WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Несколько иную территориальную организацию имеет водный туризм. Тяготение к периферии и границам территориальных социально-экономических систем (ТСЭС) для данного вида выражено не столь ярко. Сеть маршрутов повторяет географию водной сети. Пункты входа на маршруты приближены к границам ТСЭС, пункты выхода приурочены к центрам территориальных социально-экономических микросистем. Примерами могут служить маршруты по р. Вишере начальный пункт – урочище 71-й квартал находится на северо-восточной периферии Пермского края; конечный пункт – г. Красновишерск – центр ТСЭМС. В структуре активных маршрутов исследуемой территории преобладают два основных вида маршрутов: водные, пешеходные и их комбинации.

Обобщение материалов позволяет заключить: в территориальной организации активных туристских маршрутов ведущими факторами являются избирательность к природным ресурсам и тяготение к периферийным частям территориальных социально-экономических систем. Межрегиональные туристские маршруты, функционирующие на периферии регионов, объединяют их в единое туристское пространство.

4. Пространственное совпадение системы охраняемых природных территорий (ОПТ) и сети активных туристских маршрутов приводят к появлению противоречий между охраной природы и организацией активного туризма, перспективным выходом из которых может являться функциональное зонирование ОПТ. В географической литературе последних десятилетий большое количество работ посвящено проблеме сосуществования системы охраняемых природных территорий и туризма. Полемика разворачивается вокруг возможности организации туристской и рекреационной деятельности на охраняемых природных территориях. Процесс вовлечения в туристское использование затрагивает сегодня все виды ОПТ. Туристская и рекреационная деятельность организуется не только в национальных и природных парках, где является одной из задач, но и в заповедниках и заказниках, т.е. в таких ОПТ, где запрещена существующим законодательством в области охраны природы. Этот процесс затрагивает практически все заповедники.

В настоящее время существует большое количество видов туризма, так или иначе связанных с путешествиями в природе: «экологический», «зеленый», «природно-ориентированный», «мягкий», «экологически и социально ответственный», «приключенческий» «активный» и др. Каждый из них имеет свою специфику, но все их объединяют направленность к природной нетронутой или слабоизмененной среде и маршрутный характер.

В пространственном отношении сложившаяся сеть туристских маршрутов и система охраняемых природных территорий близко совпадают. Особенно это проявляется на больших по площади ОПТ, таких как заповедники, заказники, национальные и природные парки. Если в национальных парках организация туристской деятельности является одной из задач, то в заповедниках она законодательно запрещена.

Одной из причин столь тесного существования сетей ОПТ и маршрутов является то, что требования, предъявляемые ими к природной среде, во многом схожи. Заповедники создавались на основе ландшафтно-географического принципа на наименее нарушенных землях. Уже в начальный период организации заповедников не раз возникали трудности с отводом для них больших территорий. Как правило, их выделяли в слабо обжитых местах. Для исследуемых регионов все существующие заповедники расположены на периферии в пределах Уральского хребта. Сеть туристских маршрутов также тяготеет к местам слабо обжитым и наименее хозяйственно освоенным. Такие территории располагаются в периферийных районах территориальных социально-экономических систем. Сеть активных туристских маршрутов тяготеет к границам рассматриваемых регионов и особенно к естественному рубежу – Уральским горам. Распространение маршрутов имеет дискретный характер.

Другой причиной является то, что туристская сеть на территориях была сформирована задолго до закрепления за ними статуса заповедных. Так, маршруты, проходящие по территории Вишерского государственного заповедника (Пермский край), известны с тридцатых годов прошлого века. Именно тогда они были впервые описаны в туристской литературе. Заповедник же был организован в 1991 г. Следовательно, туристская специализация данной территории имела более длительный период. До сих пор не преодолена инерция людей, считающих этот район в первую очередь туристским. По территории заповедника «Басеги», организованного в 1982 г., проходил всесоюзный туристский лыжный маршрут. В Южно-Уральском заповеднике маршруты на хр. Ямантау, через хр. Нары, через хр. Зигальга (на г. Б. Шелом) и другие описаны в путеводителях 30 – 40-х гг. XX в., хотя заповедник постоянно существует с 1958 г.

