WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Набор инвентаря и археозоологические определения демонстрируют, что экономика базировалась на комплексном ведении хозяйства, носившего присваивающий характер. Преобладающее значение имела охота; основным промысловым животным являлся благородный олень. Состав фауны свидетельствует об использовании древним населением двух экологических зон: леса и лесостепи. Вспомогательное значение носили рыболовство и собирательство.

Интересно отметить находку астрагала домашнего барана, зафиксированную в заполнении могилы № 72. На территории Прибайкалья это не первый случай нахождения в бронзовом веке костей домашних животных: полный скелет овцы в погребении № 20 Фофановского могильника, изделия из лопаток быка и челюстей козы или барана в погребениях № 22, 24, 29 могильника Шумилиха (Герасимов, Черных, 1975; Иваньев, 1981). Вряд ли возможно считать, что это случайные явления. Вероятно, наши представления о занятиях населения бронзового века Прибайкалья следует дополнить и зачаточными формами скотоводства.

Для определения рациона питания древнего населения, оставившего погребения на могильнике Хужир-Нугэ XIV, были проведены анализы стабильных изотопов углерода (С13 и С12) и азота (N15 и N14) костного коллагена погребенных. Полученные данные свидетельствуют, что население употребляло в пищу преимущественно мясо наземных травоядных, в меньшей степени – рыбу. Питание у населения, оставившего могильник, было более сбалансированное и разнообразное, достаточное для представителей обоих полов и всех возрастных групп.

Выявлена высокая степень подвижности населения, свидетельствующая о широком использовании природных ресурсов для получения более разнообразной пищи и увеличения сырьевой базы для изготовления орудий и украшений. Спектральный анализ состава бронз, петрографический анализ каменной индустрии могильника и его сырьевой базы позволяют сделать вывод о существовании межгрупповых контактов и обмена на дальние расстояния (до 1000 км).

В третьем параграфе проводится попытка выявления и реконструкции социальной структуры общества, которая является одним из важных направлений интерпретации погребальных памятников. Основным источником для палеосоциальных реконструкций является погребальный обряд. В древности главным структурообразующим принципом организации общества являлось половозрастное деление, поэтому через реконструкцию половозрастных отношений можно подойти к реконструкции социальной структуры общества в целом (Ольховский, 1995; Гуляев, Ольховский, 1999).

Демографическая структура могильника Хужир-Нугэ XIV свидетельствует о положительной динамике численности популяции; отмечается высокая продолжительность жизни населения (взрослых – 43,4 года, с учетом детской и юношеской смертности – 33,1 год). Число захоронений детей по отношению к общему количеству погребений невелико (20,9% от общего количества костяков). Обращает внимание, что наибольшее число взрослых захоронений падает на зрелый (35-50 лет) – 28,8% и возмужалый возраст (20-35 лет) – 22%, что является обычным явлением для древних погребений (Алексеев, 1972). Преобладающее значение среди них имеют мужские захоронения (с большим акцентом на зрелый возраст). Высокая продолжительность жизни мужчин позволяет говорить о благоприятном биогенетическом фоне населения. Данные о состоянии здоровья погребенных указывают, что население было относительно здоровым, с небольшим физиологическим стрессом и незначительными патологиями.

Разнообразие элементов погребального обряда, зафиксированное на могильнике, говорит о неоднородном составе населения, оставившего этот некрополь. Взаимоотношения между ними, судя по всему, носили мирный характер. Могильник в целом принадлежал членам одного рода, а отдельные ряды - семейно-родственным коллективам. Члены сообщества, вероятно, могли достаточно свободно переходить из одной группы в другую.

Видимо, в социальной жизни глазковцев преобладали элементы патриархального уклада, что отразилось в двойных и коллективных захоронениях мужчин и детей; в распределении сопроводительного инвентаря. Весь набор орудий располагался в мужских захоронениях; наиболее богатые из них отмечены в группе возмужалого возраста, т.е. наиболее активных членов коллектива.

На некрополе выявлена социальная неравнозначность коллектива, которая проявилась в специфике распределения погребений на могильном поле (наиболее богатые – в СВ его конце, выше по склону), в особенностях погребального обряда (размеры и количество используемых камней для сооружения надмогильных кладок), количестве и качестве сопроводительного инвентаря. Среди мужской группы населения возмужалого возраста по количеству и составу сопроводительного инвентаря выделяются богатые, стандартные и бедные погребения, что свидетельствует о расслоении общества.

В заключении подведены основные итоги исследования. Погребальные памятники представляют собой ценный археологический источник, всестороннее междисциплинарное исследование которых позволяет провести ряд реконструкций. В результате изучения комплексов могильника бронзового века Хужир-Нугэ XIV выделены и проанализированы основные элементы погребальной практики глазковской культуры Прибайкалья. В связи с тем, что этот некрополь в настоящее время является наиболее представительным, полностью вскрытым и комплексно исследованным могильником бронзового века региона его материалы правомерно использовать для реконструкции погребальной практики глазковской культуры в целом.

