WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Особый интерес представляют работы, в которых изучается история отдельных университетских учреждений: кабинетов, музеев, кафедр, лабораторий и пр., а также исторические очерки, помещенные в путеводителях и каталогах ряда кабинетов и музеев10. Деятельности Казанского экономического общества, Общества естествоиспытателей, Общества археологии, истории и этнографии (ОАИЭ), Педагогического общества при Казанском университете, посвящены работы А. А. Штукенберга, Н. Ф. Катанова, Б. Ф. Адлера, А. А. Хабибуллина, Ф. Ф. Нуриевой, И. Б. Сидоровой, О. А. Хабриевой и других исследователей11. Авторы не могли обойти и вопроса о музейной деятельности этих обществ.

Значительный историографический интерес представляют труды, исследующие историю российских университетов, высшего образования и науки. Они не только позволяют получить исходные данные о развитии университетов, в том числе Казанского, но и определить отношение исследователей к проблеме взаимодействия университетской и музейной культур12.

История университетских музеев России в тесной связи с развитием науки, в их непосредственной зависимости от университетских уставов анализируется в трудах М. И. Бурлыкиной13. Среди них автор называет и музеи Казанского университета, особо подчеркнув значение музея Отечествоведения14. При этом музейная и университетская культура, как части единого просветительского пространства, не были в центре внимания исследователя. Бурлыкина не ставила перед собой и цели изучить сотрудничество университетов и музеев.

Рассмотрение выбранной темы невозможно без обращения к специальной музееведческой литературе, где истории музейного дела в России к настоящему времени посвящено уже большое количество работ15. За последние годы в отечественной историографии наметились определенные положительные тенденции и в исследовании музейного дела в регионах16. Однако авторы таких трудов не ставят перед собой задачи анализа проблемы культурного взаимодействия музеев и учебных и научных учреждений.

Исторически сложившийся регион – Поволжье и Приуралье – всегда привлекал внимание исследователей, но история культурной жизни этого края в целом и музейное дело в частности изучены фрагментарно. Различные аспекты культурной жизни региона и народной культуры рассмотрены в совместных монографиях С. М. Михайловой и О. Н. Коршуновой17. Значительный историографический интерес представляют труды, в которых отражена история музеев Поволжско-Приуральского региона: Уфимского губернского музея при статистическом комитете (работы Н.А Гурвича, А. А. Пекера, И. М. Минеевой и др.)18, вятских (А. А. Спицына, А. С. Лебедева, П. Н. Луппова, В. Валова, Н. Шабалиной, В. С. Жаравина, А. А. Хохлова и др.)19, пермских (И. Г. Остроумова, П. А. Голубева, Б. Вишневского, Е. Д. Харитоновой, С. В. Серовой и др.)20, самарских (Т. В. Крайновой, И. Н. Лазаревой и др.)21, симбирских (работы М. Х. Валкина, Л. П. Баюра, М. М. Савича, М. Р. Гисматуллина и др.)22 и других музеев23, созданных и развивавшихся в изучаемом регионе. В ряде из них отмечается вклад казанских ученых в краеведение и пополнение местных коллекций. В трудах Н. П. Загоскина, М. Г. Худякова, К. Р. Синицыной и др., написанных о Казанском городском музее, роль ученых в его истории подчеркивается особо24. В связи с ощутимой потребностью реконструировать процесс создания этого музея и формы взаимодействия с ним университетской профессуры, я посвятила этому ряд статей и три монографии. В ходе работы над ними выявилась недостаточность изучения исторического контекста и истории существования музеев в самом Казанском университете, что и послужило стимулом в проведении данного исследования.

Анализ литературы позволяет, таким образом, выявить те лакуны, которые имеются в настоящее время в изучении выбранной темы, и установить, что многие аспекты истории музеев региона, их роли в культурной жизни, сотрудничества с другими ее элементами остаются неисследованными. Как правило, история университета и история музеев региона изучались исследователями отдельно друг от друга.

Вторая глава посвящена рассмотрению университета как музейной среды. В течение изучаемого времени в Казани происходило становление и развитие университетской науки, складывалась материальная база для исследований, шла интеграция в общемировой научный процесс. Здесь формировались свои научные школы и направления как в области гуманитарных наук (история, литература, лингвистика, филология, философия, правоведение), так и математики, физики, астрономии, химии, геологии, биологии, медицины и т. д. Органичной частью этой эволюции стали учебно-вспомогательные учреждения, созданные здесь так же, как в каждом российском университете.

