WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Наряду с литературной формой на -у, -њ в чистопольском говоре активно употребляется отглагольное имя на -ыш/-еш: Урамга йалан айак цыгыш йук ‘Нельзя босиком выйти на улицу’ (Атлас, карта 92). Имя действия на -ыш/-еш особенно активно в говорах среднего диалекта. В мишарском диалекте оно выступает в таких говорах, которые формировались в контакте со средним диалектом.

Желание, намерение, решимость совершить какое-либо действие в чистопольском говоре передаются с помощью особых модальных конструкций -ма кели, -ырга кели. Например: Сине књрмђ келђп йери < Сине књрмђкче булып йљри ‘Ходит с намерением тебя увидеть’. С подобной функцией употребляется и конструкция -гы кели, -асы кели (Атлас, карта 107). По употреблению оборота баргы кели чистопольский говор, как и весь западный диалект, обнаруживает сходство с восточным диалектом, где понятие желания может быть выражено при помощи формы баргы килђ.

Грамматический строй мензелинского говора, в основном, совпадает с грамматическим строем литературного языка. Поэтому при описании морфологической системы говора выделяются только те особенности, которые отличают говор от литературного языка. Ниже приводятся некоторые наиболее значительные из них.

К именам существительным и местоимениям с притяжательным аффиксом 1-го и 2-го лица ед. числа в винительном падеже могут присоединяться аффиксы и кыпчакского, и огузского типов: тастымалымы (литер. тастымалымны) алдым ‘я взяла свою салфетку’, њdеће (њзећне) ‘тебя самого, тебя’. Такое явление отмечено в различных говорах как среднего, так и западного диалектов.

Ласкательно-уменьшительная форма аффикса -кай/-кђй употребляется шире, чем в литературном языке. Этот аффикс, в отличие от литературного языка, может присоединяться к словам, обозначающим как одушевленные предметы, так и неодушевленные. Особо активное употребление аффикса -кай/-кђй наблюдается в фольклорных жанрах, в народных песнях, где аффикс -кай/-кђй может присоединиться к любой части речи: Љслђремђ кигђн књлмђгем, wаай-wаай бизђкђй. Такая особенность является характерной для всех говоров Приуралья, а также для смежных башкирских говоров.

Вместо вопросительного местоимения нђрсђ ‘что’ в мензелинском говоре часто употребляется нђмђ/нђмђкђй/нђстђкђй, а вместо нинди ‘какой’ употребляется нђмђдђй/нимђдђй. Наличием таких особенностей мензелинский говор обнаруживает сходство с бирским говором, с говором пермских татар. Отмечено такое явление в диалектах башкирского языка.

Настоящее время изъявительного наклонения в 1 л. ед. ч., как и в литературном языке, имеет полную и усеченную формы: Љйдђн чыамын – тауны књрђмен, ќалана чысам - ырны књрђмен ‘Выхожу из дома – вижу горы, выхожу на открытое поле – вижу поля’. С исторической точки зрения известно, что глагольные личные окончания восходят к личным местоимениям, что доказывает сохранившиеся в нукратском говоре формы: барамин - литер. барамын ‘я иду’, барасин – барасыћ ‘ты идешь’.

Полная форма окончания 1 л. ед. ч. распространена во многих говорах и диалектах татарского языка. Эта форма употребляется и в других тюркских языках кыпчакской группы: башкирском, ногайском, кумыкском, казахском. Она зафиксирована в средневековых письменных памятниках. Например: Ђстерханда тучымын, Кыр-далада уенчымын, Ак сарайда балчымын, Ана Иделдђ салчымын («Дастаннар» 2004:416) ‘В Астрахани я носитель знамени, в степи я игрок-ездок, в белом сарае я носитель меда, в матери-Волге я управляющий плотом’.

