WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Во-вторых, по сходным причинам из числа анализируемых случаев были исключены регионы Центральной части России, чья специфичность связана с традиционно выраженной региональной идентификацией себя в качестве исторического ядра России. Кроме этого, особенности идентичности населения этой части российского пространства уже исследовалась в макротерриториальном охвате географическими методами53.

В-третьих, исключение из анализа южных территорий РФ обусловлено выраженным национальным колоритом данного макрорегиона и доминированием южной (северокавказской) идентичности у территорий в него входящих.

Уточнение типологического анализа региональной идентичности осуществлялось на примере Пермского края.

В качестве основного теоретического подхода работы используется методология социального конструктивизма, в который интегрируются некоторые положения политико-культурного подхода к анализу региональной идентичности. Социальный конструктивизм как способ анализа идентичности исходит из принципа конструирования реальности и предполагает анализ дискурсивной активности политических акторов, самоопределяющихся в культурном, экономическом, этническом и политическом пространстве региона. Данный подход имеет солидные теоретические традиции в исследованиях П. Бергера, Т. Лукмана, Ф. Барта, П. Бурдье, Б. Андерсона, К. Касториадиса54. Интеграция в конструктивизм элементов политико-культурного подхода связана с необходимостью усиления ценностной составляющей в региональной идентичности.

В исследовании использовались следующие конкретные методы сбора и обработки материала: анализ нормативных актов (в частности, региональных законов, стратегий регионального развития), дискурсивный анализ, мониторинг и контент-анализ материалов СМИ и интернет-ресурсов, теоретическое моделирование, кроссрегиональный сравнительный анализ, метод case-study.

Сюда же следует отнести метод, условно названный В.Каганским «профессионализированным путешествием». Суть его сводится к активному включенному динамическому наблюдению за региональной жизнью55. Предметом таких путешествий является культурный ландшафт, в котором акцентируются смысли и ценности региональной идентичности. Такое «путешествие», включающее визуальное наблюдение, сбор, изучение и экспресс-анализ местных масс-медиа (печатные и радиоэлектронные), литературы краеведческой и региональной, включая местную художественную, работу в краеведческих и иных музеях, касалось работы, прежде всего, в Пермском крае.

Эмпирическую базу исследования составляют несколько групп источников.

Во-первых, самым значимым источником стали материалы региональных СМИ, которые фактически формируют информационное пространство каждого региона, выполняя одновременно две взаимосвязанные функции. С одной стороны региональные СМИ являются прямым отражением развития регионального самосознания на конкретной территории, а, с другой стороны, они выступают важным механизмом формирования и влияния на развитие региональной самоидентичности. Это утверждение справедливо и по отношении к региональным Интернет-ресурсам, которые также активно использовались в исследовании. К ним относятся официальные сайты субъектов Российской Федерации, туристические Интернет-ресурсы регионов, историко-культурные порталы субъектов РФ.

Во-вторых, опубликованные выступления и интервью представителей политической и интеллектуальной элиты регионов, позволяющие выявить агентов конструирования и наиболее важные символические формы в конструировании региональной уникальности.

В-третьих, особую группу источников составили нормативно-правовые акты и региональные программы, так или иначе затрагивающие исследуемую проблему. Среди них особое внимание уделялось стратегиям развития регионов, положениям о развитии туризма, программам по повышению имиджевого капитала региона, направленных на формирование и поддержание региональных мифов. Кроме того, эта группа источников включает областные законы о региональной символике. С помощью данных источников можно выявить насколько активно региональные власти упорядочивают символическое пространство регионов и используют региональную мифологию для легитимации своего положения.

Четвертую группу входят результаты опросов общественного мнения ФОМ56, ВЦИОМ57, Среднерусского консалтингового Центра58, региональных социологических служб и других центров мониторинга общественного мнения, выясняющие степень значимости региональной идентификации для россиян и региональных сообществ.