Возникшие в конце XVIII – начале XIX вв. в учебных заведениях региона и в Казанском университете учебно-вспомогательные учреждения в большинстве своем назывались кабинетами. Поэтому потребовалось рассмотрение терминологических особенностей и соотношения понятий «кабинет» и «музей (музеум)», что позволило сделать вывод о том, что в XVIII и XIX веках большинство кабинетов учебных заведений региона одновременно собирали те или иные научные коллекции, описывали и изучали их, выставляли на всеобщее обозрение и, таким образом, выполняя музейные функции, представляли собой музеи.

Учебно-вспомогательные учреждения университета можно отнести к музеям именно с точки зрения выполнения ими наряду с непосредственными научными и учебными задачами музейных функций. Музеи становятся обязательным компонентом университетского образа жизни и пространства, частью университетской культуры, формирование которой само по себе предполагало для университетских деятелей вступление на коллекционерскую и музейную стезю. Собирательство для профессоров К. Ф. Фукса, Э. И. Эйхвальда, Э. А. Эверсмана, Х. Д. Френа, Ф. И. Эрдмана, П. Л. Корнух-Троцкого, П. И. Вагнера и многих других ученых было органической частью их научной, педагогической и общественной деятельности. Эта благородная стезя привела многих из них в музейное дело и способствовала тому, что в Казани в университетской среде рождались крупные музейные собрания.

Во второй же половине XIX – начале ХХ вв. в Казанском университете формируется уже целая плеяда ученых, которые наряду с активной деятельностью внутри университета вышли на музейное поприще городского и регионального уровня. Среди них – В. М. Флоринский, Н. П. Загоскин, А. А. Штукенберг, Н. Ф. Высоцкий, М. Д. Рузский, Н. М. Покровский, Д. А. Корсаков, Б. Ф. Адлер, А. М. Миронов, А. А. Остроумов и многие другие. Особое следует подчеркнуть многогранную деятельность профессора Н. Ф. Катанова, соединившего в себе черты профессионального ученого-коллекционера и музейщика, для которого музейная работа стала частью не только профессиональной деятельности, но и всей жизни.

Благодаря собирательской деятельности ученых Казанского университета в его музеях со всего света были собраны уникальные и разноплановые коллекции, которые вводились в научный оборот и орбиту педагогической деятельности музеев и кабинетов. Становление коллекций носило не только научный характер, что выражалось в концепции и методах комплектования собраний, но и учебный, что зависело от структуры преподаваемого курса. Их экспонирование также было подчинено учебным и научным целям. Создание и деятельность музеев были прямо подчинены образовательному процессу, регулировавшемуся университетскими уставами, включавшему достаточно много учебных дисциплин – музеи стали неотъемлемой основой университетского образования.

Университетские музеи являлись местом приобщения студентов к серьезным научным исследованиям. В стенах университета у них благодаря работе в музеях формировалась культура коллекционирования, ставшая для них обязательной частью научно-исследовательской деятельности. Немало студентов приходило в музеи, кабинеты, лаборатории и обсерватории в качестве хранителей, ассистентов, прозекторов и т. д. Школу работы в музеях в разные годы прошли многие будущие ученые – студенты Казанского университета: В. Тимьянский, Ф. Флавицкий, Н. Головкинский, Д. Корсаков, Н. Булич, П. Кротов, М. Рузский, Б. Кротов и многие другие. Их путь в науку, как для большинства активных, инициативных студентов, лежал через музейную школу, пройденную в кабинетах и музеях университета. Другие же – а их большинство – несли полученные в музеях умения, знания и свое сформировавшееся миропонимание в жизнь, туда, куда получали назначение, и уже на местах их применяли, занимаясь коллекционированием, создавая свои музеи, формируя это миропонимание у окружающих. В связи с этим возрастало значение университетских кабинетов и музеев в деле обучения студенчества.

Третья глава «Музей в структуре университета» посвящена выявлению особенностей университетских музеев как особых институций, создаваемых внутри университетского пространства, и поэтому несущих в себе особые алгоритмы именно научных и образовательных учреждений, оставаясь при этом музеями.

