WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

Процесс модернизации экономических ценностей, установок и стереотипов поведения не следует рассматривать изолированно, поскольку большей динамикой могут обладать другие базовые ценности. Ценности не существуют изолированно, а образуют социокультурные комплексы, включающие ценностно-нормативные стандарты, социальные установки, стереотипы экономического поведения. Большую роль играют два полюса не сводимых друг к другу доминант сознания, вокруг которых формируются ценностно-нормативные модели: пассивно-традиционная и активно-новационная.

Экономико-стратификационные исследования подтвердили существование больших групп с принципиально разной ценностной системой и ментальностью: носители патерналистско-эгалитаристского типа ментальности, представители индивидуалистически-либерального типа ментальности, промежуточный тип ментальности. При этом реальную динамику социальных установок и стереотипов сознания все менее отражает ценностная оппозиция «традиционные – либеральные». Требуется усложнение ценностной конструкции, выявление ее реальной полицентричности.

Итог исследования динамики комплекса модернизирующихся ценностей, социальных установок и поведенческих стереотипов следующий: ценностная структура современного российского общества включает системы как традиционных, так и модернизированных рыночных ценностей. Динамика данного комплекса включает более сложные процессы, чем движение от традиционных к либеральным ценностям. Интегрирующее ядро традиционных ценностей дополняется инструментальными ценностями, определяющими деятельностные стереотипы и установки на активность в экономической сфере. Таким образом, исследование ценностно-нормативных стандартов, как комплексов целостных синдромов массового сознания, показывает способность состыковываться с принципами либерально-экономического реформирования. Наличные ценности российского общества не являются препятствием для проведения экономической модернизации российского общества. Исследование ценностной динамики показало инертность ценностей в отличие от форм и моделей экономического поведения. Именно поэтому ценности российского общества выступают условием прочности и устойчивости в ходе изменений системы. Отсюда вытекает задача использования в ходе реформ специальных технологий рефрейминга экономических установок и стереотипов.

5.2. Аксиологическое измерение исторической эволюции и социальный рефрейминг экономических стереотипов. Экономическое сознание не является набором застывших образцов, моделей, клише, которые исправно воспроизводятся от поколения к поколению. Основным фактором изменения массового экономического сознания, на наш взгляд, выступает формирование и трансформация экономических стереотипов. Изменение стереотипов сознания, мышления и поведения позволяет решить одну из главных трудностей реформационного периода – управление процессами легитимации проекта социально-экономической модернизации, поскольку содержание стереотипов влияет на способы и формы проявления экономической активности. Социальное значение стереотипа заключается в том, что он выступает определенным способом ориентации и оценки объективной реальности посредством готовых формул и шаблонов.

Теоретико-методологические трудности оперирования этим понятием заключаются в акцентировании внимания исследователей либо на субъективной стороне эффекта стереотипизации, либо на объективности стереотипов как отражении объективной реальности. Субъективистские подходы обычно подчеркивают моменты манипуляции сознанием, объективисты – роль социальной среды, социальной действительности. Очевидно, что социальный (экономический) стереотип не может быть понят только как результат субъективного восприятия или как порождение общественной практики, истина заключается в единстве субъективного и объективного.

Стереотипы порождаются общественной практикой, трансформация экономических стереотипов началась с момента разрушения инструментально-прагматической установки, создающей контекст оценивания ситуации социалистической действительности. Социальные реалии к началу 80-х г. (стагнация в экономике, формирование «экономики блата», коррупция и т.д.) подорвали идею труда как ценности, разрушили представление о зависимости материального благосостояния человека от трудовой деятельности. То же самое произошло и с другими установками и стереотипными представлениями общественного сознания. Социальное противоречие между социальными практиками советского общества и доминирующими идеологическими формами приводило к различным социальным деформациям и провоцировало активную перестройку объяснительных структур сознания, поиск новых интерпретационных моделей реальности, новых инструментально-практических установок, облегчающих процессы социальной адаптации.

Как необходимое условие критического пересмотра прежних устоявшихся схем общественного устройства и экономических форм деятельности, в общественную жизнь страны вошла гласность, как свобода и публичность выражения взглядов, плюрализм мнений и открытость функционирования институтов сопоставления различных экономических и политических идей.

