WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В диссертации проанализированы причины внеэкономического характера миграции: национальные, культурные, религиозные, семейные. Причины экономического характера кроются преимущественно в различном экономическом уровне развития Монголии и России. Рабочая сила перемещается из страны с низким уровнем жизни в страну с более высоким уровнем, что обычно связано с межгосударственными различиями в размере заработной платы. Кроме того, важным экономическим фактором международной трудовой миграции является наличие высокого уровня нерегистрируемой безработицы. Это объясняется, в первую очередь, нестабильным состоянием рынка труда, демографическими процессами в обществе, урбанизацией.

Таким образом, с помощью миграции люди решают собственные проблемы (учатся, ищут лучшую работу, более комфортное место проживания и др.), а общество обеспечивает развитие городов, освоение новых районов, функционирование армии и другие потребности. Иными словами, миграция - это нормальный атрибут жизни общества.

Во втором параграфе «Социальный состав российских и монгольских мигрантов» выявлена социальная структура мигрантов в России и Монголии. Они были исследованы по таким признакам:

  • пол;
  • возраст (моложе трудоспособного, трудоспособный, старше трудоспособного);
  • образовательный уровень (высшее, среднее специальное, среднее образование);
  • этнический состав;
  • профессионально-квалификационной состав;
  • семейное положение.

Среди российских и монгольских мигрантов преобладает доля мужчин и молодежи в возрасте до 35 лет. Они составляют более 60% от общего числа мигрантов. Снижается мобильность после того как человек завершил образование, получил специальность, создал семью и устроился на работу. Люди в возрасте от 35 до 50 лет - это обычно маломобильный контингент (20% от общего числа мигрантов). В предпенсионном возрасте и после выхода на пенсию мобильность несколько повышается, так как многие переселяются к детям или в более благоприятные для жизни регионы. В миграционных процессах участвуют высококвалифицированные специалисты: россияне с высшим образованием – 37,5%, граждане Монголии - 20%. По этническому составу исследованы монголы, буряты, русские, армяне, татары. Часть студентов, а также молодые специалисты трудоустроились за рубежом, хотя и не все по своей специальности. Сферы применения труда специалистов-мигрантов разнообразны. Для российских граждан это по-прежнему образование, а также малый, средний, реже крупный бизнес. В сфере образования – это филиалы российских вузов, школы. Кроме того, железная дорога, горнодобывающая отрасль, торговля.

Для граждан Монголии в Республике Бурятия это строительство, работа по контракту в вузах и ССУЗах г. Улан-Удэ, сфера культуры и искусства, спорт, малый, средний и крупный бизнес, религия, оптовая и розничная торговля. В целом разнородность социального состава мигрантов влияет на восприятие ими окружающей действительности, что сказывается на процессе миграции.

В третьем параграфе «Социальная адаптация мигрантов в России и Монголии» раскрывается сущность адаптивных практик мигрантов в принимающем сообществе.

Социальная адаптация – процесс приспособления человека к новым для него условиям жизни. Включает приспособление к социально-демографической, социально-экономической, природно-климатической, географической средам.

Нами были выделены индикаторы адаптации мигрантов:

  • психологическая удовлетворенность адаптанта своим положением в принимающем государстве. Удовлетворены своим переездом 57,1% россиян, комфортнее - мигрантам-бурятам (69,7%). Не устраивают условия жизни - 24% мигрантов, среди них большинство русских респондентов. Затруднились с ответом 18,9% опрошенных граждан. 61,1% россиян указали, что отказ от российского гражданства не является основной миграционной стратегией. Как показывает практика, те, кто затруднились с ответом (28,8%), не меняют гражданство. Удовлетворенность переездом в Республику Бурятия высказали 34,7% опрошенных граждан Монголии. Не устраивает новое место жительства 39,2% респондентов. Затруднились с ответом 26,1% граждан. Те граждане, которых устраивает жизнь в России, на вопрос «Хотели бы вы остаться на постоянное место жительства в принимающей стране», ответили следующим образом: 35% - да, 39% - нет, 26% - затруднились ответить (Россия не является страной, приоритетной для постоянного места жительства);
  • освоение ценностей, норм, стандартов поведения и традиций принимающего сообщества. Говоря о социокультурной адаптации российских и монгольских граждан, можно сказать, что ими были выбраны следующие стратегии адаптации – аккомодация и репатриация. Для выходцев из Бурятии азиатская культура - это часть повседневности, с которой они сталкивались в России.

