WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

К середине XIX столетия структура выборных должностей значительно усложнилась, бюрократизировалась и напоминала аналогичные должности в городском управлении. Формальный городской оттенок имеет письменная регистрация вотчинным правлением крестьянских сделок, договоров и контрактов, в том числе по таким вопросам, которые были больше характерны для города, а не для деревни.

Во втором параграфе главы дана характеристика поземельно-распорядительной функции крестьянской общины. Спецификой землепользования ростовских огородников было крайнее малоземелье. На одну ревизскую душу в приозерных селениях приходилось менее 1 дес. огородной или пашенной земли, что вынуждало крестьян интенсифицировать земледелие. При расширении района огородничества пашенная земля из трехпольного севооборота исключалась, использовалась плодосменно, практически как усадебная земля с высокой доходностью.

В некоторых больших приозерных селениях при отсутствии пашни, значительной роли отхожих и кустарных промыслов общие уравнительные переделы земельного фонда общины с последней четверти XVIII в. прекратились. Существовали крупные и составные мелкие единицы землепользования, учет которых велся в специальной документации. Гибким регулятором перераспределения земли являлся периодический частный передел, проводимый особой комиссией, решение которой утверждалось помещиком. Там, где в вотчину входили деревни с традиционным полевым земледелием, в которых шло внедрение товарных овощных культур в поля, наблюдалась сходная тенденция к прекращению коренных переделов, как правило, инициируемых помещиком.

В землепользовании ростовских крестьян наблюдалось явное несоответствие между размером надела и платежными способностями домохозяйства. Частые упоминания о покупке и аренде земли, других угодий, например покосов, периодически возникавшие споры по ним, разбиравшиеся в суде, свидетельствовали о том, что земли им было не достаточно.

В третьем параграфе рассмотрены основные налоги и повинности ростовских огородников. В исследуемый период в ростовских приозерных селениях основными особенностями финансово-податной функции общины были: отчетливая тенденция к замене натуральных повинностей денежными выплатами; стройная организация сбора и доставки оброка под контролем старшего бурмистра в крупных вотчинах; сроки и места платежей были обусловлены экономической деятельностью крестьянства, основаны на компромиссе помещиков и общины; дифференциация оброка, очевидно, базировалась на противоречивом стремлении помещика с одной стороны - воспользоваться высокими доходами своих крепостных, а с другой - предотвратить их социальное расслоение: доход с разных вотчин также был дифференцирован. Размер оброка в перерасчете на серебро с души м.п. вырос в исследуемый период в 3 раза.

При сопоставлении минимальных заработков 1830 гг. трех групп отходников с величиной оброка с «богатых», крестьян «первой степени» и «второй степени» определяется его процентная составляющая - 2,9%, 8,7%, 17,7%. Чем богаче были крестьяне, тем меньший процент их доходов составлял оброк, даже при дифференцированном обложении. Следовательно, такое обложение помещиком состоятельных ростовских крестьян дополнительным выплатами в пользу бедных, его стремление задержать их социальное расслоение, с точки зрения интересов общины логично и вполне обосновано.

Через рекрутскую повинность община имела возможность изолировать свои асоциальные элементы и сохранить трудоспособных членов. Вследствие высоких доходов ростовских крестьян от огородничества и других промыслов, распространенным в их среде явлением, как и у обеспеченных мещан, был найм «охотника» из бедных, покупка зачетной рекрутской квитанции, рекрутских долей, кроме того, приобретение на имя помещика и отдача в рекруты крепостных.

В четвертом параграфе исследована проблема обеспечения рабочей силой в ростовском огородничестве. В первой половине XIX в. система эксплуатации рабочей силы в Ростовском огородничестве претерпела определённую эволюцию. Труд крепостных в хозяйствах ростовских огородников всё более заменялся трудом лиц разных податных сословий, работавших на основе вольного найма. Развитие отхожих промыслов предоставляло и расширяло количество необходимых для них рабочих рук, избыточных, лишних в соседних губерниях.

