WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

На правах рукописи

Молчанов Константин Владимирович

Экономико-философское предметное поле концептуального обоснования  модернизационного проекта развития России

09.00.11 социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Ростов-на-Дону – 2008

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Южно-Российский государственный технический университет (Новочеркасский политехнический институт)»

Научный консультант: доктор социологических наук, профессор

Бондаренко Ольга Васильевна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Андреев Эдуард Михайлович

Институт социально-политических исследований РАН г. Москва

доктор философских наук, профессор

Шевченко Владимир Николаевич

Российская академия государственной службы при президенте РФ г. Москва

доктор философских наук, профессор

Радовель Михаил Рувинович

Южный федеральный университет г. Ростов н/Д

Ведущая организация: Санкт-Петербургский государственный университет

Защита состоится «25» июня 2008 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.01 по философским и социологическим наукам в ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет» (344006, г. Ростов н/Д, ул. Пушкинская, 160, ИППК ЮФУ, ауд. 34).

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Южного федерального университета (344006, г. Ростов н/Д, ул. Пушкинская, 148).

Автореферат разослан «___» ___________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета М.Б. Маринов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Вопрос об осмыслении путей и характера развития России до сих пор сохраняет свою актуальность, несмотря на второе десятилетие с начала социально-экономических реформ. И если раньше речь шла о постсоциалистическом выборе России, то теперь обсуждаются новые пути развития в XXI в.

Выполнение основных программ первого этапа социально-экономического реформирования (90-х г.) – либерализации, приватизации, финансовой стабилизации, становления открытой экономики – ввело в действие механизмы структурной трансформации экономики и общества. Оценки их последствий противоречивы и по большей части негативны: падение производства, рост взаимных неплатежей, увеличение числа убыточных предприятий, социально-экономическое расслоение и т.д. Концептуально общее положение дел можно определить выводом, сделанным А.Г. Глинчиковой: России вышла «на тот рубеж, когда она особо нуждается в социальном, экономическом и политическом ориентировании. Она напоминает собой путника, который шел в определенном направлении и вдруг оказался в совершенно незнакомой местности – и теперь ему нужно определить, как отличить движение вперед от движения назад, вбок, в сторону, по кругу. Поиск критериев движения вперед, поиск новых социальных координат необыкновенно важен для России»1. Целью второго этапа рыночных преобразований исследователи и политики называли социально-экономическую модернизацию как преодоление экономического и технологического отставания России от развитых стран. Рассматриваемая в указанном контексте модернизация имеет специфические цели социально-экономического развития и параметры экономической политики.

Если причинами негативных последствий рыночных реформ 90-х гг. прошлого столетия можно считать структурные деформации экономики социалистической эпохи, ошибки экономической политики и, прежде всего проведение шоковых реформ, чрезмерное влияние на характер процессов в экономике и социальной сфере узкополитической конъюнктуры, то трудности курса на модернизацию связаны с социокультурными и институциональными факторами – особенностями российско-советской системы ценностей, спецификой российской модели экономической культуры, а также закономерностями функционирования и трансформации общественного сознания. Таким образом, цели и задачи модернизации в качестве нового этапа реформ связаны не только с преодолением концептуальных ошибок прошлого, но и с включением в действие субъективного фактора – целевых ориентиров, мотивов и установок, способных на деле обеспечить устойчивое поступательное развитие российского общества, изменить ситуацию в экономике.

Исследования мирового опыта экономических трансформаций связывают модернизационный потенциал страны с последовательно инновационным подходом к экономическому развитию. Что касается России, то, несмотря на различие ценностных ориентаций социальных групп, население демонстрирует равнодушие к идее развития, большинство людей озабочено проблемами выживания. Но без укоренения ценности социально-экономического развития в сознание граждан в России возможен только ограниченный экономический рост. А перспективы качественного скачка модернизационного развития связаны с необходимостью перестройки общественного сознания в соответствии с идеей развития, становления ценностно-нормативной системы общества, социальных установок и стереотипов, обеспечивающих прогрессивное развитие российского общества.

