WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

Роль войн в процессеразвития системы регулированиямежгосу-дарственных отношений эллинистическойэпохи проявилась в ряде особенностей.Во-первых, вэллинистический период война впервыестала играть роль инструменталегитимизации прав на царскуювласть. Во-вторых, эллинизм какполитическое явление былпорождением войны. Самопоявление на политическойкарте эллинистическихгосударств было обусловленовойной. В-третьих, милитаризированнаяорганизация общества, устойчиваясвязь института монархии сармией являли собой типичныйфеномен эпохи.

«Право войны»предоставило широкое поле для правовойинициативы монархов.Несмотря на существованиеуже упрочившихся вобщественном сознании устныхправил и законов войны (см.:Polyb. II. 58. 6; IV. 47. 6-7; V. 9.1-2), eгипетские, сирийские,македонские цари сами определялидостаточность поводов, методыведения боевых действий,правовые гарантии заложников,положение военнопленных итому подобное. Ноодновременно цари должныбыли аргументироватьразвязывание очередной войны,доказывать ее вынужденныйхарактер. При этом постоянноделались ссылки на «правокопья», которое подразумевалолегитимизацию владениятерриториями в ходепервого военного разделаимперии Александра Македонскогоего ближайшим окружением (см.:Polyb. XVIII. 51; Liv. XXXIII. 40; App.Syr. 3).

Ведение боевыхдействий также регламентировалосьспециальными правилами. Недопускалось применениеотравленного оружия (стрел икопий) и способногопричинять большой ущерб.Полибий заявляет: «…предкизаключали между собою уговорыне употреблять друг надруга ни тайных, нидальнобойных снарядов, ирешение распри видели тольков открытом бою лицом клицу с противником. Поэтомуже самому противникиуведомляли друг друга овойнах и сражениях, объявляявремя и место, где икогда они намерены строитьсяк бою и дать решительноесражение» (Polyb. XIII. 3. 3-5). Такимобразом, даже если приниматьво внимание факторидеализации Полибием древнихобычаев, все равно ихналичие неоспоримо.

Тем не менее, диссертанткритически оценивает мнение некоторыхисследователей о существовании некоегоусловно принятого «кодексавойны»28 и считает, что вряд ли можноговорить о наличии вэллинистическую эпохусистематизированной теории «прававойны». Правильнее подразумеватьпод этим «кодексом» накопленные замного веков обычаи, которыедостаточно детально регулировалипрактику межполисногоконфликта, а главное, егоразрешения. С уверенностью можноутверждать лишь об интенсивном«правовом строительстве» в даннойсфере. Конкретные фактыподтверждают связь древнейтрадиции обычного права сновациями эллинистической эпохи.

Вооруженные конфликтыпорождают особый вид преступлений,обусловленных спецификой средств иметодов ее ведения, а также составомучастников и степенью распространения наних обычаев войны. К таковымотносятся как наиболеедревние по временистановления и фиксациисоставы, так и те, которыесформировалисьнепосредственно вэллинистическую эпоху.

Диссертант обращаетвнимание на то, что понятие«преступление» неоднократнопоявляется в источниках всвязи с описанием военных действий.Эллинизм, так же, как игреческая классика, сохранялдостаточно пережитковархаической эпохи в пониманиии определении преступления.Функцию возбуждения и поддержанияобвинения часто брали насебя монархи. Субъектамипреступлений, как правило,выступали коллективы, например,городские общины и целыегосударства в лице ихмонархов или коллегиальныхорганов власти. Поэтомуособое значение имеетвопрос о преступленияхлиц, имевших властные полномочия.Поскольку по представлениям тоговремени именно монарх былолицетворением государственности,то и его действиярассматривались вкачестве прецедента и нетолько для его подданных,но и для никому неподчинявшихся пиратских,бандитских или наёмныхформирований. Так, Полибий,характеризуя Набиса, указывает, чтово время своего правленияон участвовал в морскихразбоях критян, по всемуПелопоннесу имел святотатцев,грабителей, убийц, скоторыми делил преступнуюдобычу и для которыхСпарта благодаря ему служилаглавным местожительствоми пристанищем (Polyb. XIII. 8. 1-3).

В качестве субъектовпреступных деяний, наносящих ущербинтересам различных эллинистическихгосударств, зачастую фигурировали иобычные преступники, как их называли вГреции, «какурги». Под эту категориюподходят и святотатцы (), и пираты(). Преступнымбезоговорочно признавалосьпосягательство на святилища,нарушение «права копья». Составыпреступлений зачастую носили сложныйхарактер. Например, те жерелигиозные преступлениясовершались пиратскимиформированиями (см.: Plut. Pomp. XXIV).Как тяжкое военное преступлениерасценивалась измена союзникам (см.:Polyb. II. 58. 1-15 ). Ливий сравнивает мятежников,покушающихся на попрание союзническихотношений, с разбойниками (Liv.XXXIII. 29. 1-12).