Органы исполнительной власти через вотчинные администрации и помещиков контролировали временное население уезда, пришедшего на заработки по паспортам и билетам, принимая меры к выявлению беглых и криминальных элементов. Помещичьи инструкции жестко регламентировали вопросы обеспечения рабочей силой, производственные отношения через общины, домовые конторы. Предпринимались шаги для развития кредитной системы – открытие в крупных приозерных селах банков. Во второй четверти XIX в. уже преобладала система свободного найма рабочей силы. Складывается рынок наемного труда и конкуренция на нем.

В пятом параграфе проанализирована социальная стратификация и мобильность ростовских огородников. Развитие товарно-денежных отношений усиливало процесс социального и имущественного расслоения. Среди крестьян образовалась группа зажиточных предпринимателей-огородников, торговцев-скупщиков, хозяев небольших мануфактур. Появление прослойки неимущих, потерявших возможность вести самостоятельное производство жестко сдерживалось в части селений патронажем помещиков. Наиболее внушительной оставалась группа средних дворов.

В важнейшем вопросе – получении вольной крестьянин не мог выкупиться без санкции общины или круга лиц, которым она делегировала право принимать участие в его решении. Следовательно, такой вид крепостнических отношений, как корпоративное крепостное право существовал. Комиссия из крестьян всегда сама определяла сумму выкупа. Как правило, за выкуп брали часть капитала. Основная часть вольноотпущенников занималась торговлей и огородничеством в крупных городах.

Материальная культура огородников крупных приозерных сел стояла на уровне уездных городов. Существенным фактором, определяющим ее развитие, являлось городское влияние. Сравнительно с деревенским крестьянством, занимавшимся полевым земледелием ростовские огородники были менее традиционными, более грамотными и рациональными, более тесно связанными с рынком и потому более мобильными, больше ценившими деньги и собственность, более восприимчивыми к светской культуре, центрами которой являлись большие города, главным образом Москва и Петербург.

Родственные связи с купечеством, мещанством и духовенством имели 22,3% крестьянских фамилий, или больших семей. Однако, учитывая семейные разделы, для малой семьи данный показатель составит только 11,2%. Имела место широкая горизонтальная мобильность крестьян.

Изучение различных аспектов развития торгового огородничества в торгово-промышленных селах, таких как Поречье, Угодичи, Сулость и др., с. Вятское Даниловского уезда показало, что к Великой реформе 1861 г. здесь сформировалась сложная структура населения городского типа, включавшая большинство сословий и групп населения Российской империи. Даже император Александр I, специально посетивший Поречье в 1823 г. Примечательна высказанная им оценка поселян: «Я желал бы, чтобы везде были такие крестьяне, как в Поречье» (Ф.Я. Никольский 1848).

В заключении подводятся итоги исследования и формулируются основные выводы.

В конце XVIII – первой половине XIX вв. в Суздальском и Романовском уездах развитие торгового огородничества не вышло за рамки городских центров, а в Ростовском и Даниловском оно стало массовым занятием жителей сельских торгово-промышленных поселений с округой. Определяющую роль в формировании чисто городских и уездных «промышленных» центров торгового земледелия сыграли почвенные условия, аграрные традиции и новации местного населения, усиливавшаяся специализация регионов.

В каждом из них сложился особый по своему спектру ассортимент товарной овощной продукции. Важным для развития ростовского и отчасти даниловского огородничества стало внедрение и выращивание таких культур, как зеленый горошек, цикорий и картофель, главным образом, в качестве сырья для переработки в полуфабрикат и готовый продукт, что обусловило становление пищевой промышленности и гораздо более значительные по сравнению с городским огородничеством масштабы торговли.

В торговом огородничестве Ростовского уезда имело место сложное и устойчивое развитие капиталистических отношений. С одной стороны – крепостное право, устойчивость общины, трудность выделения из общинной организации индивидуального собственника, крайнее малоземелье. С другой - прагматичный патронаж помещиков - крупных земельных собственников, возможность для о тдельного хозяина-огородника организовать высокодоходное производство в городе (в отличие от большинства российских крестьян), наличие для этого средств, накоплений и технических возможностей, высокий уровень агрикультуры, более длительный сельскохозяйственный год: все это не могло не повлиять на характер генезиса капитализма в ключевой отрасли сельского хозяйства Ростова.

