WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Являясь, с одной стороны, наиболее разработанной в криминалистике, с другой стороны, теория криминалистической идентификации остается открытой, способной к пополнению и трансформации за счет новых положений и выводов уголовно-процессуального права, криминалистики, общей теории судебной экспертизы, судебной психологии, других наук и практики расследования преступлений.

Криминалистическая идентификация органически связана с предметом теории доказательств. Теория идентификации не сводится к сугубо техническим приемам сравнения объектов, она представляет собой учение об общих правилах отождествления в ходе процессуальных действий объектов по их отображению в целях получения доказательств. Задачи и методы идентификации находятся в тесной связи с задачами и методами уголовно-процессуального доказывания.

Правомерно говорить об идентификации как о деятельности, целью которой служит установление тождества. Это процесс исследования объектов, применительно к которым решение вопроса о тождестве играет существенную роль для установления обстоятельств предмета доказывания.

За основу диссертант принял подход, в соответствии с которым положения криминалистической идентификации должны находить более широкое применение в доказывании по уголовным делам – не только в качестве средства познания, она позволяет получать доказательства тождества объектов, находящихся в причинно-следственной связи с событием преступления. Идентификационный процесс осуществляется в регламентированной законом форме процессуальных действий, в пределах которых ведется исследование, фиксируются его результаты в качестве доказательств.

Причем использование криминалистической идентификации для получения доказательств о тождестве объектов не ограничивается лишь специально предназначенными для этого процессуальными средствами: предъявление для опознания, судебная экспертиза. Автор последовательно приводит аргументацию того, что идентификационная задача в определенных случаях может быть разрешена непосредственно лицом, осуществляющим расследование, в рамках системы процессуальных действий.

По замыслу диссертанта, главный тезис, получивший развитие в первой главе диссертации, состоит в том, чтобы показать связь теории криминалистической идентификации с уголовно-процессуальным доказыванием. Как известно, теория доказательств рассматривает наряду с общими принципами доказывания методики собирания, проверки и оценки доказательств. Они представляют собой стороны общего процесса доказывания, характеризуя, например, его логический аппарат, форму и содержание связей между доказательствами, приемы их проверки, особенности оперирования косвенными доказательствами и т.п. Общие принципы криминалистической идентификации входят в предмет теории доказательств, а ее структура, приемы осуществления, специфика средств и методов отождествления относятся к науке криминалистики.

Доказывание включает в себя идентификацию в качестве одного из элементов этой деятельности. Она представляет разновидность процесса установления фактических обстоятельств, служащих доказательствами по делу. Как один из элементов доказывания криминалистическая идентификация представляет собой процесс, в ходе которого устанавливается тождество объекта (участника события преступления, места происшествия, животного, транспортного средства, предмета) по совокупности индивидуализирующих его признаков путем сравнения этих признаков или их отображений.

Диссертант определяет криминалистическую идентификацию как возможность получения доказательств о тождестве объектов, связанных с событием преступления. Такое понимание криминалистической идентификации позволяет объективно определить сферу применения ее приемов для доказывания на всех этапах судопроизводства, где встречается необходимость установления тождества: на предварительном следствии, в дознании, судебном разбирательстве, оперативно-розыскной деятельности.

Также в первой главе диссертации рассмотрены особенности определения форм, видов и субъектов криминалистической идентификации. Эти вопросы представляют интерес в контексте того, что их анализ позволяет понять, почему в определенных случаях факт тождества объектов не может приобрести статус доказательства и, наоборот, почему в других случаях может и должен стать таковым по уголовному делу.

В криминалистике вопрос о формах идентификации вызывает оживленные споры, касающиеся как группировки самих форм, применяемых различными субъектами идентификации, так и доказательственного значения результатов их использования. Обобщение позиций ученых позволило диссертанту представить формы и виды идентификации в систематизированном виде, различая их по следующим основаниям: 1) правовой природе (процессуальная и непроцессуальная); 2) субъекту идентификации (оперативная, следственная, судебная, экспертная); 3) виду идентифицируемых объектов (идентификация предметов, живых существ и пр.); 4) характеру отображений, используемых для отождествления (по материально-фиксированным отображениям, по мысленному обзору, по описанию признаков); 5) состоянию отождествляемого объекта (идентификация нерасчлененного целого, идентификация целого по его частям).

