WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Первый раздел посвящен рассмотрению особенностей и структуры ЗПР с психолого-педагогических позиций, обоснована актуальность нейропсихологического подхода к изучению детей указанной категории. Описываются особенности и основные типологические подгруппы ЗПР по данным нейропсихологических исследований.

На протяжении последних 25-30 лет проблема ЗПР занимает одно из центральных мест среди актуальных вопросов общей и специальной педагогики, психологии, психиатрии, невропатологии. В структуре ЗПР описывается как снижение темпов формирования целостных психических сфер (познавательной; эмоционально-волевой, мотивационной), так и отставание в развитии отдельных психических процессов: памяти, внимания, мышления, волевой саморегуляции (Власова, Жаренкова, Лебединский, Лубовский, Мастюкова, Певзнер, Переслени, Цыпина, Шевченко и др.).

В нейропсихологических исследованиях детей с ЗПР описаны следующие особенности данного нарушения:

1) доминирующая несформированность познавательной деятельности (незрелость большинства ВПФ), обусловленной наличием резидуальных мозговых нарушений, повреждений (обычно в раннем периоде), в основном подкоркового уровня (Лебединский, 1980, Марковская,1993, Манелис,2001).

2) функциональная незрелость подкорковых отделов головного мозга (ГМ), несформированность транскор­тикальных связей с переднелобными структурами, обусловливаю­щая вторичную дисфункцию корковых зон (в том числе задне-лобных, теменно-височно-затылочных); отмечаются также общемозговые изменения нейродинамики, обусловленные нарушениями диэнцефальных структур (Манелис,2001, Мамайчук, 2001, Шалимов, 2003).

3) признаки незрелости задних отделов ГМ менее выражены и быстрее компенсируются, чем симптомы функциональной недостаточности передних отделов и дефицита подкорковых структур мозга, главным образом, нижнестволовых отделов. Замедлено функциональное созревание левого полушария (Манелис,2001).

4) наличие стойкой аспонтанности, инертности, истощаемости психической деятельности (Марковская, 1993, Пылаева, 1998, Мамайчук, 2001, Шалимов, 2003).

5)выраженная неравномерность развития ВПФ, позволяющая выделить подгруппы детей с относительной функциональной несформированностью (1) функций программирования и контроля произвольной деятельности; (2) функций переработки слуховой и кинестетической информации; (3) функций преработки зрительно и зрительно-пространственной информации (Пылаева, 1995, 1998; Фотекова, 2003; Меликян, 2002).

Во втором разделе приводятся данные отечественных и зарубежных исследований, касающиеся темпов и сроков морфологического и функционального созревания ГМ при нормальном онтогенезе, отражающие гетерохронность развития. Описаны механизмы и условия онтогенетического созревания мозга. Рассмотрены представления разных авторов о частной возрастной динамике формирования ВПФ, знание которой необходимо для грамотной квалификации отклонений в развитии психики у детей.

Третий раздел посвящен рассмотрению медицинских позиций в отношении ЗПР. Из всех выделяемых форм большее внимание всех специалистов в связи с выраженными нарушениями когнитивного развития и постоянными мало преодолимыми трудностями занимает ЗПР органического (резидуально-органического) генеза. По современным классификациям болезни эту форму относят к органическим психическим расстройствам (МКБ-10). Для отечественной психиатрии органические психические расстройства считаются самыми распространенными в детской клинической практике (Александровский, 2000), в связи с чем выделен самостоятельный раздел детской психиатрии - резидуально-органические нервно-психические расстройства (РНПР - Ковалёв, 1974 г). Сюда же практические врачи относят и экологообусловленные ЗПР.

Особое внимание в данном разделе уделено данным нейрофизиологических исследований, описывающим наиболее распространенную локализацию недоразвития мозговых структур при ЗПР, а также нейроиммунологическим исследованиям, раскрывающим механизмы формирования психических нарушений.

В четвертом разделе, с учетом того, что психическое и душевное состояние людей расценива­ется как чувствительный и важный маркер экологических нару­шений (Краснов, 2003), рассмотрены сведения о влиянии различных эколого-химических вредностей на нервно-психическое здоровье, в том числе и на психическое развитие. Наиболее подробно представлены данные о влиянии повышенного радиоактивного фона и тяжелых металлов.

