WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Религия и мифология рассматриваются в фольклористике как явления одной системы. В мифологии и фольклоре есть одна общая важная черта – через мифологический или фольклорный образ передается глубокий мировоззренческий смысл и важная информация культурно-бытийного свойства. Народный миф и фольклор в равной степени мы можем называть «культурным кодом» народа. Можно заметить, что центральные образы поэмы (Хосров, Ширин, Шируя, Фархад и др.) ведут свое начало от неких мифологем древности – образов добра и зла, света и тьмы и т.д., но облаченные народом в живые человеческие формы и литературно обработанные поэтом. Ведь человеку трудно рассуждать абстракциями, ему нужно конкретное воплощение этих отвлеченных понятий (например, добра и зла) на примере человеческих образов.

С точки зрения религиозной жизни, как Иран, так и Золотая Орда были государствами многонациональными и многоконфессиональными – здесь всегда между представителями различных культур отмечалось согласие и взаимоуважение. Это чувствуется и в произведении Кутба – мы видим и традиционные древнеиранские зороастрийские традиции, веру тюрко-татар в Великого Тенгре, присутствие духа исламской культуры, элементы христианской культуры.

Следы зороастрийской культуры весьма заметны в исследуемой поэме. Учитель Хосрова – великий Бозорг Омид – зороастрийский жрец, выступает в произведении как источник всех знаний в мире. Главный герой Хосров научился многому именно у него.

Часто поэт сравнивает людей с иранскими мифологическими персонажами – крылатыми ангелами пери (перс. pr, букв. крылатый), когда необходимо показывать удивительные качества своих героев – красоту, быстроту, ловкость, незаметность и т.д. Кроме пери в поэме упоминаются див (полубожество), фариштэ (ангел, вестник), Хомаюн (птица счастья), Симург (вещая, пророческая птица), дракон (на Востоке – олицетворение космоса).

Хосров контактирует с христианским миром, женится на христианке Марьям, дочери императора-христианина Византии. Ширин, по всем признакам, тоже была христианкой. Образ Гайсы и Марьям служат эталоном душевной чистоты в поэме. Шавур, друг Хосрова, поселяется близ Ширин, переодевшись христианским монахом, что свидетельствует о наличии христиан на Кавказе.

Когда умирает жена Хосрова – Марьям, Ширин пишет письмо и утешает его, призывая забыть горе, ибо он не может оживить умершую жену как Иисус (очевидно, здесь проводится параллель с евангельским воскрешением Лазаря Иисусом Христом).

Во времена написания поэмы ислам был только введен как официальная религия Золотой Орды ханом Узбеком, при этом в стране были сильны и собственно тюркские степные шаманские традиции тенгрианства, и в политическом плане Узбеку приходилось преодолевать сопротивление шаманистов. Поэтому речь об исламской философичности произведения может идти только с оговоркой на внесенные дополнительные разделы позднейшим переписчиком Берке Факихом. Об этом свидетельствует дух написания основной части поэмы, где мы совершенно не обнаруживаем религиозного характера повествования, особенно это касается сцен с винопитием, любовными усладами героев, которые, скорее всего не могли бы иметь место в «подлинно» исламском произведении. Для примера можно привести булгарскую поэму Кул Гали «Кысса-и Йусуф», где исламский дух произведения чувствуется отчетливо и является основой произведения. Исламская мифология помимо имени бога – Аллаха представлена также образами шайтана и иблиса.

О научном мировоззрении в средние века мы узнаем из диалога Хосрова с зороастрийским жрецом Бозорг Омидом. Хосров задает десять волновавших его вопросов. Анализ этих вопросов говорит о том, что человека в те времена больше всего интересовали вопросы о жизни и смерти, о душе и теле, о земном и потустороннем.

Жизнь героев в поэме протекает на довольно интересном культурологическом фоне. Произведение Кутба является серьезным источником по обычаям и традициям, как персов, так и соседних им тюрков. Здесь есть важные сведения и о жизни Армении, Абхазии, о Византийской империи, о китайской культуре, об Индии, арабах и т.д.

В третьей главе Вопросы этики в поэме Кутба «Хосров и Ширин» рассматривается дидактика поэмы. Глава разделена на три параграфа.

§ 5. Морально-этические назидания в поэме «Хосров и Ширин» .