Традиционные черты экономики Ростовского края в середине XIX в. - торговый характер земледелия, аграрное перенаселение, существенное развитие отхода, ремесленного, мелкого и среднего промышленного производства, избыток рабочих рук в земледелии интенсивного типа, их наличие и конкуренция на рынке труда в области потенциального промышленного развития.

По теме диссертации опубликованы следующие научные работы:

  1. Морозов, А.Г. Проблема обеспечения рабочей силой в ростовском огородничестве в конце XVIII – первой половине XIX вв. / А.Г. Морозов // Вестник Поморского университета. - 2007. - Серия «Гуманитарные и социальные науки». - №8. - С. 31-35. – 7 с.
  2. Морозов, А.Г. Доходы крестьян-отходников в ростовском огородничестве в конце XVIII - первой половине XIX вв. / А.Г. Морозов // Вестник Поморского университета. - 2008. - Серия «Гуманитарные и социальные науки». - № 11. - С. 41-45. – 7 с.
  1. Морозов, А.Г. К вопросу о социальном и имущественном статусе поречских крестьян в первой половине XIX в. / А.Г. Морозов // История и культура Ростовской земли 1999. Ростов, 2000. - С. 125-132. – 11 с.
  2. Морозов, А.Г. К вопросу об экономической деятельности поречских крестьян в первой половине – середине XIX в. / А.Г. Морозов // История и культура Ростовской земли 2000. Ростов, 2001. - С. 171-176. - 8 с.
  3. Морозов, А.Г. Дом Маринина-Меньшого в селе Поречье-Рыбном / А.Г. Морозов // Сообщения ростовского музея. Ростов, 2000. - Вып. XI. - С. 155-156. – 3 с.
  4. Морозов, А.Г. К вопросу о состоянии современного ростовского огородничества на рубеже XX-XXI вв. на примере п. Поречье Ростовского муниципального округа (По материалам полевого исследования) / А.Г. Морозов // Сообщения ростовского музея. Ростов, 2002. - Вып. XII. – С. 331-339. – 9 с.
  5. Морозов, А.Г. К вопросу о генеалогии и истории рода Пыховых / А.Г. Морозов // Сообщения ростовского музея. Ростов, 2003. - Вып. XIV. - С. 91-113. – 17 с.
  6. Морозов, А.Г. К истории и генеалогии рода Королевых / А.Г. Морозов // История и культура Ростовской земли 2003. Ростов, 2004. - С. 81-92. – 12 с.
  7. Морозов, А.Г. История Ростовского края в трудах дореволюционных исследователей / А.Г. Морозов // Путь в науку: сборник научных трудов аспирантов и студентов исторического факультета / Под ред. А.М. Селиванова; Яросл. гос. ун-т. - Ярославль, 2005. - Вып.10. - С. 132-134. – 4 с.
  8. Морозов, А.Г. Генеалогия ростовского крестьянства: к истории и генеалогии рода Пелвиных / А.Г. Морозов. // История и культура Ростовской земли 2006. Ростов, 2007. - С. 127–141. – 12 с.
  9. Морозов, А.Г. Источники по истории ростовского огородничества конца XVIII – первой половины XIX вв. / А.Г. Морозов. // История и культура Ростовской земли 2007. Ростов, 2008. - С. 376–386. – 10 с.
  10. Морозов, А.Г. О социальной мобильности крестьян ростовских огородных селений в конце XVIII – первой половине XIX вв. / А.Г. Морозов. // Путь в науку: сборник научных трудов аспирантов и студентов исторического факультета / Под ред. В.М. Марасановой, Е.В. Спиридоновой. Яросл. гос. ун-т. - Ярославль, 2008. - Вып.12. - С. 120-124. – 5 с.
  11. Морозов, А.Г. О передовых технологиях в Ростовском огородничестве на рубеже XX-XXI вв. (По материалам п. Поречье) / А.Г. Морозов // Сообщения ростовского музея. Ростов, 2008. - Вып. XVII. – С. 150-160. – 10 с.
Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»