WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

Основные положения, выносимые на защиту.

Впервые в отечественной историографии рассматривается проблема культурного взаимодействия таких социальных институтов, как Университет и Музей, что позволяет расширить понимание их роли в социокультурном пространстве одного из крупных российских регионов.

1. Учреждение университета в Казани стало решающим для развития здесь музейного дела. Конечно, первые коллекции в регионе возникли в виде частных собраний или кабинетов в учебных заведениях еще в XVIII веке, поэтому вряд ли правомерно утверждать, что музей стал детищем университета. К тому же губернские публичные музеи создавались по инициативе и усилиями местной интеллигенции и общественных деятелей без непосредственного участия казанской профессуры. А вот сам университет не мог развиваться без комплекса учебно-вспомогательных учреждений, необходимых ему в педагогической и научной деятельности. Наука требовала создания материальной базы для исследований. Образовательному процессу нужны были наглядные материалы. Поэтому формировавшиеся при научных кабинетах коллекции комплектовались исходя из нужд университетского курса.

2. Создание университетских коллекций стало результатом кропотливого труда и затрат многих поколений университетских ученых, которые со всего мира привозили в Казань и выписывали зоологические, ботанические, минералогические, этнографические и другие экспонаты, тем самым аккумулируя в стенах университета значительное число предметов общемирового культурного значения. Они не были носителями памяти только об «окружающей среде». Поскольку университет претендовал на глобальное универсальное знание, его музейные коллекции охватывали широкий спектр культурных и научных явлений, из которых складывалась картина мира.

Вместе с тем университеты имели научную специфику, зачастую обусловленную местом расположения. Казанский находился на восточной окраине европейского университетского пространства, и это провоцировало интерес его корпорации к этнографии, языкам, истории восточных и местных народов. Соответственно развитие востоковедения потребовало создания коллекций рукописей, монет, этнографических предметов. Уже в первой половине XIX века они стали богатейшими музейными собраниями. К сожалению, в 1850-е годы они почти в полном составе были переданы в Санкт-Петербург. В дальнейшем краеведческие материалы интересовали университетских ученых уже с точки зрения исследования региональной истории. Другое дело, что для изучаемого периода «региональная» история охватывала не только Поволжье и Приуралье, но и всю азиатскую часть России. В соответствии с этими интересами происходило формирование таких собраний, как коллекция музея Отечествоведения. Комплектование происходило при непосредственной поддержке местной интеллигенции, которая вовлекалась в собирательскую работу. Таким образом, музейное строительство становилось гражданской инициативой.

В исследуемый период в университетских музеях Казани были собраны богатые краеведческие коллекции, позволяющие получать новые знания о местной природе, истории и культуре.

3. Университет не только стимулировал создание музеев, но и способствовал формированию музейной культуры. Здесь ученые обретали опыт работы с коллекциями, познания уникальности экспонатов и эстетики их экспонирования. Это способствовало утверждению в среде местных интеллектуалов представления об аутентичности артефактов культуры. В Казани музейные коллекции и экспозиции создавались как собрания подлинных вещей, не допускался «обман посетителей» даже ради просветительских целей. Там, где музей не испытывал столь сильной поддержки ученых, они могли формироваться как копийные коллекции.

Постепенно университетские музеи становились научными учреждениями с собственными задачами. Их сотрудниками и наиболее частыми посетителями были студенты, которые разъезжаясь по разным уголкам страны, способствовали созданию новых учебных и краеведческих музеев, то есть распространяли воспринятую ими музейную культуру. Частным собирателям и создателям общественных коллекций региона университетские музеи давали примеры научной систематизации и каталогизации, описания музейных предметов. Школьники и горожане также получали возможность приобщения к «высокой» образцовой культуре.