    Кроме того, на монгольском рынке работает немало российских фирм. В целом Монголия, по описанию российских мигрантов, напоминает ближнее зарубежье (СНГ). Это связывают с сохранением в Монголии устойчивой пророссийской культурной доминанты. Граждане Монголии также воспринимают Бурятию как родственный регион;

  • обретение приемлемого жилья и работы. Чаще всего мигранты арендуют квартиры или проживают в общежитии (студенты). Что касается работы, то не все трудятся по специальности, часто на первое место выходит заработная плата, а не статус;
  • овладение другим языком. Среди монголов больше тех, кто знает русский язык, чем русских, знающих монгольский язык. Отдельно следует заметить, что родственность бурятского и монгольского языков снижает лингвистический барьер между мигрантами и принимающим сообществом;
  • приспособление к новой природно-экологической среде. Проблемы с экологией, наверное, есть на сегодняшний день во всем мире, но все же в Бурятии, по мнению монголов, состояние окружающей среды гораздо лучше, чем в Монголии, особенно в Улан-Баторе. Россияне с этой точкой зрения согласны;
  • паритетное общение и взаимодействие с представителями принимающего большинства. Мы выяснили, что проблемы межнационального характера встречаются как в Монголии, так и в России. Чаще всего на это влияет ряд факторов: индивидуально-личностные черты адаптантов (возраст, уровень образования, профессиональная подготовка, коммуникабельность, ценностные ориентации, мотивация, самооценка, жизненный опыт), культурная дистанция, макросоциальные факторы (политическая и социально-экономическая ситуации в принимающей стране и мире, характер миграционной политики властей, правовой статус мигрантов, наличие/отсутствие общественных организаций, объединений соотечественников, масштабы их деятельности, уровень коррупции и преступности, безопасность мигрантов).

Большую помощь в адаптации оказывает российское посольство, через него россияне решают все основные правовые вопросы, причем большинство опрошенных респондентов дало высокую оценку его работе. Большую роль играет Российский центр науки и культуры, на базе которого проходят выставки, концерты и конференции, посвященные российско-монгольскому сотрудничеству. Общество российских граждан, постоянно проживающих в Монголии, – общественная неправительственная организация - выполняет следующие функции: объединение российских соотечественников в Монголии, защита их прав и интересов, продвижение русского языка и культуры, право представлять интересы российских граждан в официальных структурах Монголии и России.

Миграция российских граждан в Монголию имела как положительные (улучшение материального положения, повышение образовательного, культурного уровня), так и отрицательные стороны (ухудшение здоровья, нехватка времени для занятия домом, семьей, сужение круга общения). В целом можно констатировать тот факт, что для социализации в Монголии созданы благоприятные условия.

Гражданам Монголии в процессе социализации неоценимую помощь также оказывают официальные структуры. В 2004 г. было создано Общество граждан Монголии в Республике Бурятия при поддержке Генерального консульства Монголии в г. Улан-Удэ. Основные цели Общества: юридическая защита граждан Монголии, помощь в трудоустройстве, продвижение культуры, представление интересов своих граждан в официальных структурах.

Большое внимание изучению миграционных процессов уделяется Правительством Республики Бурятия, им утвержден ряд важных нормативных актов по урегулированию как концептуального, так и оперативного уровня. Проведен ряд мероприятий, направленных как на теоретическое изучение миграционных процессов в республике, так и на практическую разработку стратегии по управлению и регулированию миграции, содействию социально-экономической и психологической адаптации мигрантов, созданию благоприятного экономического климата в Республике Бурятия.

Каждая адаптация обогащает опыт человека, делает его более социализированным. Те, кто уже не раз менял место жительства, отмечают, что полученный ранее опыт помогает им справиться с возникающими проблемами и процесс освоения на новом месте занимает меньше времени.

В заключении обобщены итоги диссертационного исследования и сформулированы основные выводы.

В приложениях приводятся дополнительные материалы, иллюстрирующие эмпирическую базу диссертации.

Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, изложены в следующих публикациях автора.