2 л. мн. ч. настоящего времени, а также прошедшего результативного времени спорадически выражается посредством сложного аффикса -сыыз/-сегез, -сыыd/-сегеd – литер. -сыз/-сез: Туй ќырларын њdегеd белђсегеd ‘Вы сами знаете свадебные песни’. Такая особенность наблюдается и в других говорах среднего диалекта татарского языка (Бурганова 1974:78), характерна в основном для кыпчакских языков, наблюдается частично и в некоторых огузских языках.

Глаголы 1 л. ед. и мн.ч. желательного наклонения имеют формы -айым/-ђйем, -айык/-ђйек, -ыйым/-ийем, -ыйык/-ийек, т.е. одинаковую с изъявительным наклонением: арначты, айтайы ђйдђ ‘Проголодались, пойдем-ка домой’. Известно, что форма -айым в старотатарском литературном языке бытовала до начала XX столетия. В настоящее время эта форма встречается в произведениях отдельных писателей и воспринимается как диалектная: Ђйтђйем инде сезгђ тугры сњзем (М. Гафури) ‘Скажу я вам истинное слово’.

Наряду с литературной формой имени действия на -у/-њ, активно употребляется отглагольное имя на -ыш/-еш: Китап ђйтешенчђ ‘Как сказано в книге’. Имя действия на -ыш/-еш встречается во всех трех диалектах татарского языка, но особенно активно оно в говорах среднего диалекта, например, в нукратском, параньгинском, заказанском, нурлато-кайбицком. В мишарском диалекте оно выступает а таких говорах, которые формировались в контакте со средним диалектом, например, в чистопольском. Форма имени действия на -ыш/-еш сохранилась и в других тюркских языках: в ногайском, балкарском, турецком. Имя действия на -ыш употреблено в поэме «Тљхфђи Мђрдан» поэта XVI века Мухамадьяра.

Параллельно с литературной формой на -гач/-гђч в говоре часто употребляется -гачыннан/-гђченнђн. Отрицательная форма деепричастий на -ып/-еп/-п и -а/-ђ, -и образуется с помощью аффиксов -май/-мђй, -майынча/-мђйенчђ, -майынчы/ -мђйенче.

В говоре крещеных татар заинской группы зафиксированы следующие грамматические особенности. Глаголы 1 л. ед. и мн. чисел желательного и изъявительного наклонений, образованные от деепричастий на -ый, -ий, -й имеют формы -ыйым, -ийем: утырыйык – утырыйк ‘посидим-ка’.

Аффикс множественного числа -лар/-лђр, присоединяясь к именам существительным, числительным, глаголам и другим частям речи придает им оттенок усиления: Ќђгњр ђле сђпсим малайлар ыйы ул чагында ‘Егор еще тогда был совсем мальчиком’.Деепричастные формы на -гачын/-гђчен, -гачыннан/ -гђченнђн вместо литер. на -гач/-гђч, -кач/-кђч активно употребляются в говорах среднего диалекта татарского языка, в том числе и в говорах крещеных татар (атлас, карта 82).

Имя действия на -ыш/-еш, принимая аффикс -лы/-ле, употребляется в роли причастий на -ырлык/-ерлек + тњгел и -а торган: Ђйтеп бетерешле (бетерерлек) тњгел эшнећ књплеген ‘Даже не выскажешь, как у меня много работы’.

Третья глава «Лексические и этнолингвистические особенности» посвящена анализу лексических и этнолингвистических особенностей. Лексика исследуемых говоров, в основном, совпадает с общетатарской лексикой. Большая часть диалектной лексики говоров указанного региона наблюдается и в соседних, контактирующих с ними говорах татарского языка. Однако имеются интересные аналоги как в говорах соседних народов Поволжья и Приуралья, так и в языках более отдаленных районов: Сибири, Алтая, Средней Азии и др.

В исследуемых говорах представлены заимствования из других языков: русского, арабского и персидского, угро-финских.

В мишарском диалекте татарского языка специалистами по татарской диалектологии зафиксировано немало лексических заимствований из мордовских языков. И в чистопольском говоре зафиксированы некоторые лексические заимствования: пђзи, пђзе ‘посконь’. Ср. мокша. пазяй ‘кудель, посконь’, эрз. пазе, мошко ‘конопля’, морд. мушко ‘волокно, кудель’ и др.

