WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

а) Take it!, Be quiet! могут употребляться для выражения прескриптивного побуждения, содержащего облигаторность выполнения действия, обеспеченной приоритетной ролью говорящего. Например, следующие диалоги, происходящие между: начальником полицейского участка и подозреваемым: Come to the precinct, to my office (Mitra R.N. Impute Fall to Sin); девушкой и юношей, у которых есть небольшая разница в возрасте: – You run and get your work done, little boy. – I'm as big as you are! (Mitchell M.A. Sips of Blood); двумя знакомыми: Have another lager (Robbins H. Carpetbaggers), свидетельствуют о доминирующей позиции адресантов (по причине их более высокого социального положения, старшего возраста и др.). Таким образом, сфера употребления подобных высказываний отражает субординативные отношения и социально-психологическую дистанцию между говорящими;

б) императив может выражаться также с помощью глаголов, специализирующихся на передаче фазисных значений, т.е. значений начала, конца и продолжения действия, например: Come on, cheer up (Green G. The Comedians). Для выражения настойчивой просьбы и приказа в одном побудительном предложении возможно использование различных экспрессивных синтаксических структур, например, пов­тора: Sit down, sit down, Mr. Brown (Robbins H. Carpetbaggers);

в) двойной императив, т.е. присоединение императива с помощью союза and к глаголу, номинирующему само действие. Такая конструкция создает видимость логической структуры следствия: Mama, come and save your little girl (Mitchell M.A. Sips of Blood);

г) эмфатические побудительные предложения типа Do be quiet!, в которых эмфатический глагол do является дополнительным элементом при использовании императива (Practical English Usage [Текст] Swan: Oxford University Press, 1997).

Конструкции такого типа обычно выражают вежливые просьбы, жалобы или извинения, предложения и настойчивой просьбы (но не приказа), например: Do dress casually (Mitchell M.A. Sips of Blood).

В качестве основных функций данного типа побуждения и воздействия следует назвать функции напоминания и выделения (Bolinger, D. Aspects of language [Текст] / D. Bolinger. New York: Harcourt, Brace, and World, 1968).

Функция напоминания реализуется в контексте повторного волеизъявления или предварительного отказа или задержки со стороны исполнителя совершить действие: Give me a penny, Papa. – I have nothing for you. Do give me just one penny. К этой функции также относится употребление императива с do в тех случаях, когда говорящий, заинтересованный в осуществлении действия, напоминает исполнителю о необходимости совершить его в будущем, не следующем непосредственно за моментом речи: Have you thought of torture – Do call me if you get around to it. I’ve got some jolly interesting ideas.

Функция выделения реализуется в противительном контексте: I don’t care whether you are successful or not but do be happy. Следует отметить, что эмфатические побудительные предложения употребляются при равных отношениях между говорящими и близкой социально-психологической дистанции между ними;

2) с аналитической формой императива, образуемой с помощью Let: Let’s break it down, Theresa (Mitra R.N. Impute Fall to Sin). Формы Let’s / Let us являются формами «совместного действия», поскольку выражают побуждение к действию, в котором участие примут оба коммуниканта: адресант и адресат (или группа адресатов).

2. Эллиптические (безглагольные) повелительные предложения. Употребление эллиптических императивных конструкций может быть обусловлено определенными социальными факторами, например, социальными ролями собеседников и характером социальных отношений между ними. Соответственно, безглагольные побудительные предложения представляют собой достаточно распространенный способ выражения побуждения в ситуациях определенного плана: а) стандартизованных с заранее известным ритуалом поведения – в магазине, за столом, в кафе, в операционной; б) с дефицитом времени. В таких ситуациях естествен процесс свертывания высказывания за счет опущения элемента, заранее известного коммуникантам. В заданной обстановке общения эллиптические побудительные предложения выражают побуждение распоряжения-заказа. Побудительные предложения, выражающие заказ, могут быть смягчены за счет обращения и маркеров вежливости. В прагматической ситуации приказа, т.е. при субординативной приоритетности говорящего и облигаторности действия, эллиптические побудительные предложения служат категорической формой выражения прескриптивного побуждения.