На протяжении всей поэмы мы встречаем назидательно-нравоучительные пассажи, посвященные различным областям жизнедеятельности и духовного мира человека. Анализ проблем, затронутых в авторских назиданиях, свидетельствует о том, что средневековую человеческую цивилизацию волновали те же духовные проблемы, которые присущи и современному человеку. В поэме более пятидесяти дидактических тем: о счастье, заботы о здоровье, размышления о силе слова, о благополучии страны, забота о будущем, напоминания о быстротечности жизни, размышления о власти, предупреждения о внезапности смерти, о друзьях и врагах, о гостях, памятование о делах минувших, о добродетели, о добром правителе, о достоинстве, о знании и правоте, о любви, об умеренности в желаниях, о мужестве, о женственности, о непреклонности перед ударами жизни, о пище, о позитивном отношении, о позоре, об уважительном отношении к дервишам, о предосторожности, о прелюбодеянии, приспособлении к миру, о прощении, о разумности, о расплате, о своевременности поступков, о скромности, о слабостях и силе, о спешке, о справедливости, о судьбе, о мирской суете, о терпении, о трезвости, о хранении тайн, о ценности, о таланте, о щедрости, об ответственности за поступки, об укрощении страсти, об уме, об усердии, об экономике, о довольстве жизнью, о почитании бога и др. Приведенный порядок дидактических тем примерно соответствует последовательности их в поэме.

§ 6. Роль афоризмов в поэтике «Хосрова и Ширин».

Поэма Кутба «Хосров и Ширин» изобилует афоризмами. Отнести их только к одному автору не представляется в полной мере логичным. Потому что данное произведение является переводом поэмы Низами, и многие пословицы, афоризмы переведены непосредственно с Низами. Он использовал в большом количестве традиционные изобразительные средства, народные пословицы и поговорки, мудрые изречения, уже известные в те времена, а также обращался к творчеству предшествующих поэтов. В то же время, не все из них принадлежат и перу Низами.

Большинство афоризмов стало частью народного языка, со временем они еще больше совершенствовались, сокращались и превращались в многозначительные пословицы. В творчестве Кутба наблюдается то же самое. Афористические высказывания поэта часто близки к пословицам, некоторые из них в тексте звучат как афоризм, а вне текста – как чистая пословица.

Самые многочисленные афоризмы посвящены любовной тематике. Это и понятно, потому что в основе романа – любовная история главных героев. Также многочисленными являются афоризмы о взаимоотношениях людей, человека и окружающего мира, о праведности, о соблюдении слова, человечности, исполнении обещания, уважении к народу, о жизни и смерти, о животных. В общем, основную часть афоризмов составляют мудрые изречения, выражающие гуманистические идеи, общечеловеческие ценности. Часть афоризмов переведена непосредственно с персидского языка на тюрко-татарский. Как и всякое изобразительное средство, афоризмы служат определенной задаче и имеют определенную свою значимость. Однако они не встречаются при простом перечислении событий. Но по мере развития сюжетных событий, афоризмы возникают, углубляются и события начинают развиваться совершенно в другом направлении. В конце этих событий, автор делает свое глубокомысленное, но лаконичное заключение, показывает свое отношение к этим событиям или отношение народа, либо говорит с позиции читателя.

§ 7. Пословицы и поговорки в поэме Кутба «Хосров и Ширин».

В поэме использовано большое количество пословиц, поговорок. Они представляют собой образцы народной мудрости, составляют основу духовной жизни и языкового богатства тюрко-татар средневековья. Автор смело использовал их и органично включил в контекст своего произведения. Автор и сам создавал афоризмы – мудрые изречения, крылатые выражения, подобные пословицам. Пословицы в поэме встречаются разнообразные по тематике, являясь универсальным изобразительно-поучительным средством обобщения той или иной жизненной ситуации.

Встречающиеся у Кутба пословицы, в большинстве своем, имеют варианты и в современном татарском языке. Древние пословицы, которые изначально передавали узкий смысл, с течением времени отшлифовались и стали более многозначными. В произведении Кутба мы встречаем варианты, истоки современных народных пословиц. Очевидно, все эти пословицы уходят своими корнями глубоко в прошлое. Поскольку в них не содержится арабо-персидских слов и в них нет аналитических способов синтаксической связи, мы предполагаем, что эти пословицы восходят к древнетюркскому пласту, являются собственными языковыми выразительным средствами тюрко-татар. Эти пословицы занимали значительное место и в творчестве предшествующих Кутбу поэтов. Например, в поэме Юсуфа Баласагунского «Кутадгу билик» (1069-1070) и в словаре Махмуда Кашгарского «Дивани лугат ит-тюрк» (1072-1083) встречаются некоторые пословицы, использованные Кутбом в своей поэме. Жемчужины речи, сокровища народной мудрости почти без потерь кочевали из одного литературного произведения в другое, от одного поэта к другому, от народа к поэту, и наоборот, от поэта к народу – это движение продолжается и по сей день.

В заключении сформулированы общие выводы по работе и подведены итоги исследования:

1. Культурный код, заключенный в фольклорных мотивах поэмы, представляется общим для персидской и тюрко-татарской традиции. Вместе с тем, выявлен слой собственно тюркского степного и тюрко-мусульманского мировоззрения, жизни и бытования. Но важнейшим выводом остается близость, или даже единство фольклорной культуры этих двух народов – древних персов и волго-уральских тюрок.