В ходе работы была создана база данных по основным признакам погребений могильника Хужир-Нугэ XIV. В результате систематизации этих материалов и привлечения методов естественных наук предложена модель погребальной практики населения глазковской культуры; выделены «шаблонные» и «чрезвычайные» обрядовые действия. Особое внимание уделено практике вторичных и парциальных погребений. На территории Прибайкалья подобные захоронения ранее были отмечены в единичных случаях. Использование новых методических подходов позволило выявить, помимо традиционных форм обращения с умершим, практику преднамеренных посмертных манипуляций с телом до его захоронения («выдерживание» на стороне и т.д.). Определена зависимость ориентации погребенных от сезона захоронения.

На основе проведенных трасологических исследований удалось установить факт использования проформ (вотивные формы, «новые» и обновленные орудия, изготовление изделий из хрупкого, непригодного, сырья) в качестве сопроводительного инвентаря. Подобное явление в погребальной практике бронзового века Прибайкалья отмечено впервые.

В результате планиграфического анализа выявлены особенности расположения погребений на могильном поле (захоронение наиболее значимых членов сообщества выше по склону; группирование могил рядами и т.д.) и прослежена динамика развития некрополя. Судя по датам С14, могильник формировался одновременно в центральной и СВ его частях. Сделано предположение, что зафиксированные ряды, вероятно, состояли из могил семейно-родственных коллективов, принадлежащих членам одного рода. Одновременное формирование могильника на разных его участках характерно для больших разделившихся семей и родовых групп.

Демографическая структура некрополя свидетельствует о положительной динамике численности популяции. Выявлено преобладание мужских захоронений над женскими; сравнительно небольшое число детских захоронений; основной процент взрослых погребений падает на зрелый и возмужалый возраст. Отмечается высокая продолжительность жизни. Население было относительно здоровым; на костях практически нет признаков заболеваний и дефицита питания.

На материалах могильника зафиксирована социальная неравнозначность коллектива, которая проявилась в специфике распределения погребений на могильном поле, в особенностях погребального обряда, количестве и качестве сопроводительного инвентаря (отмечается половозрастная и социальная дифференциация). Дети, женщины и люди старческого возраста погребались практически без инвентаря. Среди мужских одновозрастных погребений выделяются группы с неравноценным инвентарем (богатые, стандартные и бедные), что является важным признаком расслоения общества. Наиболее богатые из них относятся к возмужалому возрасту, т.е. к наиболее активным членам коллектива.

Видимо, в социальной жизни глазковцев преобладали элементы патриархального уклада, что отразилось в двойных и коллективных захоронениях мужчин и детей; в распределении сопроводительного инвентаря.

Реконструкция хозяйственной деятельности населения, оставившего могильник Хужир-Нугэ XIV, демонстрирует, что экономика базировалась на комплексной основе, носившей присваивающий характер. Судя по составу орудийного набора и фауны, охота играла значительную роль в жизни населения бронзового века; основным промысловым животным являлся благородный олень. Состав фауны свидетельствует об использовании древним населением двух экологических зон: степных и лесостепных участков вдоль побережья, а так же лесных - на склонах и вершинах гор. Вспомогательное значение в хозяйстве имели рыболовство и собирательство. Обнаруженный в погребении № 72 астрагал домашнего барана позволил предположить, что традиционные представления о занятиях населения бронзового века Прибайкалья, вероятно, следует дополнить и появлением зачаточных форм скотоводства.

Результаты минералогических определений сырья дают возможность сделать вывод о высокой степени подвижности населения, установлении межгрупповых контактов и обмена на дальние расстояния (до 1000 км). Все это свидетельствует о широком использовании природных ресурсов с целью увеличения сырьевой базы для изготовления орудий и украшений и получения более разнообразной пищи. Данные стабильных изотопов показывают, что питание у населения, оставившего могильник Хужир-Нугэ XIV, было сбалансированным и разнообразным, достаточным для обоих полов и всех возрастных групп.

Анализ особенностей погребального обряда, набора и типологии сопроводительного инвентаря, сравнение его с комплексами захоронений Прибайкалья и сопредельных территорий, позволил отнести могильник Хужир-Нугэ XIV к позднему этапу глазковской культуры бронзового века. Серия радиоуглеродных дат, полученных практически по каждой могиле, определила хронологические рамки, в пределах которых мог существовать некрополь - 4200-3400 л.н. Они подтверждают более древний возраст глазковской культуры, чем это представлялось ранее. Аналогичные даты получены в последние годы и по синхронным культурам бронзового века Западной Сибири.

