WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

В изучаемом регионе сабантуй обычно празновали у околицы (њкилчђдђ), или на горе, на возвышенном месте, где быстрее кончается снег и высыхает земля. Огороженный веревками круглая площадка, т.е. место соревнований и игр сабантуя, называется майдан или бђйге урыны. В связи с этим праздником известны следующие названия соревнований, которые дошли до наших времен: атчабыш, ат чабышы ‘конные скачки’, татарча кљрђш ‘борьба по-татарски’, аран тарту ‘перетягивание каната’, апчы кийеп йљгерњ ‘бег в мешках’, ашыа књкђй салып, ашы сабын аwыза абып йљгерњ бег с ложкой во рту с с положенным на нее яйцом’, чилђк-кљйђнтђ белђн су књтђреп йљгерњ ‘бег с ведрами на коромысле, наполненными водой’; чњлмђк wату ‘с завязанными глазами разбить палкой горшок, стоящий на земле’, баанаа њрмђлђњ ‘лазание на высокий гладкий столб, наверху которого подвешен приз (иногда живой петух в клетке), апчы белђн суышу ‘бой с мешками, набитыми сеной или соломой, который ведут, сидя на бревне’.

Весенний цикл обрядов и праздников, проводимых перед сабантуем и перед весенним севом, в изучаемом регионе имеет названия сљрђн и ђрђпђ. В мензелинском говоре выделяются следующие обрядовые термины, дополняющие и объясняющие эти обряды: атлы сљрђн ‘сбор подарков для сабантуя верхом на лошадях’, ќайдалы сљрђн ‘то же самое, т.е. сбор подарков верхом на лошадях’, сљрђн суу, сљрђн салу ‘ходить или ездить по деревне, собирая подарки для сабантуя’, ђрђпђ такмаклары ‘рифмованные причитания, произносимые детьми во время сбора продуктов в день ђрђпђ’, ђрђпђ ботасы ‘каша, сваренная из продуктов, собранных детьми в день ђрђпђ, ђрђпђ пешерњ ‘приготовление каши ђрђпђ’, шишара ‘маленький хлебец’, књкђй књмђче ‘маленький хлебец из пресного теста, замешанного на яйцах’, зђрђ ипийе, dђрђ ипийе мелкий хлебец’.

Обряд сљрђн изучаемого региона интересен еще тем, что в нем ярко выделяется очень древний элемент культуры – участие лошади, культ лошади. Все это дает возможность сравнить его и с праздником «выхода плуга» народов Дагестана: «Во время праздника«выхода плуга» увеселительная часть почти у всех народов Дагестана начинается со скачек. Перед этим праздником приготовляли лошадей на предстоящую скачку, а в день «выхода плуга» прежде всего устраивались конные скачки, затем состязания в беге молодежи и лишь после этого церемония запашки поля. Итак, этот обряд не проходит без участия лошади. Наверное, лошадь у народов Дагестана – также символ плодородия» (Ганиева 1988, 12-13).

Крещеные татары составляют своеобразную группу татарского народа. Оторванные в продолжение веков от основной массы татарского народа на религиозной основе, крещеные татары развивались в некоторой степени изолированно и сохранили отдельные древние черты как в языке, так и в материальной и духовной культуре. От церковности праздников осталось только прикрепление их к какому-то месту в церковном календаре. Первоначальной основой и корнем для всех обрядов этнографы считают трудовую практику древнего земледельца, стихийный опыт народа в наблюдениях примет погоды и других природных явлений (Календарные 1977: 7). Большинство древних обрядов в настоящее время не сохранилось. Но люди старшего поколения их хорошо помнят, рассказывают. Как память об историческом прошлом народа, они представляют определенный интерес и с лингвистической стороны. В заинской группе кряшен выявлены следующие этнолингвистические особенности. Из терминов зимних обрядов: нардуган святки, святочные игры’, кач ману крещенье’, май, май чабу масленица’, чуман озату ‘проводы масленицы’, прычти, пручти; прычти кич, пручти кич ‘прощеное воскресенье’. Из терминов весенне-летних обрядов: бђрмђнчек вербное воскресенье, последнее воскресенье поста’, бђрмђнчек сугу ‘хлестание ветками вербы, ударить или людей или скотину’, оло кљн - соответствует русско-христианскому празднику пасхе, досл. ‘великий день’.

