WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В последнем случае речь идет о таком виде идентификации, как установление целого по его частям (фрагментам) или установление факта взаимопринадлежности частей единому целому. При решении этой задачи совмещают между собой фрагментированные части объекта (осколки, обломки, детали, клочки бумаги и т.п.) и исследуют взаимное отображение признаков внешнего строения частей на совмещающихся поверхностях разделения. В подавляющем большинстве случаев тождество таких объектов должно быть установлено в рамках производства судебной экспертизы, чаще даже носящей комплексный характер. Однако в ряде случаев, когда исследование подобных объектов не требует специальных знаний – обнаруженные признаки четко выражены, очевидны и не требуют лабораторных методов исследования, судебная экспертиза является попросту неэкономичным процессуальным средством. Задача тождества может быть разрешена при производстве такого следственного действия, как осмотр. Еще раз обращается внимание на то, что имеются в виду те случаи идентификации, когда для ее констатации достаточно обычных (бытовых) знаний и сделанный следователем вывод будет очевиден для всех лиц, участвующих в следственном действии, и прежде всего понятых. Целесообразно, чтобы в таких ситуациях в следственном действии принимал участие специалист.

В диссертации представлен анализ ситуаций, условий и обстоятельств преступлений, когда объектом идентификации выступают похищенные вещи, внешние признаки которых сохранились в памяти, сознании участников события преступления. Это могут быть ювелирные изделия, бытовая техника, носильные вещи, предметы косметики т.п. В большинстве случаев подобрать однородные статистические объекты для целей производства предъявления для опознания не представляется возможным, по крайней мере, по двум причинам: 1) уникальные, неповторимые свойства объекта; 2) в показаниях опознающего отсутствуют индивидуализирующие признаки данного предмета (повреждения, царапины, дефекты, особенности функционирования, иные признаки). Как правило, подобные объекты – это объекты массового серийного производства, которые практически не имеют на себе следов эксплуатации, ремонта, хранения или специальных меток. Альтернативным средством, позволяющим разрешить идентификационную задачу в этих случаях, может и должна стать система следственных действий: осмотр, допрос, обыск, выемка, следственный эксперимент и др. Их выбор и последовательность производства в каждом случае зависят от конкретных обстоятельств дела.

Место происшествия удовлетворяет всем требованиям, предъявляемым к объектам идентификации: оно индивидуально, конкретно, способно к отражению в идеальной или материальной форме своих признаков и по ним может быть совершенно точно установлено. При этом как объект, предъявляемый для опознания, участок местности и помещений не отвечает процессуальным правилам, регулирующим данное следственное действие. Свойства такого объекта препятствуют проведению предъявления для опознания в установленных законом условиях – среди однородных предметов. А такое их свойство, как неподвижность, не позволяет провести опознание указанным в законе способом. Нарушение же способа предъявления для опознания (например, разновременное представление объектов) влечет признание его результатов недопустимыми.

По мнению диссертанта, объекты с подобными свойствами не могут быть объектами опознания, они должны быть идентифицированы в иных процессуальных формах (осмотр, допрос, проверка показаний на месте, следственный эксперимент и др.).

Значительное внимание в диссертации уделено возможностям решения идентификационной задачи в отношении такого объекта, как участник события преступления. С одной стороны, диссертант говорит о том, что наиболее подобающим процессуальным средством в отношении этого объекта служит такое следственное действие, как предъявление для опознания. В тех случаях, когда отсутствуют объективные и субъективные факторы и условия, препятствующие производству этого следственного действия, задача, связанная с опознанием лица, должна решаться исключительно в рамках предъявления для опознания.

С другой стороны, обстоятельства и механизм совершенного преступления, следственные ситуации, сложившиеся на данный момент расследования, не позволяют произвести предписанное следственное действие при условии соблюдения установленного процессуального порядка (ст.193 УПК РФ). Есть все основания говорить, что предусмотренная процедура производства предъявления для опознания во многих случаях не только затрудняет, но нередко и вовсе делает невозможным производство данного следственного действия. И тогда перед субъектом расследования возникает проблема выбора наиболее приемлемого в сложившейся ситуации процессуального средства, которое бы гарантировало получение и закрепление доказательств.