Статьи в научных журналах, рекомендованных ВАК:

  1. Бреславская Т.С. Структуры международной миграционной мобильности населения приграничных регионов России в 2000-е годы (на материалах Республики Бурятия) / Т.С.
    Бреславская // Вестник БГУ. Сер. Философия, социология, политология, культурология.
    Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2007. Вып.9.-С. 112-116.
  2. Бреславская Т.С. Динамика роста удельного веса иностранных рабочих в социальной структуре Бурятии / Т.С. Бреславская // Вестник БГУ. Сер. Философия, социология, политология, культурология. Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2008. Вып.6.-С. 129-131.
  3. Бреславская Т.С. Основные условия формирования межгосударственных миграционных процессов (на примере России и Монголии) / Т.С. Бреславская // Вестник БГУ. Сер. Философия, социология, политология, культурология. Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2009. Вып.6-2.-С. 121-126.

Статьи в научных журналах и сборниках:

  1. Бреславская Т.С. Монголы в Улан-Удэ: кейс-стади / Т.С. Бреславская // Вестник международного центра азиатских исследований. – М.; Иркутск, 2004.- №12. Кн.1. - С.132-135.
  2. Бреславская Т.С. Монголы в Улан-Удэ на рубеже ХХ-ХХ1 вв. / Т.С. Бреславская // Бурятия: проблемы региональной истории и исторического образования: материалы науч.-практ. конф. «Егуновские чтения».– Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2005.- Вып. 2.– С.226-229.
  3. Бреславская Т.С. Проблема транзитной миграции на примере Бурятии / Т.С. Бреславская // Актуальные проблемы истории и культуры народов Азиатско-Тихоокеанского региона: материалы науч.-практ.конф.- Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2005.- С.352-356.
  4. Бреславская Т.С. Трудовая миграция как фактор развития неформальной экономики в Бурятии (анализ рисков) / Т.С. Бреславская // Использование иностранной рабочей силы в Республике Бурятия: проблемы и перспективы (материалы круглого стола). – Улан-Удэ, 2005.- С. 21-24.
  5. Бреславская Т.С. Монголы в пространстве современного Улан-Удэ: этнографический очерк / Т.С. Бреславская // Народы Внутренней Азии: этносоциальные процессы в геополитической и цивилизационной динамике: материалы междунар. науч.-практ. конф. «Егуновские чтения».– Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2006. - Вып. 3. – С. 123-127.
  6. Бреславская Т.С. Иностранные рабочие в социальной структуре Бурятии / Т.С. Бреславская // Социально-стратификационная дифференциация российского общества: материалы междунар. науч.-практ. конф (25-26 мая 2006 г.): в 2 т. -Т.1. – М.; Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2006.– С. 189-192.
  7. Бреславская Т.С. Монголы о Бурятии: дискурс пространства и повседневные практики / Т.С. Бреславская // Монголия-Бурятия: геокультурные образы пространства. Исследовательский альманах. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 2006.– С. 93-104.
  8. Бреславская Т.С. Приграничное сотрудничество Бурятии через призму миграционных потоков / Т.С. Бреславская // Молодежь в условиях социально-экономической трансформации общества: материалы регион. науч. конф. с междунар. участием – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. ун-та, 2007. – С. 145-148.
  9. Бреславская Т.С. Миграционные процессы в условиях трансграничья на современном этапе развития общества / Т.С. Бреславская // Философия и современность: сб.ст. - Улан-Удэ: Изд-во Бурят. ун-та, 2009.-С.173-179.

Подписано в печать 13.05.09. Формат 60 х 84 1/16.

Усл. печ. л. 1,4. Тираж 100 экз. Заказ № 440.

Издательство Бурятского госуниверситета

670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24 а


1 Ravenstein E.G. The laws of migration // I. Journal of the Royal Statistical Society. - № 48. June 1885. - P. 167-227.

2 Маркс К. Капитал // Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения.- Изд.2. -Т.23.-1952.

3 Rogers A., Vertovec S. The urban context. Ethnicity, social networks and situational analysis.-Oxford, 1995.

4 Вебер М. Избранные произведения. М., 1996; Зиммель Г. Социальная дифференциация: социологическое и психологическое исследование // Тексты по истории социологии XIX - XX веков. - М.,1994; Парсонс Т. Структура социального действия. -М., 2000.

5 Thomas W., Znaniecki F. The Polish peasant in Europe and America. -N.Y., 1972.

6 Гримм Э.Д. Основные типы миграционно-колонизационных процессов, их происхождение и характер // Труды института / Государственный научно-исследовательский институт. – 1924. – Т.1. – С. 40-41.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»