4. Взаимодействие университета и музеев способствовало превращению Казани в один из важных музейных и научных центров страны. Детищем университетской корпорации стал городской музей – крупнейший региональный музей не только Поволжья и Приуралья, но и России в целом, как по количеству, так и по составу своих коллекций. Этому способствовала деятельность ученых Казанского университета, которые его создавали, помогали в пополнении музейного собрания, описании музейных предметов, их атрибуции, систематизации и классификации. Заложенные основы тесного сотрудничества университета и музея, выражавшиеся в постоянной «духовной благотворительности» профессуры и расширении ее просветительской деятельности, научного влияния на многие сферы музейной жизни, здесь стали наиболее результативными.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав и заключения, списка использованных источников и литературы. Также представлены краткие терминологический словарь и именной указатель.

Основное содержание работы.

Во введении дано обоснование выбора темы, ее актуальности, определены объект и предмет, цели и задачи, приведены методологические основы, подчеркнута научная новизна и практическая значимость работы. Аргументирована структура исследования.

В первой главе приводится обзор источников и исследовательской литературы.

Источниковый комплекс исследования обширен и разнообразен. Критерием для отбора источников стали поставленные исследовательские задачи. Весь комплекс выявленных источников можно разделить на следующие группы: письменные и вещественные, опубликованные и неопубликованные.

Основу письменных материалов составили документы, хранящиеся в центральных (Москвы и Санкт-Петербурга) и местных (прежде всего Казани, а также других городов Поволжья и Приуралья) архивах, книгохранилищах и музеях.

Архив Казанского университета в своей основной части сохранился и несомненно является важнейшим источниковым базисом для изучения различных сторон его истории. Источниковый комплекс, содержащийся в Национальном архиве Республики Татарстан (НА РТ) в фонде университета (№ 977, описи «Совет», факультетские описи) и в фонде попечителя Казанского учебного округа (№ 92), особенно обширен. Здесь можно выделить документы делопроизводства (материалы деловой переписки, отчетная документация, протоколы), нормативного характера (уставы, положения, инструкции и пр.) и т. п. Они позволяют реконструировать участие университетских ученых в культурной жизни региона, проследить влияние университета на многие ее стороны, конкретизировать многочисленные факты деловых контактов университетской корпорации с музеями и т. д.

Сохранился и архив Казанского городского научно-промышленного музея, большая часть его находится в НА РТ (фонд 780), в научном архиве и фондах Национального музея Республики Татарстан. Он также отличается полнотой. В нем представлены документы по всему изучаемому периоду истории этого музея.

Среди письменных источников немалое место занимают опубликованные материалы. Значительный их объем был использован. Это – периодические издания университета, научных обществ и музеев региона, каталоги и указатели коллекций, путеводители и адресные книжки, научные труды ученых, их мемуары и воспоминания студентов и др. Ценным источником являются газеты и журналы, выходившие в Казани, в губернских городах Поволжья и Приуралья, а также в Москве и Санкт-Петербурге. С точки зрения рассматриваемой темы, разделение источников на архивные и опубликованные не имеет ценностной окраски. Рукописный оригинал части опубликованных материалов хранится в архиве. В таких случаях предпочтение отдавалось изданной версии документа. Для анализа текстуальных материалов использовались методы параллельного анализа, реконструкции, исторического описания и другие.

Музеи – хранилища самых разных источников. Исследование позволяет ввести их в научный оборот. Музейные предметы и целые коллекции редко становятся источниками для научных исследований историков. Специфика же вещественным источников может быть представлена с точки зрения не только музейного, но и общекультурного значения, позволяющего определить уровень развития культурных коммуникаций, которые наиболее ярко можно выявить через музейные предметы. Они свою, иногда очень сложную историю, и исследование позволяет рассматривать их не только с музееведческой, но и с источниковой стороны. Сохранившиеся в фондах музеев (Казанского университета, Национального музея РТ, других музеев Казани и Поволжско-Приуральского региона) подлинные музейные предметы, которые входили в состав собраний музеев изучаемого нами периода, являются значимым и специфическим источником. Эта специфика предстает здесь как своеобразный информационный потенциал отдельного предмета или целой коллекции, позволяющий получить знания об особенностях отношения к предметному миру, определить роль отдельных людей и их взгляды на собирание памятников природы, истории и культуры, выявить особенности поиска и отбора экспонатов, осветить сведения о жизни и деятельности, научных и художественных пристрастиях собирателей и хранителей и т. д.