В следственной практике немало случаев, когда участник события преступления обладал некими специфическими признаками внешности (например, необычным анатомическим строением тела или его отдельных элементов; особыми функциональными признаками и свойствами, т.е. походка, мимика, артикуляция, жестикуляция, устная речь и пр. функции; заметной патологией или болезнью; ярко выраженными признаками одежды и носимых при себе предметов; броскими и особыми приметами), которые были хорошо восприняты потенциальными опознающими, однако подобрать группу схожих объектов – задача практически невыполнимая. В диссертации максимально детализированы различные обстоятельства и условия, при которых производство для опознания оказывалось непригодным процессуальным средством. Альтернативой в подобных случаях могут выступить такие следственные действия, как допрос, освидетельствование, очная ставка и др.

Кроме того, препятствием к производству предъявления для опознания выступают не только специфические признаки опознаваемого объекта, но и некоторые обстоятельства уголовного дела. Речь идет о необходимости соблюдения требований ч.3. ст.193 УПК РФ о недопустимости повторного опознания объекта.

Так, среди оснований процессуального задержания подозреваемого в протоколе задержания наиболее часто фигурирует то, которое указано в п.2 ч.1 ст.91 УПК РФ: «потерпевшие или очевидцы указывают на данное лицо как на совершившее преступление». Таким образом, после задержания проводить предъявление для опознания недопустимо.

Кроме того, для принятия решения о правомерности и обязательности производства предъявления лица для опознания следует учесть взаимоотношения потенциальных опознающего и опознаваемого, которые имели место до производства данного следственного действия. Опознание лиц друг другом может случиться: до возбуждения уголовного дела; после возбуждения уголовного дела, но вне процессуальных действий; в рамках оперативно-розыскной деятельности. Поскольку механизм опознания одинаков во всех указанных случаях, возникает проблема «легализации» полученных результатов опознания, т.е. придание им силы доказательств. Очевидно, что это должно быть сделано не в рамках предъявления для опознания, а с помощью таких следственных действий, как допрос, очная ставка и пр.

Диссертант приходит к выводу о том, чтобы решить ту или иную идентификационную задачу, т.е. установить объекты, причастные к событию преступления, субъекты расследования должны ясно представлять возможные пути решения этой задачи и на основе исходных данных выбрать наиболее рациональный способ получения доказательственных фактов. Оптимальным способом получения идентификационных фактов могут служить комплексы (система) процессуальных действий.

В заключении диссертации подведены итоги исследования, сформулированы основные положения и выводы, имеющие определенное теоретическое и практическое значение для совершенствования практики собирания доказательств о тождестве объектов, связанных с событием преступления.

Криминалистическая идентификация осуществляется путем применения методов собирания, проверки и оценки доказательств, характер и сочетание которых зависят от особенностей конкретного акта идентификации.

К основополагающим принципам теории криминалистической идентификации относятся: 1) связь криминалистической идентификации с процессом познания и доказывания в уголовном судопроизводстве; 2) обусловленность идентификационных исследований и приемов поисковыми и познавательными задачами субъектов расследования; 3) назначение криминалистической идентификации – по оставленному отображению установить, каким конкретно объектом оставлен след.

Рассматривая доказывание как процесс познания, криминалистическая идентификация выступает одним из аспектов многогранной познавательной деятельности. Главной отличительной чертой криминалистической идентификации является то, что она выступает не просто в качестве средства познания, а в качестве процесса, осуществляемого в регламентированной законом форме процессуальных действий с целью получения доказательств.

Выделяются две формы идентификации – процессуальная, непроцессуальная; несколько видов идентификации – экспертная, следственная, судебная, оперативно-розыскная; несколько субъектов идентификации – следователь, дознаватель, прокурор, суд, эксперт, специалист, сотрудник ГИАЦ (ГИЦ), оперативный работник, потерпевший, свидетель, подозреваемый, обвиняемый.

Процессуальная форма собирания доказательств тождества должна определяться в зависимости от характеристики объектов, обстоятельств дела, сложившейся ситуации, полноты имеющейся информации, тактической целесообразности. Здесь могут быть использованы возможности: 1) судебной экспертизы (ст.80, гл.27 УПК РФ); 2) получения заключения и показаний специалиста (ст.74, 80 УПК РФ); 3) предъявления для опознания (ст.193, 289 УПК РФ); 4) системы иных процессуальных действий, при производстве которых решается идентификационная задача (задержание подозреваемого, проверка показаний на месте, следственный эксперимент, допрос, очная ставка, осмотр, освидетельствование, обыск, выемка).