Представленные в работе выводы по материалам могильника Хужир-Нугэ XIV не исчерпывают всего многообразия погребальной практики глазковской культуры Прибайкалья и свидетельствуют о сложности мировоззрения населения бронзового века региона.

Основные положения диссертации изложены в следующих авторских публикациях, общим объемом 8,74 п.л.:

Статьи, опубликованные в периодических изданиях, рекомендованных ВАК Российской Федерации

1. Новиков А.Г. Хозяйственная деятельность населения бронзового века Приольхонья (по материалам могильника Хужир-Нугэ XIV) // Вестник Иркутского государственного технического университета. – 2006. – Вып. 4 (28), - т. 2. – С. 212-213 (авт. вкл. – 0,14 п.л.).

2. Новиков А.Г. Погребения бронзового века Прибайкалья с нарушенной анатомической целостностью костяков // Вестник НГУ. Серия: История, филология. – 2007. – Т. 6, вып. 3. Археология и этнография. – С. 109-117 (авт. вкл. – 0,7 п.л.).

Коллективная монография

3. Древние погребения могильника Улярба на Байкале (неолит – палеометалл). / Горюнова О.И., Новиков А.Г., Зяблин Л.П., Смотрова В.И. - Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2004. - 88 с. (авт. вкл. – 5 п.л.).

Статьи, опубликованные в других научных изданиях:

4. Горюнова О.И., Вебер А.В., Ливерсе А. Р., Новиков А.Г. Исследования совместной Российско-Канадской экспедиции на могильнике Хужир-Нугэ XIV (оз. Байкал) // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 1998. – Т. 4. - С. 230-234 (авт. вкл. – 0,1 п.л.).

5. Горюнова О.И., Вебер А., Новиков А.Г. Новые данные по бронзовому веку Прибайкалья: Могильник Хужир-Нугэ XIV // Сибирь в панораме тысячелетий: Мат-лы международ. симпозиума. – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 1998. – Т. 1. - С. 138-146 (авт. вкл. – 0,15 п.л.).

6. Горюнова О.И., Новиков А.Г., Мамонова Н.Н. Захоронения бронзового века могильника Сарминский Мыс на побережье оз. Байкал // Гуманитарные науки в Сибири. – 1998. - № 3. - С. 13-19 (авт. вкл. – 0,2 п.л.).

7. Новиков А.Г. Погребальный обряд захоронений бронзового века могильника Сарминский Мыс (оз. Байкал) // Археология и этнография Сибири и Дальнего Востока: Тез. докл. РАЭСК. – Улан-Удэ: Изд-во Бурятского гос. ун-та, 1998. - С. 60-61(авт. вкл. – 0,2 п.л.).

8. Новиков А.Г. Погребальные обряды могильников урочища Улярба // Молодая археология и этнология Сибири: Мат-лы РАЭСК. – Чита: Читин. ун-т, 1999. – Ч. 1. - С. 139-141 (авт. вкл. – 0,2 п.л.).

9. Новиков А.Г. История изучения памятников бронзового века Приольхонья // Наследие древних и традиционных культур Северной и Центральной Азии: Мат-лы РАЭСК. – Новосибирск: Изд-во НГУ, 2000. – Т. 1. - С. 145-147(авт. вкл. – 0,2 п.л.).

10. Горюнова О.И., Новиков А.Г., Вебер А.В. Новейшие археологические исследования на побережье оз. Байкал: Могильник бронзового века Хужир-Нугэ XIV // Материалы культурного форума Евразии между Кореей и Россией. – 2005 (на рус. и корейском яз.). - С. 57-64 (авт. вкл. – 0,2 п.л.).

11. Горюнова О.И., Секерин А.П., Новиков А.Г. Нефрит из погребений могильника Сарминский Мыс (оз. Байкал) // Социогенез в Северной Азии: Мат-лы всерос. науч. конф. с междунар. участием. - Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2005. – Ч. 1. - С. 70-74 (авт. вкл. – 0,2 п.л.).

12. Новиков А.Г., Горюнова О.И. Древнее рыболовство на Байкале (по материалам многослойных поселений периода мезолита – бронзового века) // Изв. лаборатории древних технологий. - Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2005. – Вып. 3. - С. 125-134 (авт. вкл. – 0,5 п.л.).

13. Новиков А.Г., Горюнова О.И., Вебер А.В. Планиграфические особенности могильника бронзового века Хужир-Нугэ XIV // Социогенез в Северной Азии: Мат-лы всерос. науч. конф. с междунар. участием. - Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2005. – Ч. 1. - С. 145-149 (авт. вкл. – 0,3 п.л.).

14. Новиков А.Г., Секерин А.П., Горюнова О.И., Вебер А.В. Каменные артефакты из погребений могильника бронзового века Хужир-Нугэ XIV // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2005. – Т. 11, ч. 1. - С. 437-440 (авт. вкл. – 0,15 п.л.).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»