Характерно, что вовлечение граждан в политическую жизнь привело к смещению оценок в понятии «гласность» с институционального внеличностного аспекта к личностному, от обязательства государства к личностно-ориентированному поведению. Гласность стала условием и средством разрушения старых и формирования новых стереотипов, но при этом превратилась не столько в свободное обсуждение различных, в том числе социально-экономических идей, сколько в массированное информационное воздействие, результатом которого стало формирование множества деструктивных стереотипов. Это массированное информационное воздействие носило частично неконтролируемый характер, основанный на известном феномене массового сознания, с большим интересом и восторгом воспринимающего негативную информацию, частично приобрело форму целенаправленного манипулятивного воздействия. Однако новые стереотипы, явившиеся результатом манипулятивных технологий, неизбежно вступали в противоречие с основными закономерностями развития, нормами и принципами современных цивилизованных государств, вместо создания продуктивных рыночных стереотипов на базе модернизированной системы ценностей происходило расшатывание этой самой модернизированной системы ценностно-нормативных стандартов.

Когнитивная компонента успешной социально-экономической стереотипизации требует рационального обсуждения идей, а также особого организационного пространства.

Наиболее адекватные формы общественного обсуждения предоставляет гражданское общество, которое само является формой общения людей как граждан, как самостоятельных, автономных субъектов экономической, общественной и политической жизни страны. В обществе без гражданского общества общественный выбор осуществляют почти исключительно политические и экономические элиты. Интеллектуальной элите ставится задача формирования социокультурного контекста выбора через организацию специфического социально-политического и философско-экономического дискурса, конструирование масс-медийного пространства. Манипулирование сознанием масс через эффективные информационные технологии элита считает достаточным средством, представляя большинству очень ограниченные возможности влияния на траекторию развития: участие в выборах, если это система выборной власти, а также различные формы социально-политического протеста.

5.3. Перспективы развития России с позиций принятия общественным сознанием целей и средств модернизационного проекта. Показателем принятия общественным сознанием целей и средств модернизационного проекта являются устойчивые социальные действия и взаимодействия, осуществляемые в соответствии с нормами, правилами, продиктованными или хотя бы соответствующими данному проекту. Легитимность проекта выражается как в ценностной приверженности граждан, так и нормативном конформизме. Отказ от следования этим нормам в повседневной жизни и экономической деятельности, выбор норм и правил из другого нормативного порядка означает утрату легитимности проекта. Принятие норм и действие соответственно этим нормам означает для некоторых исследователей окончание основного этапа трансформационного периода, начало постпереходной эпохи.

Исследование противоречий рыночной адаптации россиян показывает трансформацию ценностной структуры, как основы формирования конкретных типов рыночного поведения. Проблема, отражающая динамику модернизации российского общества и особенности легитимации модернистского проекта, связана скорее с образованием значительного люфта между модальным и нормативным уровнем принятия модернизационного проекта. Расхождение представления о рыночных реформах на уровне необходимого и должного отражается в наличии пласта нерыночного поведения, нерыночных правил и норм именно в рыночном секторе – промышленности, торговле и т.д. Закрепление современных норм теневого поведения предстает не как наследие прошлого и результат глубокой укорененности их в сознании россиян, а как рутинизация и нормативизация эффективных в современных условиях практик экономического поведения.

Проект проведения социально-экономических реформ российского общества предполагал изменение нормативной модели отношения к труду. В ходе реформ действительно изменились социально санкционированные мотивы трудовой деятельности. Легитимация частного, индивидуального экономического интереса и материальной жизни человека привела к изменению модели мотивации трудового поведения, основанной на личном материальном интересе. Но оказалось, что рыночная экономика, особенно в российском исполнении, усиливает мотивации неэкономического характера, а экономическое принуждение к труду переплетается с неэкономическими зависимостями. Например, существовавшая технологическая зависимость в монозаводских городах, моноотраслевых регионах с проведением реформ усиливает технологическое принуждение к труду, обостряя социальное напряжение. В ходе реформ россияне также столкнулись с новыми для себя формами принуждения к труду: чувство неуверенности в завтрашнем дне, незащищенности, которое формируется под воздействием нестабильности в различных сферах общественной жизни, рост безработицы и, соответственно, страх потерять работу и т.д.