Диссертант приходит к выводу о том, что основной и определяющей формой криминалистической идентификации является следственная (судебная) форма. Какое бы существенное значение для раскрытия и расследования преступлений не имела экспертная форма идентификации, она не только не является единственно возможной, но и всегда остается лишь частной формой, подчиненной следственной, т.е. она никогда не имеет самостоятельного значения. Объясняется это тем, что исследование эксперта представляет собой составную часть процессуального действия, совершаемого в процессе доказывания, что субъектом всего доказывания в целом является не эксперт, а следователь и суд.

Вне процессуальной формы субъектами идентификации могут являться любые участники уголовного судопроизводства, а субъектами идентификации в рамках процессуальной формы – участники конкретного следственного действия. Несмотря на большое значение деятельности субъектов идентификации, осуществляющих непосредственное отождествление (опознающего при предъявлении для опознания, эксперта при экспертном исследовании), признавать их единственными субъектами идентификации неправомерно, поскольку их процессуальное положение в том или ином действии производно и зависит от процессуальных действий субъектов доказывания.

При решении идентификационных задач в рамках следственных действий, следователь использует эмпирический уровень познания и применяет такие методы криминалистической техники, которые не изменяют свойств исследуемых объектов, не разрушают и не уничтожают их. Полномочия следователя позволяют ему самостоятельно определять, посредством каких процессуальных средств должен быть получен вывод о тождестве. Причем диапазон этих средств достаточно велик, он никак не органичен только рамками следственного действия предъявление для опознания или судебной экспертизы.

По мнению диссертанта, принципиально задача идентификации объектов может быть реализована как при производстве одного следственного действия, например осмотра, так и их системы, поскольку совокупность следственных действий образует такое множество, которое обеспечивает возможность исследования любых следов, оставляемых расследуемым событием. Речь может идти о сочетании таких процессуальных действий, как: допрос – осмотр – допрос; допрос – очная ставка; допрос – проверка показаний на месте; допрос – обыск – допрос; допрос – освидетельствование – очная ставка; допрос – задержание подозреваемого – допрос; и пр.

Процессуальная форма собирания доказательств о тождестве объектов должна определяться в зависимости от обстоятельств дела, сложившейся ситуации, полноты имеющейся информации, тактических особенностей.

Выбор следственного действия зависит от правовых и фактических оснований для их производства. Правовые основания – это наличие обязывающих или разрешающих норм УПК о производстве конкретных следственных действий с соблюдением процессуального порядка и условий их проведения. Фактические основания – это обоснованное предположение следователя о возможности путем того или иного следственного действия получить доказательства. Предлагаемая система следственных действий как средство решения идентификационной задачи не противоречит ни правовым, ни фактическим основаниям.

Кроме того, решение вопроса о форме собирания доказательств о тождестве объектов связано с выбором надлежащего следственного действия. Предлагается руководствоваться следующими факторами: на познавательном уровне – учет характера следов преступления; на нормативном уровне – учет наличия правовых оснований; на тактическом уровне – фактическая необходимость производства и эффективность следственного действия.

Диссертант утверждает, что применительно к решению задачи по идентификации объекта выбор надлежащего следственного действия должен быть ориентирован прежде всего на те, которые непосредственно для этого предназначены, – предъявление для опознания, судебная экспертиза. Однако решение идентификационной задачи посредством только этих процессуальных средств в ряде случаев не представляется возможным или является процессуально необоснованным и тактически нецелесообразным.