В заключении излагаются общие выводы диссертационной работы.

Лингвистический и этнокультурный ландшафт региона пестр, и это не могло не отразиться на построении нашей работы. Исследованные материалы позволяют сделать выводы, что здесь еще в достаточно полной форме сохранилась живая старина, отдельные архаические особенности говоров и многие предметы и обычаи, а также их названия, относящиеся к материальной и духовной культуре. На основе таких материалов строится культурологический подход в лексике. Положение этой группы говоров в общей системе татарских говоров таково, что фонетика и морфология обнаруживает довольно большую устойчивость. Особый интерес представляет соотношение этих особенностей с соседними говорами и говорами далеких регионов.

Естественно, что определенная часть исследуемых материалов представляет собой новую фиксацию уже известных в диалектологических исследованиях фактов. Эти сведения интересны в том отношении, что свидетельствуют о жизни ранее отмеченных особенностей в системе современных говоров.

О приложении к исследованию. Существование говоров разных структур на близких территориях в течение длительного времени вело к взаимопроникновению многих черт в языке и культуре. Все это находит отражение в «Региональном этнодиалектологическом словаре», предлагаемом в качестве приложения к нашей исследовательской работе. Словарь содержит 1413 слов и словосочетаний и богатый иллюстративный материал.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

  1. Мухаметова, Г.Ф. Языковой и этнокультурный ландшафт региона юго-восточного Закамья Татарстана. (К вопросу изучения современного состояния) / Г.Ф. Мухаметова // Ученые записки Казанской гос. академии ветерин. медицины им. Н.Э. Баумана. – Казань, 2006. – Т. 187. – С. 413–421.
  2. Мухаметова, Г.Ф. Диалектные и культурно-языковые особенности татарских говоров региона юго-восточного Закамья Татарстана / Г.Ф. Мухаметова // «Сулеймановские чтения – 2005». Материалы VIII межрегиональной научно-практической конференции. (12–13 мая 2005 г).– Тюмень: ИПЦ «Экспресс», 2005. – С. 99–101.
  3. Мухаметова, Г.Ф. Урало-Поволжские параллели в татарских говорах Восточного Закамья / Г.Ф. Мухаметова // Развитие языков и культур коренных народов Сибири в условиях изменяющейся России. Материалы Международной научной конференции (22–24 сентября 2005 г.). – Абакан: Изд-во Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, 2005. – С. 133–136.
  4. Мухаметова, Г.Ф. Свадебная лексика в татарских говорах юго-восточных районов Татарстана (сватовство)/ Г.Ф. Мухаметова // «Сулеймановские чтения – 2006». Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции (18-19 мая 2006 г.). – Тюмень: ИПЦ «Экспресс», 2006. – С. 73–75.
  5. Мухаметова, Г.Ф. Лексика юго-восточных говоров Татарстана, относящаяся к ткачеству и одежде/ Г.Ф. Мухаметова // «Тюркология: история и современность». Материалы Всероссийского тюркологического симпозиума, посвященный 85-летию известного тюрколога Э.Р. Тенишева (Казань, 2006). – Казань: ТГГПУ, 2006. – С. 99–104.
  6. Мухаметова, Г. Ф. К вопросу цоканья в татарском языке (татаро-мишарские и сибирско-татарские диалектные параллели) / Г.Ф. Мухаметова // Этнокультурное пространство региона и языковое сознание. Материалы научно-практической конференции. (11 октября 2005 г.). – Тюмень: ТГУ, 2006.– Ч. II. - С. 137 – 139.
  7. Мухаметова, Г.Ф. Актуальные проблемы этнолингвистического изучения говоров региона Восточного Закамья Татарстана / Г.Ф. Мухаметова // Тюркологический сборник: материалы Всероссийской тюркологической конференции «Языки и литература тюркских народов: История и современность». – Елабуга: Изд-во ЕГПУ, 2006. – Вып 3. – С. 374–376.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»