Пятую группу источников составили различные путеводители и брошюры о регионах, а также исторические материалы: учебники и пособия по истории регионов. Анализировались и символические источники - региональные культурно-исторические и архитектурные символы, девизы, прозвища, официальная и неофициальная символика, сувенирная продукция и т.д.

Отдельно следует отметить, материалы региональных форумов и блогосферы. Это площадки по обсуждению вопросов региональной особенности, сформированные в Интернет пространстве, в частности в Живом журнале, которые объединяют пользователей из разных регионов59.

Научная новизна исследования заключается в том, что предложена авторская типология региональной идентичности в современной России и выявлены существующие корреляции между типом региональной идентичности и ключевыми характеристиками региона.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Специфика политологического анализа региональной идентичности проявляется в фокусировании внимания на процессе осознания региональной «самости». В центр проблемы поставлен вопрос определения «себя» и «другого», артикуляции смыслов, конструирующих самость.

2. Региональные идентичности связаны с выработкой и поддержанием коллективных смыслов, системообразующих и регулирующих групповое взаимодействие, поддерживающих символическое единство регионального сообщества, формируют его границы, отделяют от других сообществ. Они приобретают политическую сущность, когда становятся значимыми в жизни регионального сообщества, используются в качестве символического средства легитимирующего порядок внутри региона.

3. Методологической основой анализа региональной идентичности в современной России может стать синтез социального конструктивизма с элементами политико-культурного подхода. С данных позиций в анализ региональной идентичности, оказываются включены: осознание особости или уникальности регионального сообщества через анализ культурно-исторического контекста, в рамках которого проистекает жизнь сообщества; символические оформление этой особости через институционализацию региональной символики и мифологии; стратегии развития регионального пространства, т.е. практики активности политической и интеллектуальной элиты по проведению политического курса – политики идентичности, а также выработки ими региональных идеологий, определяющих программы развития сообщества и внешне ориентированное позиционирование особости через оформление четкого имиджа региона.

4. Региональная идентичность может быть определена как процесс интерпретации регионального своеобразия, через который региональная уникальность приобретает институционализированные черты в определенных символах и мифах сообщества. Сущность же региональной идентичности проявляется в процессе конструирования наиболее значимых для сообщества выразителей ее уникальности.

5. В структуре региональной идентичности выделяется два основных компонента: культурно-ценностный и стратегический. Культурный уровень связан с характеристикой устоявшихся черт региональной уникальности, ценностных особенностей сообщества. Появление стратегического уровня подразумевает сознательное использование данных особенностей элитами в практических целях, например, для повышения известности региона, мобилизации сообщества и пр. Данное расчленение на уровни во многом является аналитическим конструктом, поскольку в реальности оба этих компонента находятся в тесной связи друг с другом. Тем не менее, степень сознательности в практиках выработки самости и их направленность достаточно четко определяются при обращении к любому региону. Культурные характеристики сообщества связаны с объективными особенностями регионов, стратегические - с политикой идентичности.

6. Соотношение культурного и стратегического уровней в структуре региональной может являться критерием для выделения типов идентичности в российских регионах. В зависимости от присутствия/отсутствия в процессе конструирования региональной идентичности культурного и стратегического уровней региональная идентичность может быть: 1). региональная идентичность с сильным культурным ядром при отсутствии или слабом его стратегическом оформлении; 2). региональная идентичность с сильным культурным ядром при наличии ярко выраженного стратегического его выражения; 3). региональная идентичность со слабым ощущением культурного единства, но при активной имиджевой политике; 4). региональная идентичность, при которой отсутствует выраженное культурное единство ее стратегическое оформление.

7. В России наиболее распространенным типом региональной идентичности является вариант сильного внутреннего единства населения региона на основе культурно-ценностной идентификации и выраженного стратегического направления в политике идентичности элит. Второй, довольно распространенный, тип идентичности в практике российских регионов – это вариант сильного внутреннего единства населения на основе культурного самоощущения, но при отсутствии его политического оформления.