В главе 2 дается общая характеристика испытуемых и описываются методы исследования.

В настоящем исследовании был проведен анализ нейропсихологических данных по 144 детям в возрасте от 5 до 7 лет включительно (5лет 5 мес. - 7 лет 1 мес). За период с 2003 по 2005 год экспедиционным методом было проведено выборочное комплексное психологическое (нейропсихологическое, патопсихологическое), клиническое, нейрофизиологическое биохимическое обследование 80 коренных жителей г. Балей 5-7 лет (53 мальчика, 27 девочек), составивших основную группу – А. В неё были включены дети с диагностированными резидуально-органическими ЗПР или ЗПР смешанного генеза и проходившие трехмесячную реабилитацию в детском отделении ЦРБ. Для сравнения, по аналогичной схеме, были исследованы 29 детей c ЗПР (группа В) того же возраста (5-7 лет), родившиеся и проживающие в относительно экологически благополучных районах Читинской области. Эти дети были госпитализированы в отделение реабилитации детей ОПБ№1 г. Читы также в связи с ЗПР резидуально-органического генеза (17 мальчиков, 12 девочек). В группу контроля - С вошли 35 детей 5-7 лет (21 мальчик, 14 девочек) с нарушениями развития из детских садов г. Балея. Они не были подвергнуты комплексному обследованию, однако в анамнезе, по данным медицинских карт, имелись сведения о патологии беременности, родов, заболеваниях в раннем возрасте (о резидуально-органических нарушениях); со слов воспитателей эти дети испытывали значительные трудности обучения на занятиях.

Одним из оснований для отбора детей были данные теста Векслера: у детей всех трех групп оценки составили 71-79 баллов, что соответствует пограничному уровню развития.

В неврологическом статусе, в подтверждение органической природы выявленного нарушения, отмечались рассеянная микросимптоматика (наиболее часто встречалась анизорефлексия, неустойчивость в позе Ромберга, нистагм), стигмы дизэмбриогенеза (дисплазии лица, аномалии дерматоглифики, дискрании, неправильный рост волос, зубов и т.д.).

Нейропсихологическое обследование проводилось по основным психическим сферам и включало в себя исследование программирования и контроля, двигательных, тактильных и соматогностических, зрительных, пространственных, мнестических, слухо-моторных, речевых функций и процессов мышления. Для оценки результатов применялось как качественное описание недостаточности (Скворцов, Адашинская, Нефедова, 2000, Цветкова, 2000, Семенович, 2002, Ахутина, Пылаева, 2003), так и ее количественная квалификация (по методике Цветковой, 2000, Семенович, 2002), что давало возможность статистических сопоставлений.

Дети основной группы А и группы сравнения В были обследованы с помощью нейрофизиологических (электро- и эхо-энцефалография), а в биохимическом исследовании участвовали только дети группы А.

Биоэлектрическая активность регистрировалась в соответствии с международной схемой «10-20%» (H.H.Jasper, 1958). Спектральный анализ ЭЭГ проводился методом быстрого преобразования Фурье и усреднения значений спектральной мощности на отрезке записи, включавшем в себя не менее 20 единичных эпох по 4 сек. Данные представлялись в виде индивидуальных карт спектральной плотности.

Таблица 1

Распространенность типов ЭЭГ у детей с ЗПР в группе А и В

Типы ЭЭГ

группа А

группа В

Мальчики (n=53)

Девочки

(n=27)

Мальчики

(n=17)

Девочки

(n=12)

Организованный тип

26,7**

15***

45**

58,3***

Дезорганизованный тип с альфа-ритмом

50,0*

55***

40*

21,7***

Десинхронный тип

7,6

10*

20,0*

Патологический тип

15,7

20**

15

Всего (%):

100

100

100

100

p < 0,001 - ***, р < 0,01 - **, р < 0,05 - * достоверность различий распространенности типов ЭЭГ в группе А и Б.