У татар-мишарей и мордвы имеются культурно-языковые параллели и в традиционных обрядах (Баязитова 2000, 352-354).

Большое внимание уделено анализу русских заимствований чистопольского говора мишарского диалекта в виде фонетической и морфологической характеристики русизмов. Заимствование русских слов и освоение их в диалектах и говорах татарского языка сопровождается целым рядом фонетических изменений, обусловленных внутренними законами развития заимствующего языка, особенностями его фонетической системы. Сильным фонетическим изменениям подверглись заимствования дооктябрьского периода, когда русизмы проникали в татарский язык в основном через разговорную речь, из русских диалектов в процессе устного общения татар с окружающим их русским населением.

В татарском языке русские заимствования принимают или целиком переднеязычную, или заднерядную огласовку.

а~ђ. Гласный а, как ударный, так и безударный, переходит в ђ в сочетании с мягкими согласными в начале, в середине и в конце слова: кђнсђлђр ‘канцелярия’; ђрмийђ ‘армия’.

о~у. Под ударением звук о русского языка, как и в остальных говорах татарского языка, переходит в у: тучны ‘точно’; ахуты ‘охота’; гарбун ‘гармонь’.

о~(а)~ђ. Когда в слове имеются мягкие гласные, звук о, который перешел в а, заменяется звуком ђ нижнего подъема, переднего ряда: корзина>карзина>кђрќин; керосин>кирасин>крђчин.

е~и. Русский ударный звук е в положении между согласными переходит в и: иликтер ‘’электр’; билит ‘билет’; нифет ‘нефть’.

Преобладающее большинство старых русизмов вошли в татарский язык вместе с теми предметами и понятиями, которые прочно вошли в хозяйство и быт татар. Такие слова относятся к наиболее древнему пласту заимствований. Например: ызба <рус. изба – тат. литер. љй ‘дом’, путалак<потолок – тат. литер. тњшђм, куцарка < рус. кочерга – тат. литер. кисђњ агачы и др.

Морфологические наблюдения показывают, что одной из характерных особенностей функционирующих в татарской речи заимствований из русского языка является присоединение к ним специфических аффиксов татарского языка. Например:

г(е)рђплђлђњ – рус. грабля>герђплђ + афф. -лђњ ‘боронать’;

гурлану – рус. горе>гуре + афф. -лану ‘горевать’;

катайлау – рус. катать>катай + афф. -лау ‘гладить, катать белье’;

келђwезлђнњ – рус. кляуза>келђwез + афф. -лђнњ ‘капризничать’.

В говоре выделяются некоторые наречия, которые образованы присоединением татарского аффикса -лап к русским основам.

Например:

залатниклап – рус. золотник>залатник + афф. -лап ‘золотниками’;

касуйлап – рус. косой>касуй + афф. -лап ‘криво, непрямо’.

Большая часть заимствованных существительных составляют слова, образованные при помощи татарских аффиксов -лык/-лек, -чы/-че. Например:

винеклек – рус. веник>винек +афф. -лек ‘березовые ветки для веника’;

картуклык – рус. картофель>картук + афф. -лык ‘картофельное поле, огород’;

манитлык – рус. монета>манит + афф. -лык ‘женское нагрудное украшение’.

В татарской устной речи качественные и относительные прилагательные образуются от русских основ с помощью аффиксов -лы/-ле и -сыз/-сез. Например:

генибалы – рус. гнев>гениба + афф. -лы ‘гневный, мстительный’;

путчыс – рус. путь>пут' + афф. -сыз ‘непутевый, бестолковый’.

В говоре зафиксированы и некоторые наречные слова, заимствованные из русского языка. Например: начылый, начилђ – рус. насилу, пузда – рус. поздно, уптым – рус. оптом, зырук – рус. вдруг, неожиданно и др.