Нормативная модель трудового поведения ориентируется прежде всего на указанные факторы принуждения к труду, а не на модель должного рыночного трудового поведения, определяемого цивилизованным взаимодействием работников и работодателей. Таким образом, формирование нормативной модели трудового поведения объясняется не социокультурными стереотипами россиян, а особенностями вынужденной адаптации к рыночным реалиям. Сложности модернизации российского общества связываются не только с формализацией правил и норм поведения, сложившихся спонтанно, но и с трансформацией утвержденных формально норм в сторону их деформализации (В. Радаев).

В условиях российского рынка трудно ожидать от действующих рыночных субъектов форм рыночного поведения в соответствии с несуществующей моделью, поэтому естественным результатом легитимации модернизационного проекта является его коррекция в ходе нормативизации. Формирование нормативного порядка, отличающегося от модального – приспособительная реакция в неблагоприятных условиях рыночной адаптации, определяет возможность сближения модального и нормативного по мере развития рыночных реформ.

Выводы, полученные в V главе:

1. Трансформация целей, потребностей и социальных установок субъектов модернизации – сложный процесс легитимации проекта социально-экономической модернизации в России, условие конструирования новой общественной реальности.

2. Исследование исходного состояния экономического сознания россиян показало, что особенности и типологические черты советского человека не являются исключительным продуктом российской культуры, православного этоса, а представляют собой продукт советской модернизации. Дореволюционный опыт экономического поведения – скорее мифологема, оказавшая влияние на процедуры рефрейминга экономических стереотипов.

3. Процессы трансформации экономических стереотипов прежде всего опираются на изменение общественной практики и начинаются с момента разрушения инструментально-прагматической установки, создающей контекст оценивания реальной экономической ситуации.

4. Социальное противоречие между социальными практиками советского общества и доминирующими идеологическими формами приводит к различным социальным деформациям и провоцирует активную перестройку объяснительных структур сознания, поиск новых интерпретационных моделей реальности, новых инструментально-практических установок, облегчающих процессы социальной адаптации.

5. Условие рефрейминга экономических стереотипов – гласность, как свобода и публичность выражения взглядов, плюрализм мнений и открытость функционирования институтов сопоставления различных экономических и политических идей. Обратная сторона гласности – информационное манипулирование, включающее манипуляции словами и образами, размывание и подмену понятий, перестройку и разрушение логического мышления, создание некогерентности и т.д.

6. Результат манипулятивного воздействия на процессы рефрейминга стереотипов деформация сознания, формирование псевдорыночных стереотипов, деструктивная стереотипизация, расшатывание модернизированной системы ценностно-нормативных стандартов.

7. Показателем принятия общественным сознанием целей и средств модернизационного проекта являются устойчивые социальные действия и взаимодействия, осуществляемые в соответствии с нормами, правилами, продиктованными или хотя бы соответствующими данному проекту. Легитимность проекта выражается как в ценностной приверженности граждан, так и нормативном конформизме. Отказ от следования этим нормам в повседневной жизни и экономической деятельности, выбор норм и правил из другого нормативного порядка означает утрату легитимности проекта.

8. Несмотря на противоречивость адаптации россиян к реформам, многочисленными социологическими исследованиями установлено согласие населения с общими контурами рыночного модернизационного проекта. Россияне поддержали такие основные меры, как приватизация госпредприятий, поощрение частного предпринимательства и т.д. Произошла трансформация ценностной структуры как основы формирования конкретных типов рыночного поведения.

9. Проблема, отражающая динамику модернизации российского общества и особенности легитимации модернистского проекта, связана с образованием значительного люфта между модальным и нормативным уровнем принятия модернизационного проекта. Существование расхождения между модальным и нормативным уровнем определяется не только социокультурными традициями двоемыслия, но и кризисом социальных ожиданий в процессе рыночной адаптации, как приспособительная реакция в неблагоприятных условиях рыночной адаптации.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»