В зоне экологического неблагополучия выраженные изменения биоэлектрической активности головного мозга наблюдались у всех детей в виде диффузного увеличения уровня медленноволновой активности с наибольшим акцентом в лобно-височных отведениях, что и обусловило у детей группы А высокий процент дезорганизованного и патологического типов ЭЭГ (табл 1). Полученные результаты, вероятнее всего, являются ЭЭГ-коррелятами дисфункции стволово-диэнцефальных структур мозга (Элизбарян, 2005).

В экологически благополучном районе (группа В) у детей с ЗПР резидуально-органического генеза изменения биоэлектрической активности головного мозга касаются дельта и бета-диапазона, и проявляются достоверным увеличением данных видов активности по всем отделам коры (организованный тип). Можно предположить, что в основе когнитивных нарушений у детей группы сравнения лежат микроструктурные аномалии на уровне коры головного мозга, обуславливающие снижение ее функциональной активности, а также нейрорегуляторные изменения (Элизбарян, 2005).

Помимо изучения биоэлектрической активности головного мозга, до и после проведения лечебно-реабилитационных мероприятий у детей группы А определяли уровни концентрации специфических нейроиммунных показателей (фермента нейронспецифической енолазы (НСЕ), нейротрофического фактора головного мозга (НТФ), уровня антител к миелинассоциированному гликопротеину (а/т МАГ)). Все исследования проведены в лаборатории молекулярной биохимии научного центра психического здоровья РАМН (Ахметова, 2006).

В этой же главе дана краткая геолого-экологическая характеристика состояния окружающей природной среды на территории Балейского экологического полигона.

В 3 главе описаны особенности психических функций в структуре ЗПР у детей дошкольного возраста, проживающих в различных экологических условиях.

Было выявлено, что у детей с ЗПР, проживающих на ТЭН, имеет место несформированность многих структурных звеньев психических функций.

При анализе статистической однородности основной группы не было выявлено достоверных возрастных отличий между детьми 5-6 и 6-7 лет.

Рис.1 Распределение детей по успешности выполнения нейропсихологических проб в 3 группах (общий средний %).

В обеих группах из г. Балея: основной А и контрольной С – чаще всего встречались невозможность или неправильное выполнение пробы (оценка в 2-3 балла). Доказана статистическая однородность групп А и С, поэтому в данной главе группы А и С объединены.

Наибольший вес в среднем суммарном распределении баллов в группе сравнения В занимает оценка в 1 балл (25% невыполнения пробы, выполнение с самокоррекцией, незначительные недочеты) (рис. 1).

Наиболее выраженные различия между детьми групп А+С и В были выявлены по следующим пробам:

- графомоторная проба (заборчик) (1),

-реципрокная координация (3),

- праксис по кинестетическому образцу (5),

-перенос поз по кинестетическому образцу(6),

-проба на зрительную память (2-5 картин фигур) (19),

-копирование с поворотом на 180 (20),

-проба на понимание логико-грамматических конструкций (21),

-пробы на ритмические структуры (воспроизведение и оценка ритмов) (22,24),

-проба на слухоречевую память (запоминание 2-х групп по 3 слова) (23),

- повторение звуков,

-сюжетные картинки (28).

На рисунке 2 представлена распространенность невыполнения каждой из проведенных проб в группах г. Балея А+С и группе сравнения В.

Рис. 2 Распространенность невыполнения нейропсихологических проб при первичном исследовании

Наиболее существенные и достоверные отличия групп А+С и В были обнаружены в пробах на исследование функций обработки кинестетической информации (4,5,6), серийной организации движений (3), слухо-моторных координаций (24). У детей основной группы отмечено преобладание неточностей, ошибок воспроизведения любых движений во всех видах праксиса, уподобление движений, трудностей переключения и инертности по сравнению с детьми группы сравнения. Данные трудности свидетельствуют о выраженной функциональной слабости передне-теменных и задне-лобных отделов на фоне недоразвития стволово-диэнцефальных структур.

У детей основной группы А, помимо нарушений двигательных функций, отмечаются достоверно более выраженные трудности зрительного (15, 18) и слухового гнозиса (25). Эти гностические трудности могут быть обусловлены как недоразвития корковых структур под влиянием незрелости стволово-диэнцефальных структур, так и факторами социально-педагогической запущенности.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»