Вопрос о поиске и выборе альтернативных предъявлению для опознания процессуальных средств продиктован, во-первых, объективной невозможностью выполнения процессуальных правил производства этого следственного действия, в частности таких, как одновременность предъявления объектов; допускается только визуальное восприятие объекта. Во-вторых, сложившимися обстоятельствами: 1) опознающий случайно или в рамках ОРМ уже опознал подозреваемого; 2) не представляется возможным подобрать статистические объекты; 3) предъявляются объекты, не регламентированные в ст.193 УПК РФ (например, животное, место происшествия, транспортное средство). В этих случаях предъявление для опознания является непригодной процессуальной формой. Если же обстоятельства дела и сложившаяся следственная ситуация не препятствуют производству предъявления для опознания, вести речь о его замене другими следственными действиями недопустимо.

Решение идентификационной задачи посредством судебной экспертизы не вызывает каких-либо сомнений в полноценности и должной процессуальной форме. Однако уместно ставить вопрос о возможных альтернативах этой процессуальной форме, менее трудоемких и затратных. В некоторых случаях решение вопроса об идентификации объекта может быть осуществлено без участия эксперта. Это возможно в тех случаях, когда для тождества достаточно анализа очевидных признаков в тех пределах криминалистических знаний, которыми должен обладать следователь.

Изучение следственной и экспертной практики позволило диссертанту сделать вывод о том, что в ряде случаев для вывода о тождестве не требуются специальные знания в области науки, техники, искусства, ремесла. Речь идет о элементарно простых случаях, когда субъектом идентификации может и должен выступить следователь, специалист. Здесь в целях сравнения допустимо применение таких методов и приемов, как сопоставление, наложение, совмещение, если они не влекут изменения исследуемых объектов.

Отмечается, что если результаты применения научно-технических средств при исследовании объекта не нуждаются в специальном истолковании, очевидны (для понятых, других присутствующих при проведении процессуального действия лиц, иных участников процесса), то производство экспертизы юридически неоправданно и экономически невыгодно.

Подобная форма идентификации возможна в достаточно редких случаях, но она возможна и допустима в отношении объектов: 1) подвергшихся расчленению (разделению), когда по их частям необходимо установить целое, если совпадающие признаки на них ясно выражены, очевидны и не требуют лабораторных методов исследования; 2) имеющих отчетливо выраженное индивидуальное внешнее строение, отобразившееся в следе без искажения, когда совпадающие признаки очевидны любому лицу, не имеющему специальных знаний.

Решение идентификационной задачи в отношении объектов и их отображений, имеющих невыразительные признаки, нечетко отобразившиеся, измененные, не поддающиеся визуальному наблюдению, требующие для исследования специальных знаний, применения специальных методик и оборудования, должно осуществляться посредством судебной экспертизы.

Вторая глава – «Использование возможностей процессуальных действий для идентификации некоторых объектов» – носит в большей степени прикладной характер. Здесь представлена не только характеристика объектов, которые могут быть идентифицированы при производстве процессуальных действий, и порядок такой идентификации, но и дана оценка ситуациям и условиям, препятствующим или исключающим производство предъявления для опознания.

Вначале диссертант обращается к вопросу о том, какие объекты вообще подлежат идентификации. Современный уровень криминалистических знаний позволяет критически переосмыслить тезис о том, что идентифицировать можно все. По крайней мере, при решении вопроса о возможности идентификации того или иного объекта необходимо исходить не только из вида отображения (материально-фиксированного или идеального), но и специфики этого вида, особенностей присущих ему свойств и признаков, механизма следообразования и прочих факторов. Излагая собственные соображения по поводу объектов криминалистической идентификации, диссертант констатирует, что идентификации подлежат индивидуально-определенные тела, обладающие устойчивым внешним строением.

В центре диссертационного исследования находятся такие объекты, причинно связанные с событием преступления, которые целесообразно идентифицировать не в ходе предъявления для опознания и производства судебной экспертизы, а при производстве иных процессуальных действий. Такая постановка вопроса обусловлена тем, что, во-первых, среди объектов, требующих идентификации, немало таких, специфические признаки и свойства которых не позволяют представить их в качестве объекта, предъявляемого для опознания. Во-вторых, качественное состояние объекта позволяет говорить о процессуальной экономии, т.е. идентифицировать такой объект не таким трудоемким и затратным процессуальным средством, как судебная экспертиза, а посредством следственных действий, производимых следователем при участии специалиста.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»