Обозначенный комплекс обладает огромной инерционностью – легче изменить формальные нормы, принять законы, соответствующие новым социально-экономическим моделям и проектам, чем изменить сознание общества. Но та же инерционность оборачивается и позитивной стороной: если идея модернизации как развития овладеет умами, то она окажется способной изменить вектор трансформации общественной системы, стать тенденцией, увлекающей общество в заданном направлении.

К сожалению, трудности структурной перестройки и содержательного изменения общественного сознания обусловлены тем, что в российском обществе еще не налажена практика проведения регулярных объективных замеров социально-экономических тенденций, складывающихся в стране, и доведения до общественности результатов таких мониторингов, а также институты публичного обсуждения проектов социально-экономических изменений.

Предпринятое нами исследование парадигмально-гносеологических основ экономической теории2 касалось проблем разработки действенного теоретического аппарата экономической науки для разработки вопросов социально-экономического развития. В то же время процесс социального конструирования новой общественной реальности требует не только выработки научно-обоснованных проектов модернизации российского общества и, как условия, уточнения методологии социально-экономического теоретизирования, но и анализа закономерностей осуществления социального выбора проекта. С этой целью должны быть изучено влияние экономико-философских идей на представления о нормативном социальном порядке, проведен анализ закономерностей производства и распространения социально-экономических идей, исследовано влияние установок общественного мнения и ценностных структур общественного сознания, специально выделено влияние сложившихся групповых установок и ценностей элит на изменения этих структур. Существенное, если не решающее воздействие на результаты социального конструирования оказывает умение управлять развитием институционально-правового поля, но также процессами легитимации проекта социально-экономической модернизации. Таким образом, философско-методологические исследования теорий социально-экономического развития требуют продолжения в области осмысления роли экономической философии в разработке, исторической корректировке и реализации проекта рыночной модернизации современной России.

Выявление диалектики становления экономико-философского знания, как развитие противоречия ценностной и объективно-научной компоненты, относит исследования к области социальной философии, которая является не только рефлексивным познанием, нацеленным на получение объективно-истинного знания об обществе, но и специфической формой общественного сознания – ценностным знанием (отношением) людей к переживаемой и осмысливаемой действительности, в рамках которой социальная философия стремится выстроить систему интенций развития общества.

Степень научной разработанности темы. Проблемы выбора современных цивилизационных ориентиров развития в настоящее время являются областью широкого исследовательского интереса. Этот интерес возник не случайно и опирается на обширную философско-социологическую традицию осмысления процессов социальных изменений. Две группы проблем в этой научной традиции представляют для нас наибольшую теоретическую и методологическую значимость: во-первых, рассмотрение социальных изменений как соотношения сознательности и стихийности, спонтанности и самоорганизации, т.е. возможности выбора социальными субъектами путей и ориентиров общественного развития; во-вторых, существование заданной траектории социального развития или вариативности выбора путей социального развития.

Концепции социального эволюционизма, разрабатываемые в трудах Конта, Спенсера и др., осмысляли социальные изменения как часть бесконечного процесса изменения структурных свойств социальных систем, совершенствования социального организма, опирались на логику универсального мироупорядочения. Как и все живое, социальный организм развивается, выполняя формулу эволюции, от однородности к разнородности, от малых сообществ к большим размерам, от слабой связанности к органической зависимости, от менее сложной к более сложной организации. У Спенсера эволюционная идея представлена как тенденция к росту внутренней дифференциации и интеграции органов в рамках трех основных систем социального организма – регулятивной, производящей и распределительной. Конт описывает социальное развитие от теологической стадии к позитивной – веку науки и промышленности. Э. Дюркгейм различает современные и традиционные общества и описывает движение от механической солидарности традиционного общества к органической солидарности современного общества, основанного на разделении труда. Для К. Маркса общественное развитие представляет собой стадиальное усложнение и поступательное развитие общественно-экономических формаций. Универсализм эволюционного процесса для Т. Парсонса заключается в постепенном усложнении и дифференциации современного общества путем развертывания эволюционных универсалий (система коммуникации, система родства, определенная форма религии, технология и т.д.).