Университетские музеи – своеобразное явление в культурной жизни любой страны. Организуемые для учебных и научных целей, они, как правило, становятся средоточием музейной жизни данного региона, поскольку зачастую являются здесь единственными собирателями и хранителями историко-культурного наследия, активно способствуют развитию краеведения и просветительства. Специфика музеев Казанского университета, их отличие от других музеев региона изучаемого времени (учебных музеев гимназий и училищ, губернских, городских, педагогических, кустарных и пр.) заключается, прежде всего, в их универсальности. Являясь частью университетского бытия, музеи были подчинены университетской концепции, предполагавшей именно универсальность знания. Отсюда – количественный состав музеев, их качественные и содержательные характеристики. Нигде в регионе не было в одном учреждении такого количества и разнообразия музеев, как в Казанском университете. Все разнообразие преподаваемых в университете научных дисциплин нашло в них отражение, а такие музеи, как химический, технологический, зоотомический и ряд других, были единственными в регионе.

В связи с такими внешними и внутренними факторами в истории музеев Казанского университета можно выделить следующие периоды.

Первый – 1804-1834 годы – можно назвать начальным, когда происходило становление университетских музеев. В течение этого времени произошло их рождение на основе кабинетов Казанской гимназии, начиналось постепенное формирование коллекций библиотеки, физического и натурального кабинетов, были приобретены первые предметы для анатомического театра, химической лаборатории, создана астрономическая обсерватория, осуществлены первые посадки в ботаническом саду. К концу данного периода кабинеты и музеи создали основы своих коллекций, произошла специализация собраний натурального кабинета, выделение из его состава кабинетов зоологического, ботанического, минералогического.

Второй – 1835-1855 годы – период расцвета университетских музеев. Развивались анатомический театр и кабинет сравнительной анатомии, шел процесс специализации кабинетов в естественнонаучном направлении: появление новых лабораторий, создание технологического кабинета. Происходило становление и развитие музеев гуманитарного цикла (минц-кабинета, музея редкостей). Их росту способствовало учреждение «восточного разряда».

В эти годы существенно расширились занимаемые учебно-вспомогательными учреждениями площади. К концу 1830-х годов во дворе университета были построены специальные здания астрономической обсерватории, анатомического театра, библиотеки, физического кабинета и химической лаборатории, типографии, позже – клиники. Завершились работы по разведению ботанического сада как части ботанического кабинета. Происходят качественные изменения в содержательной стороне музейных коллекций: расширяется их тематика, настойчиво ставится вопрос о необходимости сбора краеведческих материалов. Это время характеризуется ярко выраженной просветительской направленностью университетских музеев. Открытость перед широкой публикой, значительный наплыв посетителей в праздничные и выходные дни, постоянные публикации в местной прессе – все это свидетельствует о расцвете музейной деятельности университета. Музеи стали неотъемлемой частью культурной жизни Казани и региона.

Третий – 1856-1885 годы – период дальнейшего их развития. В это время пришлось развивать музейное дело, несмотря на утрату значительной части коллекций. После 1854 года минц-кабинет и университетская библиотека существенно пострадали, так как в связи с переводом «восточного разряда» в Санкт-Петербург были увезены значительные коллекции восточных монет и рукописей. Поэтому начало нового периода в истории местных музеев стало вехой, когда университету пришлось практически заново начинать формирование восточных коллекций. В истории кабинетов и музеев, чьи собрания уменьшились в своем количестве в результате вышеуказанных событий, происходит активизация собирательской работы. Такая живучесть идеи собирания именно восточных предметов была проявлением общей устремленности Казанского университета к изучению Востока.

Изменения коснулись и минералогического кабинета, что было связано с деятельностью его заведующего П. И. Вагнера, предпринявшего в эти годы акцию передачи дублетных экземпляров минералов университетского собрания в гимназии Казанского учебного округа. Минералогический кабинет потерял свои коллекции еще и потому, что из него выделились и были созданы новые – геологический и палеонтологический, географический кабинеты. В связи с этим во всех кабинетах активизировалась собирательская работа.

Дальнейшее развитие музеев университета выразилось и в том, что они активно стали пополняться коллекциями, тесно связанными с производством – мануфактурным и фабричным. Именно в это время произошло действительное становление технологического кабинета, который и собирал подобные коллекции.

Процессы, происходившие в Казани, были схожи с явлениями общероссийскими. Во всех университетах империи в данный период наблюдается рост числа учебно-вспомогательных учреждений, что отразилось в университетском уставе 1863 года. Многие из них в Казанском университете были созданы в конце указанного периода.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»