется, но не отменяется. С этих позиций нами рассматривается употребление личных местоимений в анафорической функции.

В структуре речевого высказывания местоимения 3-его лица обычно выступают как анафора. Но местоимения 3-го лица могут содержать и собственно дейктическое значение, например, в сочетании с жестом говорящего или когда оно приобретает значение ситуативного указания « на конкретный объект речи, известный собеседнику или воспринимающему лицу» [Химик 1990:68]. Местоимения 3-его лица в русском языке могут иметь дейктическое значение и тогда, когда имеется ситуативная обусловленность слова, имеющего соотнесенность с конкретной действительностью.

В бурятском языке личные местоимения не имеют форм 3-го лица. Их роль выполняют указательные местоимения энэ «этот, эта, это», тэрэ «тот, та, то» для единственного числа и эдэ «эти», тэдэ, тэдэнэр «те» для множественного числа, поэтому эти местоимения иногда называют лично-указательными. Связующим моментом энэ, эдэ и тэдэ, тэдэнэр с личными местоимениями является то, что бурятские указательные местоимения содержат в себе не просто указание, а указание на лица. Они означают не столько эти, те, сколько эти лица (или люди) и те лица (те люди), что бывает особенно заметно при изолированном их употреблении.

В бурятском языке слова энэ, эдэ указывают только на людей, которые присутствуют, когда что-либо говорится о них, а также на хорошо всем известных людей, на явления, предметы, только что упомянутые в речи, т.е. в определённых обстоятельствах они могут содержать собственно дейктическое значение. На отсутствующие лица или находящиеся в отдалении, причём отдаленные не только в пространстве, но и во времени указывают слова тэрэ (тот) и тэдэ (те), тэдэнэр, тэдэнэд.

В параграфе 2.4 рассматриваются особенности грамматических категорий личных местоимений исследуемых языков. Обнаруживается много общего в их грамматической системе, а именно:

1) Личные местоимения являются основными выразителями категории лица в исследуемых языках;

2) Неизменяемость по числам (я, ты, он) русских личных местоимений, характерна и для бурятских местоимений (би, ши, тэрэ). Местоимения 3-го лица в русском языке изменяются по числам только в одном значении: собственно указательном (когда речь идёт об указание на не-лицо или не-лица);

3) Супплетивизм местоименных парадигм личных местоимений 1-го и 2-го лица (я-мы, би (бур.)- мин-, нам- ) также присущ личным местоимениям обоих языков.

Среди различий, имеющихся в русском и бурятском языках, можно выделить следующие:

1) В русском языке родовые формы отсутствуют только у личных местоимений 1-го и 2-го лица (я, ты, мы, вы), в бурятском языке у личных местоимений (би, ши, тэрэ, и т.д.)1-го, 2-го, 3-его лица;

2) В русском языке личные местоимения склоняются по шести падежам, в бурятском языке – по семи. Бурятское личное местоимение в родительном падеже может квалифицироваться как притяжательное местоимение;

3) В русском языке супплетивные формы образуются у всех личных местоимений (в том числе и у местоимений 3-го лица (он - ему, она - ей), в бурятском языке данное явление отсутствует у лично-указательных местоимений 3-го лица (тэрэ - тэрээнэй, энэ - энээнэй).

Анализ синтаксической роли местоимений в словосочетании и предложении показывает, что основные синтаксические особенности личных местоимений русского и бурятского языков совпадают. Коротко охарактеризуем их:

1. Личные местоимения как русского, так и бурятского языков, проявляют свои особенности будучи компонентами свободных словосочетаний. Как правило, они не имеют при себе препозитивного определения, в бурятском языке это выражено строже. Постпозитивные прилагательные в сочетании с личными местоимениями создают своеобразные структуры, по объему информации напоминающие полнознаменательные слова, но в от­личие от них, состоящие из двух лексем. Местоимения в таких структурах вы­полняют роль создателей категориального значения, имя прила­гательное добавляет определенное вещественное содержание, а сверх того добавляется разрядовое значе­ние прономинатива.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»