WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |
  • игра – феномен культуры, исследование которого имеет междис­циплинар­ный статус. Целостное теоретически интегрирующее понимание ее возможно только с позиций философии культуры;
  • шахматная игра - знаковая культурно опосредованная деятельность, опирающаяся на субъект – субъектное отношение, на семиотически детерминированный диалог (взаимодействие) сознаний;
  • категории знака, значения, смысла являются фило­софско-культурными основаниями шахматной игры;
  • взаимодействие знака, значения, смысла позволяет с позиций философии культуры концептуально осмыслить шахматную игру как единство многообразных культурно значимых аспектов;
  • шахматная игра выступает в качестве культурно формирующей творческой рационализации иррационального в сознании человека;
  • смысл в шахматной игре (как и в любой другой форме человеческой деятельности) есть культурно-когни­тивное содержание знака, обуслов­ленное культурным контекстом его (знака) примене­ния.

Теоретическое и практическое значение исследования. Положения диссертации могут быть использованы в учебных курсах философии, философии культуры и куль­ту­рологии и др. Диссертация даёт мате­риал как для создания спецкурса «Философско-культурные про­блемы феномена игры» для студентов педагогических, культурологических и спортивных факультетов вузов, так и для раз­работки методиче­ского обеспечения этого спецкурса. На основа­нии материалов диссертационного исследования Управление по де­лам образования г. Челябинска в данное время проводит эксперимент по внедрению интел­лектуально-игрового всеобуча в общеобразовательных учреждениях, что подтверждено соответствующим приказом 1352-у от 27. 08. 2008 г.

Апробация диссертационной работы. По результатам дис­сертационного исследования ав­тором были сделаны сообщения на Всерос­сийской научной конференции «Молодёжь в науке и культуре XXI века» (Челябинск, 2006 г.), межвузов­ской научной конференции «Уральские Бирю­ковские чтения» (Челябинск, 2006 г.).

Основные результаты диссертационного исследования представлены в международных сборниках научных трудов и в научных журналах: «Философия в XXI веке» (Воронеж, 2006 г.), «Вестник Челябинского государ­ственного педагогического университета» (Челябинск, 2006 г.), «Фи­ло­софия в XXI веке» (Воронеж, 2007 г.), «Вестник Челябинского государ­ственного университета» серия «Философия. Социология. Культурология» (Челябинск, 2008 г.)

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав (три параграфа в первой главе и два параграфа во второй главе), заключения и списка использованной литературы. Объём диссертации составляет 153 стра­ницы. Библиография включает 175 наименование, в том числе 5 на иностран­ных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, рас­крывается степень научной разработанности проблемы, определяются объект и предмет исследования, формулируются его цель и задачи. Далее определя­ется методологическая основа исследования, указываются элементы научной новизны, теоретическая и практическая значимость работы, приводятся дан­ные о её апробации, структуре и объёме.

В первой главе «Философско-культурная сущность шахмат» выделя­ются философские категории знак, значение, смысл и исследуются их функ­ции в культурной и семиотически - когнитивной деятельности сознания на материале шах­матной игры как философско-культурного феномена.

В первом параграфе «Философско-культурные аспекты игры» анали­зируются наиболее фундаментальные исследования этого феномена в раз­личных сферах научного знания, и в результате компаратив­ного анализа вы­являются философско-культурные аспекты игры.

В первую очередь в параграфе подвергается анализу наиболее извест­ный в философии и культуре труд по теории игры «Homo Ludens» нидер­ландского историка Й. Хёйзинги. Подчёркиваются значимость предложен­ных автором определений понятия игры и её существенных признаков, таких как: 1) свободная (добровольная) деятельность; 2) выход из повседневной жизни; 3) материальная незаинтересованность; 4) времення ограниченность; 5) про­странственная ограниченность; 6) упоря­доченность; 7) напряжённость; 8) правилосообразность; 9) исключительность и обособленность участников иг­рового процесса. Достоинством работы является также факт исследования проявлений феномена игры в раз­личных сферах человеческой деятельности и отличие игр человека от игр животных. К сожалению, нидер­ландский учё­ный, который всю жизнь занимался феноменом культуры, не дал своего четкого и развернутого определения культуры. В результате он, кроме общего замечания о наличии в человеческом обществе культуры, не смог дать объяснения, чем человеческие игры отличаются от игр жи­вот­ных. Анализ этого противоречия послужил отправной точкой настоя­щего диссертаци­онного исследования. Изучение шахматных партий пока­зало, что человече­ские игры отличаются от игр животных исключительно наличием в них зна­ков. По сути дела, все без исключения человеческие игры являются играми в знаки, либо с помощью знаков. Даже в играх, похожих на игры жи­вотных, как, например, бег, прыгание, плавание, человек широко ис­пользует знаки: до сантиметра замеряет расстояние, до секунды засекает время и т.д. Этого в играх животных никогда не встречается. Знаковая дея­тельность соз­нания, та­ким образом, является конституирующим атрибутом культуры. К сожале­нию, проблему знака в контексте игры Й. Хёйзинга не исследовал сколько-нибудь подробно. Так мы выделяем первый философско-культурный аспект диссер­тацион­ного исследования, связанный со знаками и знаково опосредованной деятельно­стью.

