WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Тема эмиграции в интеллигентской среде тех лет была одной из самых острых: быть или не быть, ехать или не ехать, да, но если… нет, а вдруг… (Л. Улицкая. Медея и ее дети).

При выражении эмоции сомнения может доминировать:

1) рациональная оценка, например:

Лампа под розовым абажуром освещала изящное бюро с какими-то бумагами, в углу, кажется, белела постель. Не поймешь – то ли кабинет, то ли спальня (Б. Акунин. Азазель);

2) эмоциональная оценка, например:

Аня погибла в начале лета, и Марина понимала, что до начала учебного года она не увидит Марию Яковлевну. Позвонить или нет Что говорят в таких случаях А вдруг от таких звонков ей будет ещё тяжелее Не позвоню… (Т. Толстая, Н. Толстая. Двое: разное).

На преобладание эмоциональной оценки обычно указывает эмотивная ситуация, в рамках которой происходит передача сообщения, включающая наряду с широким контекстом, в котором происходит описываемое событие, оценку личности собеседника и структуры его мнения, а также данные о ритме речи, интонации, выражении лица и телодвижениях говорящего.

Отражение эмоции сомнения, как правило, происходит в состоянии эмоциональной напряженности и передается с помощью внутренней речи персонажа, то есть речи, обращенной к самому себе. Под эмоциональной напряженностью понимается непосредственно-чувственное переживание субъектом несоответствия между жизненно важными потребностями, с одной стороны, и явлениями действительности или вероятностью успешной реализации деятельности, отвечающей этим потребностям – с другой (Э. Л. Носенко, 1981; Л. А. Пиотровская, 2005). Например:

О чем же они говорили Как бы это узнать Может... да нет, это ерунда... и все-таки... хотя, конечно... А вдруг «приключение» еще состоится (Т. Устинова. Мой генерал).

В 3-ем параграфе – «Способы и средства репрезентации семантики сомнения» – анализируются конкретные способы и средства репрезентации семантики сомнения в современном русском языке.

Исходя из неоспоримого факта, что языковые средства выражения типизированных эмоций кодированы, а использование эмотивных маркеров в большинстве случаев смоделировано, целесообразно выделять специализированные и косвенные маркеры репрезентации семантики сомнения. Средства, обслуживающие категорию сомнения, очень разнообразны и относятся к разным уровням языка, активно взаимодействуя друг с другом. В диссертации рассматриваются регулярные средства репрезентации семантики сомнения.

Важнейшим средством репрезентации семантики сомнения являются, прежде всего, номинанты-названия эмоции сомнения. Например:

Коробку с носовыми платками я отнесла на работу. Брали, но как-то вяло, без трепета. С сомнением (Т. Толстая, Н. Толстая. Двое: разное);

Казалось, они с удовольствием слушали, как напитывается обидой мой голос. Они явно слышали в нем трещинку сомнения: может, я и в правду не слишком рачительно использую доверенную мне сумму Этого они и добивались – сомнения, легкой утраты почвы у меня под ногами, зябкого смущения (И. Полянская. Прохождение тени);

Я взял Таню за руку и говорю: – Пошли отсюда! (Лучший способ побороть врожденную неуверенность – это держаться как можно увереннее.) (С. Довлатов. Заповедник).

Анализ словарных дефиниций и текстовых примеров позволяет выделить следующий синонимический ряд «сомнение»: неуверенность, нерешительность, колебание, скепсис, скептицизм, маловерие, шатание, раздвоение (раздвоенность). Перечисленные лексемы являются квазисинонимами. Однако возможно выделение и ряда слов-аналогов, которые включают несколько групп.

1. Аналоги с определенной причиной и/или определенным объектом:

а) недоверие, подозрение (причина – реальное или воображаемое отсутствие или недостаток честности, порядочности, искренности; недостаточное проявление качества);

б) ревность (причина – отсутствие или недостаток любви, преданности, верности; одушевленный объект – супруга, супруг, любовница, любовник, сын, дочь и т. п.);

в) неуверенность в себе, потерянность (субъект = объекту).

2. Аналоги группы страха (тревоги): опасение, боязнь, беспокойство, тревога (треволнение), смятение.

3. Аналоги группы стыда (застенчивости): растерянность, робость, замешательство, стеснение, смущение.

4. Аналоги группы удивления (реакции на неожиданность): недоумение, оторопь.

При выборе номинации субъект отбирает в объекте один или ряд признаков, которые кладутся в основу наименования. Все вышеперечисленные состояния возникают, как правило, в альтернативных ситуациях. В значения всех квазисинонимов и аналогов входит сема «необходимость выбора», «необходимость принятия решения». Все синонимы обозначают такое положение вещей, при котором говорящий не знает точно, имеет ли место ситуация Р, и высказывает свое мнение на этот счет (Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. М., 2003).