Эллиптические побудительные предложения можно разделить на две группы: 1) именные – Dinner!, Three whiskies, please; и 2) наречные – Forward! Одним из примеров употребления подобных побудительных предложений является их реализация в качестве военных команд: Eyes right! (именное побудительное предложение); About face! (наречное побудительное предложение).

Эллиптические и глагольные императивные конструкции соответствуют побудительным речевым актам, но сила их воздействия разная. При этом для некоторых разновидностей эллиптический вариант является единственно возможным. Такие предложения в силу специфичности ситуации, либо в силу экстремальных условий, в которых они употребляются и допустимы, по существу не предполагают отказа в формулируемой просьбе, побуждении, запрете. В то время как глагольные варианты (с меньшей силой волевого воздействия) могут допускать и реакцию адресата негативного плана – отказ выполнять предлагаемое ему действие. Эллиптические императивы, даже допускающие восстановление элиминированных членов, всегда отличаются экспрессией и отражают характер взаимоотношений коммуникантов.

Неприемлемость употребления эллиптических императивных предложений может быть обусловлена этикетными запретами и связана с иерархией отношений между собеседниками. Так, не следует употреблять эллиптические предложения императивной семантики лицам, психологически или социально стоящим ниже собеседника. Коммуникативный акт может быть дисбалансирован вследствие его ошибочной адресации. Адресанту необходимо правильно определять объекта своего высказывания – адресата. Коммуникативный акт может не состояться по причине дисбаланса между коммуникантами, если адресат не согласен принять его и не признает за адресантом полномочий произносить высказывания директивного типа. Таким образом, следует учитывать социальные роли говорящих и их психологические особенности, и, соответственно, уметь «просчитывать» реакцию адресата на эллиптическую форму императивной конструкции.

Третья глава «Косвенные языковые способы выражения побуждения и воздействия» посвящена исследованию понятия косвенный речевой акт (КРА), изучению косвенных эксплицитных и имплицитных способов выражения побуждения и воздействия.

Под КРА мы понимаем высказывание, реализующее побуждение, направленное адресантом к адресату, понятное им обоим. Неопределенности фактически не существует, но с точки зрения формы высказывания возможна множест­вен­ная интерпретация. Обращение к такой форме обусловлено экстралингвистическими факторами, например, требованием соблюдения принципа вежливости: т.е. формальная неопределенность, теоретическая возможность двойного прочтения, соглас­но общественной конвенции, считается более вежливой, чем прямое воздействие.

Интенциональное состояние адресан­та вполне определенно, но форма высказывания со­зна­тельно избирается такой, чтобы не сигнализировать адресату об истинном интенциональном состоянии ад­ресанта. Если в случае косвенного эксплицитного ПРА просьба остается просьбой (экспли­ци­ру­е­мые часто «условия успешности», по Дж. Серлю, сигнализируют именно о том, что это просьба – о способности адресата выполнить ее или о том, что адресант действительно заинтересован в том, о чем он косвенно просит, типа It’s so cold!, только форма высказывания взята не от просьбы, а от другого иллокутивного акта), то в случае косвенного имплицитного ПРА адресант как раз делает вид, что никакой просьбы нет. Поэтому можно сказать, что в последнем случае неопределенность присуща ин­тенциональному состоянию адресата и не присуща интен­циональному состоянию адресанта.

К косвенным эксплицитным ПРА мы относим:

1. Констативы, выраженные при помощи:

1) повествовательных предложений с глагольными предикатами: I’m sure with your help we could have gotten him to stay for dinner (Mitchell M.A. Sips of Blood). Следует различать следующие синтаксические модели коммуникативных повествовательных высказываний с глагольными предикатами:

а) в форме изъявительного наклонения:

  • настоящее неопределенное (Present Indefinite Tense) – Everyone stays in his place;
  • настоящее продолженное (Present Progressive Tense) – You are not going anywhere tonight;
  • будущее неопределенное (Future Indefinite Tense) – Tomorrow you will take the boy Isaak into the country;

б) в форме сослагательного наклонения: It is demanded that he should come at once; I order that they come before midday;

2) повествовательных предложений с модальными предикатами способны реализовать значения: 1) возможности (с модальными глаголами can, could, may, might) – You might start immediately; You can go alone; 2) долженствования (с модальными глаголами must, should, ought to, have to, be to, shall) – You must lie down and rest; 3) желательности – Will you please leave the room, Would you come and have tea with us;

3) оптативных повествовательных предложений, т.е. оптативных средств, таких как инфинитивные конструкции с глаголами, выражающими желание, волеизъявление (to want, to desire, to mean, to intend), эмоции (to like, to dislike, to love, to hate), которые используются для выражения побуждения, предложения, запрета: I want you to hear everything I say (Green G. The Quiet American).