Психология рассматривает игру как форму поведения. Английский психолог С. Миллер, автор известной монографии «Психология игры», счи­тает, что важ­нейшей задачей психологии является исследование условий, при кото­рых возникают игровые формы поведения. Вместе с тем автор моногра­фии не только исследует условия возникно­ве­ния игровых форм поведения, но и, что нам представля­ется особенно важ­ным, раскрывает значение игр в формировании и функционировании как низших, так и высших живых орга­низмов. Зна­чения различных игр, согласно учению С. Миллер, репрезен­ти­руют себя посредством одновременно проте­кающих в любых живых орга­низмах процессов ассимиляции и аккомодации. Механизм ас­симиляции (преобразова­ние полу­ченной в процессе игры информации по­средст­вом пре­вращения её в часть зна­ний организма) помогает живым ор­га­низ­мам выраба­ты­вать биоло­гиче­ские и социальные навыки и умения, необ­ходи­мые для ус­пешной ак­комодации (приспособления живого организма к окру­жающему миру) в дальнейшей жизни.

Важное значение, с точки зрения психологии, имеет игра и для разви­тия человече­ского мышления, поскольку интеллекту­альное становление про­исходит благодаря длитель­ному, актив­ному взаимодей­ствию асси­миляции и аккомода­ции. Игра и под­ража­ние являются ча­стью инте­граль­ного развития мыш­ле­ния и, следова­тельно, проходят через те же самые стадии раз­вития. Таким образом, выкри­сталлизовывается ещё один философско-культурный аспект игры: проблема значе­ния как в широком смысле этого слова, то есть зна­чение игры в когнитивной и культурной деятельности в процессе раз­вития сознания, мыш­ления, так и в более узком, по­скольку все че­ло­веческие игры, в том числе и шах­маты, в большей или меньшей сте­пени опосредованы зна­ками, а, следова­тельно, встаёт вопрос и о спо­собах его (знака) употребления. Сама же С. Миллер проблему значения не исследует.

Философский аспект исследования игры представлен монографией Л.Т. Ретюнских «Философия игры». В аннотации к монографии автор зая­вила о своём намерении дать «философский анализ феномена игры» и даже обозна­чила такие основные векторы своего исследования как знак, значение, смысл. Однако вместо «философского анализа» категорий знака, значения и смысла в контексте игры Л. Ретюнских остановилась на лексико-семантиче­ском ис­следовании концепта «игра». Можно с уве­ренностью утверждать, что сегодня ещё не существует серьёзного науч­ного исследования таких философско-культурных аспектов игры как знак, значение, смысл. Поэтому выявленные в ре­зультате изучения философской и научной литературы категории знак, значение, смысл в последующих параграфах под­вергаются подробному философскому анализу.

Во втором параграфе «Знаковая деятельность в культуре шахмат­ного мышления» дан философский анализ концепта знак и исследуются осо­бенности его функционирования в культуре шахматной игры.

В начале параграфа рассматривается проблема взаимосвязи знака и мышления и даётся определение мышления как знаковой деятельности чело­веческого сознания. В параграфе принимается определение знака как любого предмета, созданного человеком или втянутого в круг его интересов и наде­лён­ного тем или иным значе­нием, выражающего те или иные отноше­ния, не­сущего ту или иную информа­цию. В более широком смысле под знаком сле­дует понимать также предмет, имеющий свой денотат. Знак, таким образом, предстаёт как артефакт, являющийся обязательным атрибутом бытия куль­туры.