2. Произведение Кутба «Хосров и Ширин» создано по образцу персидских фольклорно-литературных шедевров средневековья (Фирдоуси, Низами и др.). Такая тенденция культурного заимствования характерна для всей булгаро-татарской литературы, начиная с Волжско-Булгарского периода, развиваясь в периоды Золотой Орды и Казанского ханства и вплоть до ХХ века (Г. Утыз-Имяни, Г. Кандалый, Г. Тукай).

3. Поэтику «Хосрова и Ширин» составляют различные топики – героико-эпическая, лирическая, житийная, космогоническая, религиозно-мифологическая, научно-мировоззренческая, сатирическая, идиллическая, дидактическая и т.д.

4. В поэме Кутба использован стандартный набор фольклорных образов и мотивов, характерных для средневековой литературы и символизирующих идеи добра и зла, света учености и мрака невежества и т.д. Мотивы поветствования отражают представления об идеальном устройстве общества людей в средневековье. В последующей татарской литературе традиции Кутба нашли свое дальнейшее продолжение в творчестве Саифа Сараи, Мухаммедьяра и др.

5. Смысловую направленность средневековой тюркской литературы определяла религиозная традиция (зороастрийская, христианская, мусульманская и др.), имевшая ярко выраженный морально-дидактический характер, поскольку главной ее целью было наставление верующих на путь истины.

6. Поэма «Хосров и Ширин» Кутба изобилует авторскими мудрыми изречениями, облаченными в сжатую и лаконичную литературную форму. Из анализа проблем морально-нравственного содержания, затронутых в авторских назиданиях Кутба, видно, что средневековое общество волновали те же общечеловеческие проблемы, что и современное человечество: справедливость, тяга к знаниям, счастья в жизни, здоровье и т.д. Кутб находит решение этих проблем через стремление идеалам красоты в поведении человека. Особенностью средневекового менталитета тюрко-татар можно назвать представление о равенстве мужчины и женщины (например, в охоте, в боевых искусствах, в управлении государством, в любви и др.).

7. Произведение Кутба является продолжением традиций предшествующих литературных шедевров тюрко-татарской поэзии. На тюркскую природу произведения указывает посвящение золотоордынскому правителю Тинибеку и его супруге Малике. Тюркский колорит произведения ощущается и в раскрытии проблемы равенства мужчины и женщины в обществе (традиция кочевников). В произведении содержатся сведения о тесных связях поволжских тюрок с мамлюкским Египтом. Тюркский характер произведения проявляется и в описании деталей быта тюрков. Кроме того, на самого Кутба оказало влияние творчество его предшественника – булгаро-татарского поэта XIII века Кул Гали.

8. Особое место в поэме занимают афористичные высказывания поэта Кутба. Они представляют собой богатый материал для исследования вопросов средневековой этики. Эти афоризмы оказали влияние на последующих татарских поэтов.

9. В поэме Кутба использовано большое количество пословиц и поговорок – они представляют собой замечательные образцы народной мудрости, составляют основу духовной жизни и языкового богатства поволжских тюрко-татар средневековья. Налицо механизм взаимодействия тюрко-татарских народных пословиц с авторской поэзией Кутба, когда пословица могла, с одной стороны, быть использована поэтом для придания своей поэтической речи большей выразительности и емкости содержания, а с другой стороны, сам поэт мог создавать собственные афористичные высказывания, которые со временем становились народной.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

публикации в издании, рекомендованном ВАК:

1. Мухаметзянов, И.М. Из истории исследования поэмы Кутба «Хосров и Ширин» / И.М. Мухаметзянов // Вестник Чувашского университета. Гуманитарные науки / Главный редактор: Л.П.Кураков, зам. главного редактора Г.Е. Корнилов.– 2008. – № 1. – С. 300 – 302.

другие публикации

2. Мухаметзянов, И.М. Алтын Урда чоры дбияты / И.М.Мухаметзянов // Идел. – 2004. – №9. – С. 72 – 73.

3. Мухаметзянов, И.М. Котб иатында афоризмнар / И.М.Мухаметзянов // Гуманитарные науки: Поиски и достижения: Сборник материалов итоговых научно-практических конференций Института языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан за 2002-2003 гг. – Казань: Фикер, 2004. – С. 292 – 296.

4. Мухаметзянов, И.М. Творчество Кутба в поэме «Хосров и Ширин» / И.М. Мухаметзянов // Типология и методика преподавания разноструктурных языков: Сборник статей. Вып. 2. – Казань: Изд-во ТГГПУ, 2007. – С. 187 – 193.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»