Несомненный интерес представляют собой возможности реализации побудительной интенции и оптативной модальности средствами сослагательного наклонения. Говорящий подчеркивает необходимость и желательность выполнения действия различными способами (обороты If I were you…, You’d better, I wish you… и т.д.). В таких случаях ПРА может иметь формы суггестива, а именно: а) предупреждения: You’d better wait for the audience to disperse (Green G. The Comedians); б) приглашения: I wish you’d come in and take a look for yourself (Mitchell M.A. Sips of Blood); в) просьбы: I wish you’d persuade Uncle William to let me leave (Maugham W.S. Of Human Bandage); г) совета: If I were you I would ask at the embassy whether there has been any change (Green G. The Comedians).

Следует отметить, что формы ПРА сослагательного наклонения носят более вежливый характер, чем другие КРА, выраженные в повествовательных предложениях. Например, предложения с придаточными условия в значении сослагательного наклонения служат маркерами вежливости в любых коммуникативных контекстах. Наибольшее распространение эти формы имеют при выражении прескриптивного побуждения в официальной обстановке общения или в присутствии посторонних слушателей, при любых ролевых отношениях: If I may make a suggestion, perhaps we should bring the entertainment to a close now… (Green G. The Comedians).

2. Квеситивы, выраженные с помощью: а) общего вопроса: May I offer you a cocktail or a glass of sherry (Galsworthy J. The Silver Spoon); б) специального вопроса: And why the hell should I educate her; в) побудительного разделительного вопроса: Give me a hand, will you; г) местоименного вопроса: Why not tell me all that in the first place; д) косвенного вопроса: I wonder if you could possibly help me with these terms; е) императивных вопросительных фразеологизмов.

К косвенным имплицитным ПРА, на наш взгляд, относятся следующие понятия:

1. Намек (истинный и регулярный). Стратегия намека заключается в том, что производимый иллокутивный речевой акт предназначается для выполнения вспомогательной роли при осуществлении другого иллокутивного акта. Различают повествование-намек и вопрос-намек.

Повествование-намек выражает мотивацию для совершения некоторого действия и в силу принципа вежливости имплицирует его реализацию адресатом: It’s cold here Close the window. Повествование-намек может употребляться для выражения реквестива, когда говорящий предпочитает тактику намека прямому выражению просьбы. В зависимости от приоритетности / неприоритетности говорящего такие высказывания интерпретируются либо как прескриптивное, либо как реквестивное побуждение, например: I’m hungry Give me some food.

Вопрос-намек является имплицитной формой косвенного побуждения и не содержит упоминания о действии, желаемом для говорящего. Регулярной формой выражения просьбы служит  вопрос о наличии у адресата ресурсов для совершения желаемого или необходимого для говорящего действия, например: Наve you got light – Give me light, please.

Кроме того, различают истинный (сложный) и регулярный (продуктивный) намеки, которые представляют собой способы косвенной передачи информации и с формальной точки зрения основаны на усложнении описания информации языковыми формами. Однако истинный намек допускает вариативность реконструкции своего содержания в процессе угадывания, в основе которого лежат, в основном, нерегулярные правила вычисления смысла и использование знаний адресата о мире или конкретной проблемной ситуации, обсуждаемой в тексте; при этом непонимание намека не приводит к коммуникативной неудаче в понимании основной части текста. В свою очередь, регулярный (продуктивный) намек предполагает обязательную реконструкцию своего содержания по неполным данным, т.е. угадывание, в основе которого лежат относительно регулярные правила вычисления смысла и знания адресата о мире или конкретной проблемной ситуации, обсуждаемой в тексте, при этом непонимание намека может привести к коммуникативной неудаче (Баранов, А.Н. Что нас убеждает (Речевое воздействие и общественное сознание) [Текст] / А.Н. Баранов. М., 1990).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»