Компоненты синонимического ряда «сомнение» различаются по следующим основным смысловым признакам: выраженность негативной когнитивной позиции, объект оценки, причина эмоции, роль анализа ситуации в возникновении эмоции, интенсивность, глубина, длительность, контролируемость, степень выраженности способности к действию, способ внешнеэмоционального проявления, социальная оценка внешнеэмоционального проявления эмоции.

В результате анализа текстовых примеров выявлено, что сомнение и неуверенность не являются полными синонимами, как обычно указывается в толковых и синонимических словарях.

Представляется, что сомнение может отличаться большей силой и глубиной по сравнению с неуверенностью, на что указывает сочетаемость данных лексем. Так, например, можно сказать сильное(ые) сомнение(я), глубокое(ие) сомнение (я), большое(ие) сомнение(я), но практически не встречаются сочетания большая неуверенность, сильная неуверенность, глубокая неуверенность. Сомнений может быть много, они «сменяют» друг друга; подобные сочетания с номинантом неуверенность не встречаются (ср.: первое сомнение, последнее сомнение):

Первое сомнение в Сталине пришло к Хрущеву во время войны (А. Рыбаков. Роман-воспоминание); Он слушал ровный металлический голос, почему-то как должное воспринял известие о смерти и только сомневался последним сомнением: «Она или не она» (М. Окунь. Форма оплаты).

С другой стороны, некоторые исследователи отмечают, что в неуверенности ярче представлена эмоциональная составляющая. Возможно, поэтому неуверенность труднее поддается контролю, и, следовательно, она более заметна в движениях человека, в его поведении (ср.: неуверенная походка, неуверенно постучался в дверь, неуверенно вошел и т. п.), в то время как сомнение чаще выдает голос или взгляд (ср.: спросил с сомнением, посмотрел с сомнением).

Сомнение – это вполне нормальное состояние разумного и думающего человека, в обществе обычно осуждается лишь крайняя степень проявления сомнения, то есть деструктивное сомнение (Вечно ты во всем сомневаешься!) или сомнение-подозрение, когда нет видимых причин сомневаться. Неуверенность (особенно неуверенность в себе) – это социально неприемлемое внутреннее состояние:

Это была чаша для ополаскивания пальцев, наполненная мыльной водой. Каково же было смущение хозяев, когда бодрый генерал, считавший, что нельзя проявлять неуверенность, поднял эту пиалу и произнес: «За дружбу наших стран» – и стал вместе с соотечественниками отпивать из нее (М. Иванов. Мудрость этикета).

Более того, неуверенность – артикуляторно неэстетичная эмоция, не отвечающая речевому этикету (ср.: мямлить, бубнить, бормотать).

Человек, который выглядит неуверенным, некрасив и жалок, вызывает сочувствие либо презрение, ср.:

– Вы не помните, третьего дня окно в подъезде было открыто или закрыто – Окно — неуверенно переспросил старик и заморгал, как будто Архипов внезапно хлопнул его по лбу газетой. — Какое такое окно – Да вот это. — Архипов показал рукой <…> (Т. Устинова. Пороки и их поклонники);

Второй штурмовик торопливо хихикнул. Этакий жиденький, бледный парнишка, неуверенный, с прыщавой мордой, сразу видно: новичок, гаденыш, щенок… (А. Стругацкий, Б. Стругацкий. Трудно быть богом).

Сомнение приравнивают к неуверенности через отрицание позитивной когнитивной позиции. На практике такое приравнивание вполне оправдано, следовательно, неуверенность признается ближайшим синонимом сомнения.

Другие квазисинонимы сомнения дифференцируются по смысловому признаку «выраженность негативной когнитивной позиции». Так, например, если сомнение обязательно предполагает негативную когнитивную позицию, то колебание и шатание подразумевают переменную когнитивную позицию, наблюдается динамическое равновесие аргументов за и против истинности Р. Раздвоение (раздвоенность) предполагает невозможность выбора когнитивной позиции, что, по мнению психологов, может свидетельствовать о болезненном состоянии субъекта.

Номинанты нерешительность, растерянность, замешательство, оторопь содержат смысловой компонент «временная неспособность к действию». Смятение, недоумение, оторопь, ревность предполагают повышенную интенсивность, глубину эмоции и ее неконтролируемость. Недоумение и оторопь, являясь реакцией на неожиданность, отличаются непродолжительностью.

Номинанты скептицизм, скепсис, маловерие предполагают наличие у субъекта такого свойства характера как критичность.

