WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Концептуализация же лица мужского пола при указании на него с помощью местоимения he не претерпела, в целом, качественных изменений за последние 15 лет. Частично трансформировались представления англоговорящих людей о взаимоотношении мужчин и женщин как в публичной, так и приватной сферах в сторону их формализации и эгалитаризации. Как следствие, в английском языке стало использоваться мало предикатов, указывающих на взаимное проявление чувств любви, дружбы, заботы, сострадания, признания, поклонения, обожания и т. п., то есть того, что указывало бы на экзистенциально-ценностные основы гендерного взаимодействия и развития разных, но равнодействующих культур.

Таким образом, языковое «реформирование» в системе местоимений 3 л., попытки изменить концептуализацию их референтов, не могут привести к положи­тельным результатам, направленным на стабильное развитие общества и выживание в нём людей. Поло-ролевой конфликт, навязываемый обществу радикальными феминистами посредством языка, не является ценностным с экологической точки зрения и уже привел к массовому падению рождаемости в развитых странах, распаду традиционных семейных устоев, отсутствию у современного молодого человека представлений о ценности родительства и воспитания новой личности.

Итак, результаты нашего исследования с очевидностью показывают перспективность и целесообразность применения интеграционистского подхода к исследованию языковых единиц, в частности английских местоимений 3 л. Принцип холизма и каузальности связей в системе «организм биосоциокультурная среда», где язык является основным фактором взаимодействия человека с окружающим его социокультурным миром, позволяя ему ориентироваться, выживать и управлять этим миром, нашел своё подтверждение. Проанализировав функционирование местоимений 3 л., генезис и развитие их форм и значений в неразрывной связке с природными и социокультурными условиями жизни англичан и американцев, с особенностями их мировидения и мировосприятия, мы увидели, что язык не может быть противопоставлен бытию и вычленен из него. Бытиё и язык образуют единство. Их эволюция – это взаимообусловленный процесс, а изменение языка – это всегда изменение самого человека и мира, в котором он живет. Все естественные изменения в языке обусловлены их биосоциокультурной целесообразностью для выживания человеческого вида. Именно поэтому, несмотря на целенаправленное «реформаторское» воздействие на метагендерное функционирование местоимений 3 л., употребление последних существенным образом не изменилось, поскольку условия жизни англичан и американцев (в плане взаимоотношения мужчин и женщин в социальных и приватных сферах) не претерпели серьёзных качественных изменений. Однако искусственное воздействие на язык, как показало наше исследование, влияет на референцию местоимений 3 л., одновременно оказывая влияние на межличностные отношения мужчин и женщин, их понимание и оценку социальных ролей, статусов и функций друг друга. Это прослеживается и в частичной реконцептуализации метагендерного значения местоимения he, и в широком распространении сингулярного they, и в изменении референции местоимённого словосочетания he or she, и в бурных дискуссиях по проблемам статуса метагендерных местоимений.

В современном информационном мире с развитой инфраструктурой коммуникационных связей язык играет ведущую роль во всех сферах жизни и деятельности людей и является первичным фактором организации общества и коммуникативного пространства людей. Создание общего политкорректного и гендернокорректного информационного поля, в том числе и с помощью лингвистических «реформ», уже привело к видимым изменениям в концептуализации образа женщины, в изменении гендерных идеалов и стереотипов, в поведении, восприятии и отношении людей друг к другу, что и было выявлено нами на примере функционирования конструкций she who…, he who…. Однако языковые данные позволили нам увидеть, что искусственные реформы, направленные на изменение концептуализации образа женщины, нецелесообразны. Естественным препятствием «реформам» служит самый факт существования людей разного биологического пола, с разными функциями, предопределёнными природной необходимостью выживания и репродукции. Именно этой взаимообусловленности языка, человека и общества не учитывают феминисты, настаивающие на изменении форм и значений местоимений 3 л.

Гендерные отношения это биосоциокультурная форма историчности, основа самовоспроизводства общества, так как они конструируют разные культурные ориентации. Язык является основным фактором конструирования гендерных смыслов, гендерной картины мира, позволяющей людям ориентироваться в нём и ориентировать других. Использование ориентирующего потенциала гендера в угоду определённой идеологии может привести к снижению адаптивных возможностей человека и поставить под угрозу выживаемость всего народа. На фоне массового падения рождаемости среди образованной части населения западных стран и США и изменения ценностных основ родительства и семейной жизни, учёными со всей остротой ставятся вопросы об экологии человека, сохранения которой, как показало наше исследование, нельзя добиться без изменения взглядов на экологию языка. Современный когнитивный подход позволяет лучше проникнуть в суть взаимодействия человека, общества и природы, так как исходит из экологических основ их существования и взаимовлияния.