Логика универсального эволюционизма, тем не менее, не означает полный и окончательный отказ от решения проблемы выбора пути социального развития. В наиболее радикальных вариантах эволюционизма социальные изменения разрабатывались как результат абсолютно случайных, слепых сил естественного отбора, выживания наиболее приспособленных форм. Но классические теории эволюционизма предусматривали зависимость прогрессивного развития общества от интеллектуальной эволюции, от развития умственной жизни людей (Дж. Ст. Милль). Психологический эволюционизм Л. Уорда и Ф. Гиддингса настаивал на том, что общество как организация является результатом реализации «сознательного плана», в то время как воплощением бессознательной эволюции только отчасти. К. Маркс и Ф. Энгельс, разрабатывая грандиозную концепцию революционного преобразования обществ, не ограничились только ролью объективного фактора, логика и диалектика революционного процесса развития общества включала проблему «превращения общественного сознания в общественную силу»3. В русле марксистской традиции известнейшие ученые-обществоведы, такие как Э. Ильенков, В. Келле, М. Ковальзон, Н. Козлова, В. Лекторский, М. Лифшиц, В. Межуев, Ф. Михайлов, В. Толстых, В. Швырев и др., разрабатывали проблемы общественной природы сознания, форм общественного сознания, диалектику сознательного и стихийного в революционном процессе общественных трансформаций.

В известных теориях зарубежных авторов, исходивших из принципиально иных методологических позиций, таких как Р. Арон, Д. Белл, Р. Бендикс, Э. Берк, М. Вебер, Ч. Джонсон, Р. Коллинз, Г. Лебон, М. Хальбвакс, Л. Хобхаус, А. Токвиль, Т. Парсонс, Дж. Рекс, Л. Стефен, Л. Стоун, Ч. Тилли, К. Фридрих, С. Хантингтон, Ю. Хабермас, Ч. Эллвуд и др., в разнообразных исторических соотношениях представлены идеи экономического базиса и ценностного ядра социальной эволюции, детерминизма и стихийности процессов социальных изменений.

Считается, что идея развития была чужда массовому сознанию россиян, но в рамках социально-философских концепций существует довольно мощный пласт иных представлений, обоснованных в произведениях А. Богданова, Н. Данилевского, М. Ковалевского, П. Лаврова, Л. Мечникова, П. Струве и др. Особое место в российской социально-философской мысли заняло обоснование социальной революции и классовой борьбы в работах Г. Плеханова и В. Ленина. Анализ последствий революционного преобразования российского общества и альтернатив октябрьскому варианту общественно-исторического развития предложили Н. Бердяев, С. Булгаков, П. Сорокин и др.

В силу исторических обстоятельств марксизм превратился на некоторое время в доминирующее социально-философское учение, определив безальтернативность путей социально-экономического развития России. Усилия ученых были направлены на обоснование формационной концепции социального развития–от бесклассовой первобытно - общинной формации через классовые общества к коммунистической формации.

Но столь же однобоко смотрели на социально-экономическое развитие и западные теоретики. Ими была принята веберовская концепция капитализма как универсальная схема развития. Универсализм данной схемы подчеркивал Т. Парсонс, утверждая необходимость принятия западного капитализма в качестве образца для всех сообществ. Веберовская схема определила модель развития как преобразования традиционных общества в современные. И хотя Вебер писал об уникальности социокультурной ситуации Западной Европы, обусловившей развитие западноевропейского капитализма, модернизация стала рассматриваться как европеизация или вестернизация. В рамках такого подхода появилось большое количество социологических, экономических, политологических работ, направленных на обоснование косности национальных традиций, ответственных за резистентность общества, за его сопротивляемость прогрессивному западному развитию. Эмпирические исследования по транзитологии обнаружили разнообразие переходных обществ, их внутреннюю динамику и высокую степень социальной дифференциации, которую невозможно объяснить, оставаясь в рамках веберовской дихотомии традиции и современности.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»