Методика работы с ними как с историческим источником наряду со специфическими музейными, а также со свойственными профильным наукам методами (нумизматические, этнографические, археологические, искусствоведческие, минералогические, зоологические и т. д.) предполагает и собственно исторические подходы, что позволяет музейным вещественным материалам существенно дополнить данные письменных источников.

Аналитический обзор источникового комплекса убеждает в том, что музей формировался и жил как синкретическое образование, как таковой он производил не только письменные, но и визуальные тексты культуры. Образующие его коллекции входят в сферу дисциплинарного интереса археологов, этнографов, искусствоведов, географов, литературоведов, историков и др. В данной работе они использованы не в качестве иллюстрации, а единого нарратива, повествующего о жизни музея.

Источники и примененные методы исторического анализа позволяют достаточно полно раскрыть тему и решить поставленные исследовательские задачи.

При рассмотрении степени изученности темы в исследовании сделан вывод о том, что вопрос о культурном взаимодействии таких общественных институтов как Университет и Музей в литературе специально не изучался. Однако отдельные аспекты этой проблемы находили отражение в историографии. Междисциплинарность выбранной темы диктует необходимость определения степени ее изученности обращением к разным отраслям гуманитарного знания: истории (в том числе истории культуры, науки, университетов), исторического регионоведения, музееведения, истории музейного дела и т. д.

В первую очередь выявлялась степень изученности самого университета. Исследователи (в большинстве своем ученые Казанского университета) рассматривали историю своего учебного заведения с различных сторон, выясняли его роль в системе науки, образования, культуры, развитии политических и общественных движений. Побудительным импульсом для такого изучения зачастую служили юбилейные даты, связанные с его основанием.

Несомненную ценность для темы нашего исследования представляют работы Н. П. Загоскина, подготовленные к столетию университета, в которых он, так или иначе, затрагивает проблемы, связанные с историей университета, его учреждений, взаимосвязями с обществом и т. д. 3 Заслуга ученого заключается в том, что он подчеркивает значение, которое имело это учебное учреждение в развитии культуры региона, в просвещении широких слоев населения. Не обошел он своим вниманием и университетские музеи4. Повествование Загоскина касается, к сожалению, только начального этапа их истории. Мы не найдем в его работах и глав, посвященных опыту взаимодействия Казанского университета и музеев региона.

Авторы изданий, выпущенных к следующим юбилеям, рассматривая многие аспекты университетской жизни, не могли обойти стороной и вопросы, связанные со становлением и развитием университетских музеев, научных обществ, просветительской деятельности университетского сообщества и в целом влияния его на общественную жизнь5.

Коллективная монография «История Казанского университета», изданная в 2004 году под редакцией профессора И. П. Ермолаева, является новой вехой в историографии этого учебного заведения. Привлекая широкий круг ранее неопубликованных источников, авторы стремились «на современном уровне осмыслить становление и развитие Казанского университета как учебного и научного заведения в контексте общероссийской истории» с момента его основания и до сегодняшних дней6. В основу предложенной новой периодизации истории вуза они положили внутреннюю жизнь университета в ее связи с общегражданской историей, при этом в дореволюционный период гранью между этапами развития университета, по мнению авторов, стали университетские уставы7. В своем труде, где рассмотрены многие аспекты университетской жизни, они не могли обойти стороной и вопросы, связанные со становлением и развитием университетских музеев, научных обществ, просветительской деятельности университетского сообщества и в целом влияния его на общественную жизнь.

Тесную связь кабинетов и музеев университета с практикой публичных лекций раскрывает в своей монографии Л. П. Бурмистрова8. Культурной истории университетского сообщества посвятили монографию, изданную в 2005 году, Е. А. Вишленкова, С. Ю. Малышева и А. А. Сальникова. В данном исследовании, созданном на основе большого количества источников, содержится много интересных и впервые вводимых в научный оборот фактов. Немало внимания уделено музеям, которые рассматриваются как важный элемент университетского культурного пространства9.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»