Анализ исследованныхфактов позволяет сделатьопределенные выводы. Во-первых, вэллинистическую эпоху сформировалосьпредстав-ление о категории преступлений,порожденных войной. Во-вторых,общественно опасными признавалисьпосягательства на общечеловеческие,религиозные ценности; деяния,представляющие опасность длянескольких государств и нарушающиенормальные межгосударственныедоговорные отношения. В-третьих, в периодэллинизма по сравнению с предыдущимиисторическими этапами развития античногообщества в значительно большей степенипроисходит интернационализация форм иметодов преступной деятельности: развитиеорганизованной преступности, наносящейзначительный вред одновременно многимгосударствам региона (бандитизм,пиратство), использующей коммуникации(торговые, морские маршруты) в преступныхцелях. Ответная реакция обществавыражается в объединении усилий в принятиикарательных мер, что наиболее нагляднопроявилось в борьбе с пиратством.Осуществление же уголовно-правовыхсанкций носило внутригосударственныйхарактер, поскольку надгосу-дарственныхорганов, занимающихся их применением небыло.

Таким образом, войнастимулировала создание и развитиесовокуп-ности правовых принципов и норм,регулирующих отношения внутри системыэллинизма в период ведения военныхдействий, которые характерны дляподавляющей части историиэллинистического общества. Именно поэтомуданные принципы были направлены наограничение средств ведения войны,предусматривали определенную степеньгуманизации методов ее ведения.Особенно были развиты нормы обответственности за нарушение правилведения войны, которые существовали в виде«неписан-ного кодекса», однако,признавались большинствомэллинистических государств. Названныепринципы и нормы, порожденные отнюдь неримской правовой практикой, а именноэллинистической, составили начальнуюбазу современного права вооруженныхконфликтов.

В четвертом параграфе «Формирование правового режимаморских пространств» исследуется проблемарегулирования отношений на море,становления институтов правовогохарактера, составивших в последующемосновы соответствующихмеханизмов и средств в рамкахсовременного права.

Диссертант считает,что именно вэллинистический период актив-номуправовому регулированию начинаютподвергаться отношения,связанные с режимомтерриторий, в том числережим морских пространств, а нормыправа в области мореходства смоглиразвиться до исключительно высокогоуровня.

Дляэллинистического обществаформирование правового режимаморских пространств было непросто актуальной проблемой,но жизненно важнойнеобходимостью. Эллинистическиегосударства осознавали необходимость иприлагали конкретные усилия дляобеспечения свободы путейсообщения и особенномореплавания. Отправным моментом этихусилий следует считать решенияКоринфского конгресса.

После распадаимперии Александра Великого вборьбу за господство наморе включились Македония,государства Селевкидов и Птолемеев.Долгое время в Эгейскомморе существовала талассократияРодоса, умевшего укротить пиратство.Правовым выражением признаниязаслуг Родоса былопредоставление его гражданамисополитии, что сделали,например афиняне (см.: Polyb. XVI. 26. 9).Родос был одним изактивнейших субъектов правовойинициативы в вопросахэксплуатации морского пространства.Известно, что именнородосское морское законодательство(«Родосский закон») было стольсовершенным для своего времени, а егоосновные принципы стольуниверсальными, что былипозаимствованы римлянами и повлияли наримское правотворчествопериода Марка Аврелия, а затемВизантии и Венеции29.

Преступления,совершаемые в открытомморе, составляли уже вто время отдельную категорию.Разбойничий промыселпрактиковался в Средиземном мореиллирийцами, киликийцами иисаврийцами. По нормам афинскогозаконодательства пираты () относились к категориикакургов, то есть злодеев,употреблявших хитрость и насилие иподлежали «суду одиннадцати»30.

В диссертацииисследуется вопрос: рассматривалось ли вэллинис-тический периодгосударственной властью пиратство каксамостоятельный вид преступления,и существовали ли правовыесредства, нацеленные на то,чтобы его искоренить или хотябы взять под контроль

Диссертант приходит квыводу, что процветанию пиратстваспособствовало ослабление во II в. до н.э. ведущих эллинистическихгосударств, раздираемых внутреннимимеждоусобицами, а такжеукрепление политических позицийнекоторых государств, ещесохранявших во многом архаичныйуклад жизни со слаборазвитымиэкономическими отношениями и,как следствие, с избыткомнезанятого населения, ищущегоисточники существования. Такимигосударствами, превратившими пиратство висточник своего собственного дохода идохода своих граждан, сконца III в. до н. э. сталиЭтолийский союз, Крит.

Создать действеннуюправовую базу для борьбы спиратством было весьма проблематично.Свидетельством одной из попыток решитьданную проблему являются двесохранившиеся надписи из Книд и Кипра101-100 гг. до н. э., содержащие илиразные, или один и тотже закон31. Хотязаконотворческая инициатива в данномслучае исходила от Рима, однако, в самомтесте закона предусматриваласьнеобходимость его ратификациизаконодательными органами государств,участие которых в его реализациипредполагалось.