На исследуемой территории расположено 8 государственных заповедников, в каждом из них существуют туристские маршруты, которые эпизодически или регулярно посещаются туристами. В этой ситуации столкновение интересов неизбежно. Вывод маршрутов в национальные и природные парки как специальные учреждения является желательным, но на современном этапе неосуществимым, так как в России нет их достаточного количества. В пределах исследуемых регионов Урала создано 4 национальных и 6 природных парков.

Почти все национальные парки созданы на территориях с существующей сетью туристских маршрутов. Следовательно, как организации, созданные на принципах частичного самообеспечения, они имеют преимущество в привлечении туристов и экскурсантов перед национальными и природными парками, где сеть маршрутов не сложилась. В национальных парках «Таганай», «Зюраткуль», «Башкирия» основные силы организаторов должны быть направлены не на создание новых маршрутов, а на обустройство и продвижение уже существующих. Исключение составляет национальный парк «Припышминские боры», который расположен на юго-востоке Свердловской области. В нем сеть маршрутов не сложилась и ее необходимо создавать.

На основании проведенного сравнительного исследования приходим к выводу: существующая система охраняемых природных территорий близко совпадает с сетью туристских маршрутов. Причем маршруты функционируют не только в национальных парках, но и в заповедниках, хотя законодательно этот вид деятельности в них запрещен. Следовательно, налицо противоречие между системой охраны природы и туристской системой. Для его преодоления необходимо предусмотреть систему зонирования особо охраняемых территорий, в рамках которой выделить зоны особого покоя, резервные зоны и в периферийных частях – коридоры для туристских маршрутов. При этом рекомендуется осуществлять мониторинг сложившейся нагрузки с учетом допустимого оптимума.

5. Маршрутный принцип территориальной организации активного туризма позволяет выделить объективно сложившиеся туристские районы и выявить особенности их структуры. Специфика исследуемого активного туризма состоит в его маршрутном характере. Рассматривая сеть туристских маршрутов необходимо отметить, что именно такой ее рисунок напрямую зависит не только от природных факторов. Пункты входа и выхода на маршруты тесно связаны с транспортной сетью. Как правило, все маршруты начинаются и заканчиваются в местах, где транспортные пути подходят наиболее близко к интересующим туристов природным объектам. С изменением транспортной доступности того или иного места, изменяется и сеть маршрутов.

Сеть маршрутов и транспортные коммуникации образуют единую систему. Особая роль в ней принадлежит населенным пунктам, которые являются распределителями туристских потоков по маршрутам. Центры разных иерархических уровней будут выполнять разные функции. Основную роль распределителя туристских потоков по маршрутам выполняют центры территориальных социально-экономических микросистем. Они вместе с маршрутами образуют туристские системы микроуровня. Крупные центры (областные, краевые) выполняют функцию распределения туристских потоков по направлениям и создают туристские системы более высокого – мезоуровня. Существование межсистемных связей между центрами микро- и мезосистем позволяет говорить о формировании системы более высокого ранга – макросистемы.

Поскольку активный туризм является природно-ориентированным, физико-географическое районирование будет являться основным для понимания большинства туристских процессов, для практических целей туристского районирования следует исходить из современной сетки социально-экономического деления территории. В качестве основных принципов районирования для активного туризма необходимо выделить следующие:

  1. целостность туристского района;
  2. завершенность системы туристских маршрутов;
  3. тяготение к ядрам (ядрами выступают центры-распределители туристских потоков по направлениям и маршрутам);
  4. иерархичность туристских территорий.

Районирование необходимо выполнять с учетом результатов физико-географического и социально-экономического районирования.