Непроцессуальными формами криминалистической идентификации являются все нерегламентированные законом официальные или неофициальные акты отождествления, так или иначе относящиеся к уголовному судопроизводству: 1) действия за пределами расследования, осуществляемые субъектом доказывания в познавательных целях, в том числе осуществляемые с использованием помощи специалиста; 2) оперативно-розыскное отождествление; 3) случайные опознания.

Непроцессуальные формы криминалистической идентификации являются лишь средством познания, и с их помощью решается задача получения доказательственной информации. Какой бы ни была тесной взаимосвязь между процессуальной и непроцессуальной формами, задача получения доказательств о тождестве объектов может быть разрешена только с помощью процессуальной формы криминалистической идентификации.

Полномочия следователя позволяют ему самостоятельно определять, какими процессуальными средствами может быть получен вывод о тождестве. Причем диапазон этих средств достаточно велик, он не ограничен только рамками предъявления для опознания или судебной экспертизы.

Структура идентификационного процесса зависит от характера отражения идентифицируемых объектов. Так, при отождествлении по материально-фиксированным отражениям, в частности при установлении целого по частям, процесс идентификации будет представлять собой деятельность по организации и проведению осмотра объекта, а при отождествлении по отражениям объектов в памяти и сознании человека – структуру деятельности по организации и осуществлению опознания этих объектов в рамках системы следственных действий, например, таких, как: допрос – осмотр; допрос – обыск; допрос – проверка показаний на месте; и пр.

Идентификация участника события преступления как тактическая задача может быть решена посредством многих процессуальных средств, поскольку идентификационные приемы присущи не только предъявлению для опознания и судебной экспертизе. К таким процессуальным действиям следует отнести допрос, очную ставку, осмотр, освидетельствование, проверку показаний на месте, обыск, задержание подозреваемого. Акты идентификации в этих случаях оцениваются в совокупности с другими обстоятельствами, установленными при проведении основного процессуального действия.

Основные положения диссертации опубликованы в 16 научных статьях общим объемом 5,2 п.л.

Научные статьи в изданиях, рекомендованных ВАК России:

1. Сулейманов Р.Ш. Вещи как объекты идентификации в рамках процессуальных действий // Актуальные проблемы российского права. 2009. №1(10). С.421-428. – 0,25 п.л.

2. Сулейманов Р.Ш. О понятии идентификационных действий следователя // Труды Академии управления МВД России. – М.: Академия управления МВД России, 2008. С.26-31. – 0,3 п.л.

Научные статьи в иных изданиях:

3. Сулейманов Р.Ш. К вопросу об идентификационных следственных действиях // Современные тенденции управления расследованием преступлений: Сб. науч. трудов: В 3-х ч.– М.: Академия управления МВД России, 2007. Ч.3. С.170-175. – 0,2 п.л.

4. Сулейманов Р.Ш. К вопросу о нравственных началах следственной деятельности в условиях противодействия расследованию // Проблемы преодоления противодействия расследованию преступлений: Сб. науч. статей. – М.: Академия управления МВД РФ, 2007. С.180-199. – 0,5 п.л.

5. Сулейманов Р.Ш. Опознание личности как тактическая задача при производстве следственных действий // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы: Сб. науч. статей. Вып.2. – М.: Академия управления МВД России, 2007. С.116-128. – 0,4 п.л.

6. Сулейманов Р.Ш. Проблема форм (видов) криминалистической идентификации // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы: Сб. науч. статей. Вып.3. – М.: Академия управления МВД России, 2008. С.54-65. – 0,3 п.л.

7. Сулейманов Р.Ш. О соотношении криминалистической идентификации с уголовно-процессуальным доказыванием // Проблемы практики применения уголовно-процессуального законодательства: Сб. науч. статей докторантов, адъюнктов, соискателей. – М.: Академия управления МВД России, 2008. С.116-126. – 0,4 п.л.

8. Сулейманов Р.Ш. О субъектах криминалистической идентификации // Проблемы управления органами расследования преступлений в связи с изменением уголовно-процессуального законодательства: Матер. межвуз. науч.-практ. конф.: В 2-х ч. – М.: Академия управления МВД России, 2008. Ч.II. С.87-95. – 0,3 п.л.

9. Сулейманов Р.Ш. Новые возможности использования информационных технологий при производстве предъявления для опознания // Информатизация и информационная безопасность правоохранительных органов: Сб. трудов XVII международ. науч. конф. – М.: Академия управления МВД России, 2008. С.365-369. – 0,4 п.л.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»