В говоре имеются такие заимствования, в которых наблюдаются расширение или сужение их значений. Слово бисида > рус. беседа - в говорах мишарского диалекта, в том числе и в чистопольском, употребляется в значении ‘пир, званый обед, застолье’. Слово задатка > рус. задаток, в чистопольском говоре, как и в других говорах мишарского диалекта, обозначает один из старинных обрядов: передача родителями жениха соответствующее количество меда, чая, денег родителям невесты после сговора с ним.

В чистопольском говоре мишарского (западного) диалекта русские заимствования наблюдаются меньше, чем в других говорах мишарского диалекта, распространенных вне территории Татарстана. Это, возможно, объясняется тем, что, во-первых, чистопольский мишарский говор оказался в окружении говоров среднего диалекта, во-вторых, из-за сильного влияния на этот говор татарского литературного языка.

В говоре крещеных татар имеется слой, связанный с христианством и русской культурой. Из заимствований этого типа довольно большое место занимают русские имена, принятые у кряшен, а также слова, обозначающие реалии, относящиеся к христианскому культу и названия календарных обрядов, праздников. В современных именах крещеных татар законсервировались и сохранились в качестве исторических реликтов русские канонические имена привычные у русских в прошлом, но полностью вышедшие из употребления: Ермолай, Аграфина, Марфа, Василиса, Прокофий, Филипп, Фекла, Евросинья, Флегоний и др. При освоении русских имен произошло приспособление их к татарскому произношению, т.е. русские имена подчинились фонетико-грамматической и акцентологической структуре татарского языка (Баязитова 1986, 82-83). Как известно, в говорах крещеных татар устойчиво явление ќоканья, т.е. в большинстве случаев литературному й в начале и середине слова соответствует придувной звонкий ќ. Эта особенность активно проявляется и в собственных именах: Марќа/Марќый ‘Марья’, Дарќа/Дарќый ‘Дарья’, Ќђкђњ ‘Яков’, Њкчинќђ ‘Аксинья’, Илќђ ‘Илья’ и др.

В говоре крещеных татар наблюдаются значительные сокращения и искажения русских имен. К неполным русским именам часто присоединяются следующие аффиксы:

-ый/-ей: Ибый- Иван, Гљрей – Григорий, Пантый – Пантелеймон, Татый – Татьяна, Марќый – Мария, Дарќый – Дарья;

-ук/-њк: Ђрчњк – Арсений, Микук – Михаил, Илњк – Илья, Мђтњк – Матрена, Барук Варвара, Аудук – Авдотья;

-уш/-њш: Ђлуш – Алексей, Иртњш – Артемий, Микуш – Михаил, Даруш – Дарья, Кђтњш – Екатерина, Баруш – Варвара;

-уч/-њч, -ич: Ќђњлич – Евгения, Бибич/Пидуч – Федосья, Упруч – Афросинья, Анич – Анисья, Марич – Мария.

-ка/-кђ, -кай/-кђй: Бђчкђ – Василий, Питкђ – Петя, Ибука – Иван, Лизкђ – Лиза, Ычтупка – Степанида.

Перечисленные аффиксы собственных имен встречаются и в других диалектах и говорах татарского языка, а также в тюркских языках (Баскаков, 1971, 96).

В обрядовой и культовой терминологии крещеных татар довольно большое место принадлежит терминологии русско-христианского происхождения.

При освоении русско-христианских терминов произошло приспособление их к татарскому произношению, т.е. они претерпели значительные фонетические изменения: раштуwа < рус. рождество, кершђнђ < рус. крещение, симек//чимек <рус. семик, тручын < рус. троица, менибун < рус. молебень и др.

Вторую группу заимствований составляют арабо-персидские слова. По характеру арабо-персидских заимствований юго-восточные говоры Татарстана проявляют большую общность с татарским литературным языком. С тематической точки зрения они, в основном, выражают понятия, связанные прежде всего с религией, наукой, культурой и общественной жизнью, бытом и др. Считается, что персидские заимствования вошли в татарский язык, в основном, устным путем, а арабские, главным образом, книжным путем.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»