В дальнейшем представляется перспективным исследование функционирования других гендерно-маркированных лексических и грамматических единиц и структур английского языка с холистических позиций, возможно, с привлечением данных других языков, что позволит получить более адекватное представление о миросозидающей функции языка.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Николаева Н. Н. О референциальной функции местоимений 3-го лица // Вестник Иркутского государственного технического университета. 2006. № 2 (26). С. 51 (0,1 п.л.).
  2. Николаева Н. Н. Коммуникация, гендер и политкорректность с точки зрения ориентирующей функции языка // Вестник Иркутского государственного технического университета. 2006. № 4 (28). С. 105-109 (0,7 п.л.).
  3. Николаева Н. Н. Гендерная политкорректность в языке и истоки её идеологии // Вестник Иркутского государственного технического университета. 2007. № 1 (29). С. 137-138 (0,3 п.л.).
  4. Николаева Н. Н. Феминистская критика метагендерного «he»: куда ведут лингвистические реформы // Вопросы когнитивной лингвистики. 2007. № 3. С. 76-87 (1,3 п.л.).
  5. Николаева Н. Н. Влияние антропоцентрической общенаучной парадигмы на возможность проведения гендерных лингвистических реформ // Вестник Иркутского государственного лингвистического университета. Сер. Филология. 2008. № 1. С. 26-32 (0,7 п.л.).
  6. Николаева Н. Н. Функционирование местоимений 3-го лица в метагендерном значении в современном английском языке с точки зрения носителей языка // Вестник Иркутского государственного лингвистического университета. Сер. Филология. 2008. № 2. С. 53-63 (1 п.л.).
  7. Николаева Н. Н. Гендерный аспект местоименной референции (как проблема) // Лингвистические парадигмы и лингводидактика : материалы X Международной научно-практической конференции (Иркутск, 14-18 июня 2005 г.). – Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2005. – Ч. 2. – С. 512-519 (0,4 п.л.).
  8. Николаева Н. Н. Эмпирические исследования референции английских местоимений 3-го лица к немаркированному по полу референту (краткий обзор) // Современные лингвистические теории: проблемы слова, предложения, текста : Вестник ИГЛУ. Сер. Лингвистика. – Иркутск, 2006. – № 5. – С. 142-155 (1 п.л.).
  9. Николаева Н. Н. Референция личных местоимений 3-го лица ед. числа к неодушевленным объектам (как проблема) // Лингвистические парадигмы и лингводидактика : материалы XI Международной научно-практической конференции (Иркутск, 13-16 июня 2006 г.). – Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2006. – С. 360-368 (0,6 п.л.).
  10. Николаева Н. Н. К вопросу о статусе и функции местоимений 3-го лица в системе личных местоимений // Проблемы концептуальной систематики языка и речевой деятельности : материалы 9-го регионального научного семинара (Иркутск, 13 октября 2006 г.). – Иркутск : Изд-во ИГЛУ, 2006. – С. 142-147 (0,3 п.л.).
  11. Николаева Н. Н. Гендерный аспект значений местоимений 3-го лица (с позиций биокогнитивного подхода) // Лингвистические парадигмы и лингводидактика : материалы XII Международной научно-практической конференции (Иркутск, 13-15 июня 2007 г.). – Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2007. – Ч. 1. – С. 168-175 (0,5 п.л.).
  12. Николаева Н. Н. Ориентирующий потенциал местоименной референции при указании на гендерно-немаркированное лицо (на примере институционального дискурса) // Проблемы концептуальной систематики языка и речевой деятельности : материалы 1-й Всероссийской научной конференции. – Иркутск : Изд-во ИГЛУ, 2007. – С. 290-297 (0,5 п.л.).
  13. Николаева Н. Н. Референция местоимений they, he, she, it при корреляции с неопределенно-личными местоимениями (гендерный аспект) // Лингвистические парадигмы и лингводидактика : материалы XIII Международной научно-практической конференции (Иркутск, 20 июня 2008 г.). – Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2008. – С. 78-86 (0,6 п.л.).

1 Гендерный подход «основан на идее о том, что важны не биологические или физические различия между мужчинами и женщинами, а то культурное и социальное значение, которое придает общество этим различиям» (Кирилина 2005: 25).

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»