8. Не существует жесткой зависимости от тех или иных объективных особенностей региона и складывающимся типом региональной идентичности. Можно говорить лишь о выявленных закономерностях: тип региональной идентичности соотносится с экономическим развитием и территориальным расположением региона. Практика конструирования региональной идентичности зависит от дискурсивной активности агентов конструирования региональной идентичности (политической элиты, интеллигенции, СМИ и др.) и от таких характеристик как координация их действий и используемые ими стратегии.

9. Внешнее отношение к региону и сам характер федеративных отношений в стране является важным условием в изменении выработки уникальности в регионах с точки зрения его содержательного наполнения и используемых при этом механизмов. В настоящее время наблюдается преобладание рациональных моментов в процессе позиционирования регионов среди прочих перед федеральным Центром.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Результаты исследования могут быть использованы для дальнейшей разработки теоретических вопросов региональной идентичности. Материалы исследования могут быть использованы на уровне деятельности федеральных и региональных органов государственной власти при выработке управленческих решений, разработке федеральных и региональных стратегий развития регионов. Выводы и материалы исследования могут быть использованы при разработке учебных курсов «Политическая регионалистика», «Политическая социология», «Федерализм в современной России».

Апробация работы.

Основные положения и выводы диссертации изложены автором в докладах и выступлениях на научно-практических конференциях:

1. Всероссийская конференция «Политические процессы и локальные сообщества в малых городах России: современный этап развития» (Чусовой, Пермский край 8-9 сентября 2006 г.)

2. IV Всероссийский конгресс политологов (Москва 20-22 октября 2006 г.)

3. Международная конференция «Partnership and Cooperation beyond 2007» (Ekaterinburg, May 16 - 18, 2007 г.)

4. Всероссийская конференция «Политические и интеллектуальные сообщества в сравнительной перспективе» (Пермь 20-22 сентября 2007 г.)

5. Международная конференция «Трансформация политической системы России: проблемы и перспективы» (Москва, 22-23 ноября 2007 г.)

6. Всероссийская научная конференция, посвященной памяти профессора З.И.Фрайнбурга (Пермь, 13-14 ноября 2008 г.)

Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании ПФ ИФиП УрО РАН.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цель и задачи, характеризуется степень научной разработанности проблемы, излагается теоретико-методологическая база, обосновываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования.

В первой главе «Политологический анализ региональной идентичности: теоретико-методологические основания» определяется теоретическая модель исследования региональной идентичности в современной России.

В первом параграфе «Региональная идентичность как теоретическая проблема политической науки» раскрывается специфика политологического анализа региональной идентичности.

Краткий обзор развития концепта «идентичность» позволил выделить два смысла в понятии идентичность: «тождественность» и «самость». Применительно к политическим исследованиям идентичность долгое время оказывалась увязанной в простом отождествлении индивида (солидарности) с какой-либо группой, имеющей политические цели или борющейся за власть, и находившей конкретное проявление в акте голосования (партийная идентификация). Ограниченность такой интерпретации политической идентичности связана с ее определением через понятие «тождественности». На взгляд автора наиболее перспективный взгляд на идентичность – это ее концептуализация через понятие «самости», а не тождественности. Поскольку «самость» фиксирует не только оформление ассоциативных процессов, но одновременно и классифицирующих признаков, отделяющих «своих» от чужих» становится возможным рассматривать не только внутренние структурные элементы идентичности и внешние ее проявления, но также и поднять вопрос «а что такое не самость», «как она формируется», «что отличает нас от них».

Для определения критерия отделения политических идентичностей от неполитических используются теоретические наработки К.Шмитта, П.Бурдье, Ш.Муфф. Политические идентичности связаны с принадлежностью к определенной социально-политической общности (государству, нации и т.д.) и представляют собой практики выработки и поддержания коллективных смыслов, системообразующих и регулирующих групповое взаимодействие, поддерживающих символическое единство группы.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»