За такими номинантами сомнения, как подозрение, недоверие, опасение, ревность стоит не только страх и тревога, но и существующие в обществе представления о причинах, вызывающих сомнение: недостаток или отсутствие честности, порядочности, правдивости, искренности, верности, преданности кого-л. кому-л. Так, в следующем примере героиня-врач сомневается, правду ли говорит пациент, т. к. накануне он оказывал ей неуместные знаки внимания:

– Что случилось – Я ужасно огорчен вчерашним… – За вчерашнее вы уже извинились вчера, – перебила я. – Да и не за что было. Рассказывайте, что с сердцем. Он немного помолчал. – Это трудно объяснить по телефону. Я очень прошу вас сегодня зайти ко мне. После этих слов некоторые подозрения посетили меня, но я не решилась их высказать (М. Барыкова, М. Алисов. Единственное число любви).

Таким образом, номинанты-квазисинонимы и номинанты-аналоги эмоции сомнения относятся к косвенным маркерам. Специализированным маркером сомнения признается номинант сомнение, но можно выделить и другие специализированные маркеры.

1. Модальные частицы: вряд ли, едва ли, навряд ли. Например:

Я вряд ли смогу убедить незнакомого мужчину в том, что мне можно верить (А. Маринина. Шестерки умирают первыми);

2. Маркированные глаголы с семантикой сомнения: сомневаться – усомниться, засомневаться. Например:

Я, конечно, очень надеялся, что там, за чертой, меня ждет более счастливая жизнь, но все же в существовании загробного мира сильно сомневался (Д. Донцова. Али-Баба и сорок разбойников).

3. Маркированное наречие сомнительно. Например:

Да и будут ли они, новые заказы Очень сомнительно (А. Маринина. Мужские игры).

4. Маркированные прилагательные с семантикой сомнения: сомнительный, сомнителен. Например:

Но так уж относился Иван Исаевич к своей жене, что и в этом сомнительном для ее биографии месте он усмотрел достоинство – другая женщина в таком положении сделала бы аборт или какую другую гадость, а Сандрочка родила дите и растила, во всем себе отказывая…(Л. Улицкая. Медея и ее дети).

К косвенным лексическим маркерам сомнения относятся следующие средства.

1. Модальные частицы: якобы, едва ли не, чуть ли не, небось, авось, поди, будто, как бы, как будто, будто бы (разг.), вроде, вроде бы, ли, не …ли, неужели, неужто, разве и т. п. Например:

<…> – А на полу лежал газетный сверток. Знаешь, что в нем оказалось – Ну – Послед, детское место. Девчонка нагуляла и родила втихаря, а ребеночка небось придушила (Д. Донцова. Эта горькая сладкая месть).

2. Вводно-модальные слова: вероятно, видимо, возможно, говорят, должно быть, допустим, кажется, может, может быть, наверно, наверное, по-видимому, похоже и т. п. Например:

Вероятно, у меня есть какой-то дефект, или мне не хватает чего-то, или я просто не умею… (А. Маринина. Шестерки умирают первыми).

3. Модальные фразы: я считаю, я думаю, мне кажется, мне думается, можно думать, скорее всего, по моему мнению, по-моему, судя по всему, не исключено, как представляется и т. п. Например:

- А что у нас на ужин – Там, по-моему, еще котлеты остались. - А по-моему, мы их уже доели, - усомнилась Настя (А. Маринина. Убийца поневоле).

4. Косвенные маркеры – глаголы. К этой группе относятся глаголы-квазисинонимы по отношению к маркированным глаголам с семантикой сомнения: колебаться, заколебаться, поколебаться, не решаться – не решиться. Например:

Перед самым отъездом на последние в жизни каникулы ей предложили занять место редактора университетской газеты (вместо Ильи). Бегала к Наденьке Петровне в больницу, колебалась, потом согласилась (Н. Горланова. Дом со всеми неудобствами).

Можно выделить также следующие группы глаголов-аналогов, относящихся к косвенным маркерам:

1) глаголы с определенной причиной и/или определенным объектом:

а) не доверять, подозревать, заподозрить (причина – реальное или

воображаемое отсутствие или недостаток честности, порядочности, искренности);

б) ревновать – приревновать (причина – реальное или воображаемое отсутствие или недостаток любви, преданности, верности; одушевленный объект – супруга, супруг, любовница, любовник, сын, дочь и т. п.);

2) глаголы-аналоги группы страха (тревоги): опасаться, бояться – испугаться, робеть – оробеть, беспокоиться, забеспокоиться, тревожиться, затревожиться;

3) глаголы-аналоги группы стыда (застенчивости): растеряться, смешаться, стесняться, застесняться, смущаться – смутиться, засмущаться.

4) глаголы-аналоги группы удивления (реакции на неожиданность): недоумевать, оторопеть.

Например: «В болезни и смерти надо подчиняться природе». «И в любви», – подумал мальчик. Но тут же засомневался, вернее, смутился самого слова «любовь». Она ли Или назвать это всеми теми грубыми словами, которых в обиходе тыща. Но он не мог то, что с ним было, и то, чего не было, но он намечтал, оскорбить плохим словом, хотя любовь не годилась тоже (Г. Щербакова. Мальчик и девочка).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»