Далее анализируются функциональные характеристики знака в контек­сте компаративного анализа творчества Ч. Пирса и Л. С. Выготского. Сопос­тав­ляя пирсовское понимание функции знака как «представление недействи­тельных отношений действительными» с инструментальным толкованием функции знака Л. С. Выготским как «направленностью его действия на психику и поведение», мы принимаем последнее. Таким образом, основным является положение, что знак формируется в процессе культурообразующей жиз­не­деятельно­сти человека и является «психологическим орудием, направленным на преобразова­ние» психики». Сопоставление шахматной игры с иг­рами в мире животных приводит к утверждению, что животные в про­цессе своих игр не создают знаков, направленных на преоб­разование их психики, хотя они и пользуются иногда довольно развитыми сиг­нальными системами, ко­торые несут в себе определённую информацию, на­пример, предостере­гаю­щие крики, помахивание хво­стом, мяуканье и т.д. Однако эти сигналь­ные сис­темы животных нельзя на­звать знаками в философско-культурном смысле этого слова, поскольку они никогда не выполняют функций психологиче­ского ору­дия. Шахматная же игра предстаёт как сложнейшая знаковая дея­тельность: здесь всё без исключения – знаки, созданные в процессе человече­ской жиз­недея­тельности и выступающие в функции психологических ору­дий, направ­лен­ных на преобразование психики, поскольку давно замечено, что игра в шахматы разви­вает логическое мышление, математические спо­собности, внимание, дисцип­линирует поведение и т.д.

Поскольку шахматная игра является исключительно знаковой культу­рообразующей деятель­ностью человеческого сознания, то суть шахматной игры заклю­чается во взаимодействии двух знаковых систем: 1) шахматной доски и 2) шахматных фигур. Согласно классификации Ч. Пирса, все знаки в шахматной игре де­лятся на Иконы, Индексы и Символы. Следуя этой тради­ции, шахматную доску следует считать символом, хотя, к сожалению, в науке пока нет одно­значного определения этого феномена. Ч. Пирс, например, явно неудовле­творительно определяет символ как просто родовое понятие, а по словам В.В. Биби­хина, он вообще отказывается понимать, что это такое. Мы определяем символ как знак, характеризующий общий для со­подчинённых понятий при­знак. Поскольку в народной традиции часто сравнивают девушку и цветок, то их можно рассматривать в качестве соподчинённых понятий в рамках более широкого по объёму родового понятия, где такие свойства цветка как утон­чённость, красота метафорически приписываются девушке. Возникает не­кое устойчивое отношение, в котором красота является общим признаком и для девушки, и для цветка. Таким образом, и девушка, и цветок символизи­руют общий для них признак – красоту. Точно также знаменитый пример сравнения Ахилла со львом из «Риторики» Аристотеля можно рас­сматривать как устойчивое отношение соподчинённых понятий, где и Ахилл, и лев будут являться символами храбрости в качестве общего и для Ахилла, и для льва при­знака. Шахматную доску часто сравнивают с полем боя, кото­рую, по анало­гии с приведенными выше примерами, следует считать симво­лом битвы, сражения. Такое толкование символа соответствует аристотелев­ской «логике понятий».

На шахматной доске выделяются также два ряда знаков, расположен­ных в виде цифр и букв латинского алфавита по краям доски. Сочетание цифр и букв образует нотацию, главная функция которой – указывать кон­крет­ное поле. Поскольку главная задача цифр и букв в качестве знаков указы­вать, то их, следуя пирсовской традиции, следует именовать Индек­сами. На­конец, фигуры в контексте культуры шахматной игры также являются знаками. С одной стороны, любая фигура в качестве родового понятия символизирует собой воина, а потому является символом в качестве участ­ника боевых действий. С дру­гой стороны, когда начинается шахматное сра­жение, любая фигура в каче­стве знака стано­вится Иконой: в шахматном сра­жении участвует не фигура вообще как родо­вое по­нятие, а конкретно взятый слон или ферзь. В про­цессе игры все три разно­видности знаков вступают в сложные переплетаю­щиеся отношения, они взаимодействуют, причём в за­висимости от характера связей каждый знак получает своё неповторимое значение. В шахматной игре значение вы­ступает в качестве функции знака.

В третьем параграфе «Метаморфозы значения в шах­матной игре» иссле­дуется значение как культурная функция знака. В зависимости от характера упот­ребле­ния знака выделяется набор функций, или граней значения, выступаю­щих в качестве транслятора культуры в процессе взаимодействия сознаний.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»