В качестве основного при выполнении туристского районирования принят метод выявления районов и их границ с использованием геоинформационных систем (ГИС). Основу созданной ГИС составляют картографические и атрибутивные базы данных. Картографическая база данных объекта исследований состоит из следующих цифровых слоев:

  • маршрутов активного туризма Урала (слой 1);
  • физико-географического районирования Урала (слой 2);
  • пространственных связей пунктов входа (выхода) на маршрут и центров-распределителей туристских потоков по маршрутам (связи I порядка) (слой 3);
  • пространственных связей I порядка и центров-распределителей туристских потоков по направлениям (связи II порядка) (слой 4);
  • административного устройства Урала (слой 5).

Работа выполнена с помощью программы ArcView GIS версии 3.2а. На первом этапе на картографическую основу были нанесены маршруты активного туризма. Для слоя 1 – «Маршруты активного туризма Урала» создана атрибутивная таблица, содержащая данные о названии и местоположении маршрута, пунктах входа и выхода, протяженности (км), продолжительности (дни), транспортной доступности (км, час).

Слой 2 – «Физико-географические провинции Уральской горной страны» составлен на основе физико-географического районирования Урала по А.А. Макуниной (1974).

Анализ информации двух слоев позволяет выделить на исследуемой территории три меридиональные зоны: Предуральскую, Уральскую и Зауральскую. Предуральская и Зауральская зоны относятся к территориям, на которых активный туризм получил незначительное развитие. В их пределах выделены единичные маршруты. Основная часть активных туристских маршрутов проходит в пределах Уральской зоны.

Слой 3 – «Пространственные связи с центрами-распределителями туристских потоков по маршрутам». Связи I порядка и точки входа (выхода) на маршрут выполнены прямыми линиями без учета транспортной сети, существующей на территории. Центрами-распределителями туристских потоков выступают населенные пункты, имеющие прямую доступность пунктов входа (выхода) на маршруты. Подобное представление наглядно показывает организацию пространства туристского района. Кроме центров, связывающих маршруты между собой, особую роль в объединении районов играют региональные центры (Пермь, Уфа, Челябинск). Они выполняют функцию распределения туристских потоков по направлениям.

Рис. 2. Туристское районирование регионов Урала

Так, для прохождения водного маршрута по р. Вишере пермякам необходимо добраться до районного центра – г. Красновишерск и только после этого добраться до одного из пунктов начала маршрута – урочища 71-й квартал, поселков Велс, Вая, Сыпучи, Вишерогорск. Для прохождения маршрута по Конжаковскому и Косьвинскому камням жителям Екатеринбурга, Перми необходимо добраться до г. Карпинск. На слое 4 – «Пространственные связи с центрами-распределителями туристских потоков по направлениям» связи II порядка выполнены прямыми линиями без учета транспортной сети.

Нанесение на карту связей I и II порядка позволяет выделить территориальную организацию туристских систем и подойти к вопросу о проведении границ выделенных районов. При проведении границ учитывался фактор тяготения к распределительным центрам. Границы между районами проведены с учетом административных границ и естественных рубежей. Фактор существования границы между регионами не учитывался вследствие предположения, что туристские процессы, проходящие на периферии, объединяют регионы в единое туристское пространство. Наиболее тесные связи обнаруживают соседние Свердловская область и Пермский край, а также Челябинская область и Республика Башкортостан. Туристские районы, складывающиеся на территории этих субъектов, могут быть объединены в туристские области (рис.2).

Выделено три туристские области: Северо-, Средне- и Южно-Уральская. В их состав входят пять туристских районов: Вишерско-Лозьвинский, Конжаковско-Чусовской, Сылвенско-Иренский, Таганайско-Юрюзаньский, Симско-Агидельский. Выделенные районы являются наиболее перспективными, с точки зрения организации активного туризма. Все они располагаются на территории двух и более субъектов и образуют единое туристское пространство. Этот теоретический вывод имеет важное прикладное значение, которое состоит в том, что для комплексного развития этих территорий должны приниматься межрегиональные программы с участием всех соседствующих сторон. Только при условии комплексного межрегионального подхода сможет быть достигнут новый качественный уровень развития туристских районов. Предложенная сетка туристских районов может использоваться в практических целях как инструмент территориального планирования и управления туристской системой региона.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»