Закон адресованнародам, состоящим в «дружбе и союзе» сРимом. Его цель, четко сформулированнаяв начале текста, сводится к тому, чтобыбыла достигнута безопасность плавания поморю для граждан Рима, латинскихсоюзников из Италии и друзей Рима внеИталии. Налицо попытка установить своегорода стандарт для примененияединообразной характеристикипризнаков преступных деяний, а такжеввести единый принцип универсальнойюрисдикции, распространяющейся на всегосударства, попавшие в сферу влияния Рима.В законе недвусмысленно были выраженыпретензии Рима на роль верховного судьив регионах, пока что еще не состоявшихпод его властью.

Кроме названного закона,попытки борьбы с пиратством проявлялись всамых неожиданных формах правовыхдокументов, даже в договорах обасилии32, о гостеприимстве, которымипоощрялись те, кто помогалпредотвращать это зло (см.: Liv. V. 28.2-5).

Диссертант полагает, чтоуровень развития общепризнанныхпринципов, обычной, а такжедоговорной практики регулированияотношений на море в регионе ВосточногоСредиземноморья в эллинистическуюэпоху был столь высоким, чтоможно оценивать таковые какбазу формирования современногоморского права.

Пятый параграф «Регулированиеторговли и финансовойдеятельности» посвящён обобщению данныхисточников, касающихся правовогорегулирования экономическихвзаимоотношений эллинисти-ческихгосударств. Фактором, определявшимспецифику и степень развитияобозначенного регулирования, являлосьхарактерное для эллинизма сочетаниеэлементов рыночногосаморегулирования и, одновременно,жесткого контроля государствав наиболее важных сферахэкономической жизни.

Можно разделитьварианты регулированиякоммерческих и некоммерческихотношений между участникамиторгового оборота на двегруппы. Первую составляютмеры государственного значения. Онибыли нацелены на обеспечениецентрализованной политики в сферекоммерции, что, однако, неисключало учета личныхимущественных и неимущественныхинтересов частных лиц. Ковторой группе относятсяразличные варианты самопомощиучастников торгового оборота,санкцио-нированные положительнойреакцией властей. Подобнымиявлялись, например,подписываемые городами соглашения обурегулировании споров подоговорам между их гражданами.

Дискуссии ороли государства и, вчастности, греческого полисав товарообмене непосредственнозатрагивают проблемы выясненияхарактера использовавшихся в даннойсфере регуляторов. Вчастности, полемизи-руетсявопрос о заинтересованностиполиса в импорте33. Ставилоли вообще государство передсобой цель защититьэкономические интересы частныхпроизводителей и торговцев или всфере межгосударственной торговли оноруководствовалось лишьнеобходимостью обеспечениянормального существованиягражданского коллектива, а необогащения отдельных егочленов Диссертант считает, чтополисный образец экономическихотношений предполагал свободуиндивидуальных собствен-ников.Государство, в лице полиса, занималосьупорядочением использо-вания вобщих интересах всехнаходящихся в обороте богатств,заключением двустороннихторговых соглашений, таможеннымобложе-нием вывоза непроданныхтоваров и осуществлениемполицейских функции в отношениинарушителей установленных имправил торговли.

Важным механизмомрегулирования коммерции быланалоговая политика, отличавшаясямногообразием форм и разнымиспособами регулирования. ВГреции, в Персии и вЕгипте обложение налогамификсировалось специальнымкадастром апографом()34. Крупные государства,например империя Селевкидов,имевшие на своей территориикараванные маршруты, взималидорожные пошлины35. Портовыегорода, островные государствапрактиковали сборы портовыхпошлин, транзит-ных, как этоделал Византий, инепосредственно торговых.Освобождение от пошлин вморской торговле именовалосьателией (). Наряду с ателиейактивно практиковалась исотелия(),подразумевавшая уравнениев податях и повинностях. Такимобразом, античное обществопрекрасно понимало, что нетолько наложение налоговогобремени, но и освобождениеот него может бытьпрекрасным стимуляторомэкономического, а заодно иполитического развития.

Диссертант отстаиваетточку зрения о том, что в античныйпериод существовал государственныйконтроль за межгосударственнымторговым оборотом. Об этом свидетельствуютнадписи (Syll. 953; 975) и папирусы,содержащие письменныедекларации, которые торговцыдолжны были предъявлять какпри ввозе, так и привывозе товаров. Помимодеклараций, документами,удостоверяющими характергруза корабля, пункты егопроисхождения и назначения,могли выступать договорыо морских займах, тоесть, как предполагаютученые, частно-правовыедокументы. Все это свидетельствуето сочетании античнымгосударством различных процедурэкономического иадминистративного характерадля осуществленияконтроля за товаропотоками36.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»