WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

К ‘коза’ (Capra). Наименование к в татарском языке употребляется для обозначения домашней козы. Наряду с литературным названием в диалектах татарского языка отмечены такие слова, как кз ~ кд ~ г ~ ичке [Садыкова, 1994, 27]. Наименование к, сочетаясь с другими словами, в татарском языке образует устойчивые словосочетания: к тксе ‘козел’, к бтие (брне) ‘козленок’, к сакалы бот.‘козлобородник’, к гле (ччге) бот.‘икотник’, к гмбсе бот.’смолевка белая’, к билеты ‘волчий билет’, к калдыру ‘оставить козлом’ (при игре в домино, карты).

Данное слово зафиксировано в письменных памятниках, например, в словаре М. Кашгари и “Древнетюркском словаре” в форме ecku, ecki, kесi [ДТС, 162, 291; МК, I, 95; МК, III, 219]; в древнеписьменном памятнике “Codex Cumanicus” – ezchi, цki [Махмутова, 1982, 74]; в словарях XIX века И. Гиганова - ргац ицке ‘коза’ ицке, кязя ‘козел’ [Гиганов, 1804, 236-237], А. Троянского - к ‘коза’, к тксе ‘козел’ [Троянский, 1833, 145], К.Насыри - к ‘коза’ [Насыри, 1892, 66], А. Воскресенского – кязя ‘коза’ [Воскресенский, 1894, 105]. В тюркских языках имеется два варианта названия этого животного: гечи ~ кечи и ечки: турк., тур. диал. гечи, уз. диал. геи / геччи / гчи, тур., аз., турк. диал. кечи, тат. к, башк. кз, чув. качака; кум., кирг., уз., алт. ечки, уйг. ечк, ног., ккалп. ешки, казах. ешкi, тув. шк, хак. ск.

По поводу источника и этимологии этого слова мнения исследователей расходятся. Одни из них считают, что татарское и башкирское название домашнего животного к, кз связано с соответствующим русским словом коза; это слово в качестве основного названия этого животного безраздельно господствует во всех славянских языках: ст. сл. коза, др. рус. коза, рус. коза, укр. коза, белорус. каза и т. д. Скорее всего, как пишет Э.И.Ахунзянов, основываясь на мнении А. М. Щербака, тат. и башк. кз, к следовало бы рассматривать как обратное заимствование из русского языка, т.е. как тюркское слово, сначала преобразованное по нормам русской фонетики, а затем вновь приближенное к своему первоначальному произношению [Ахунзянов, 1968, 83-82; Щербак, 1961, 118].

Р. Г. Ахметьянов считает, что слово к произошло от древнетюркского названия кч, кэчи, а диалектальное слово кз - от русского коза [Ахметьянов, 2001, 97], что, на наш взгляд, вполне соответствует истине.

Анализируя этимологию этой зоолексемы, исследователи, которые считают эти названия исконно тюркскими, предполагают наличие в них звукоподражательной или же вокативной природы, т.е связывают с окликом, которым подзывают козу, или с окриком, которым отгоняют её. По данным “Этимологического словаря тюркских языков”, К. Брокельман считает, что еk произошло от оклика, которым подзывают козу; Ю. Немет отмечает конкретные формы оклика: i i i, ik ik, ige ige; Х. Эрен добавляет сюда тат. ke ke; аналогична точка зрения М. Рясянена. По Севортяну, оклики для козы, аналогичные приведенным, можно найти и в других языках: ср. гечи, гечи в туркменском, кач и качи в чувашском, кец, кец в гагаузском. Нетрудно, однако, заметить, что все они представляют собой название козы в полной (как в турк.), усеченной (как в тат., чув.) или стянутой формах [ЭСТЯ, 1980, 35].

Весьма противоречивым является вопрос о морфемном строении слов гечи ~ кечи и ечки. По Э. Севортяну, сопоставление форм кечи, кеч, к, кечки, далее ечки, ечк, чк ясно показывает структурность всех этих форм, в которых вычленяются, по-видимому, формообразующие элементы -и ~ - ~ -ки ~ -к ~ - (соотв. -е) ~ -к (соотв. -ке) [ЭСТЯ, 1980, 35-36]. А. М. Щербак допускает, что кечи – метатеза из эчки [Щербак, 1961, 117-118]. Другой точки зрения придерживается П. Сафаров. Распространенность слов кечи и эчки внутри тюркских языков, по П.Сафарову, подтверждает возможность происхождения этих форм из разных источников [Сафаров, 1992, 43-44].

Кабан, кабан дугызы кабан’ (Sus scrofa) – название животного из рода свиньих. В значении ‘кабан’ в татарском литературном языке употребляются наименования кабан ~ кабан дугызы ~ кыргый дугыз ~ урман дугызы. В диалектах татарского языка этот ряд пополняется еще такими названиями, как ыр дуызы ~ ыр дуыз ~ ыр чучасы ~ ыр сусасы ~ абан сусасы ~ ара дуыз [Садыкова, 1994, 54].

В древнетюркских и средневековых памятниках в значении ‘дикая свинья’ зафиксированы слова кабан и дугыз в различных фонетических вариантах: в словаре Codecs Cumanicus - абан и тоуз [Махмутова, 1982, 110, 134]; в “Гадательной книжке” (в енисейском памятнике) - тоуз [Малов, 1951, 81]; в словаре Махмуда Кашгари и “Древнетюркском словаре” - тоуз (тоуз аты азылады ‘кабан ранил лошадь клыками’) [ДТС, 575; МК, I, 304]. Название тоуз ~ доуз К. Ибрагимов считает наиболее древним [Ибрагимов, 1975, 153].

Слово дугыз в татарском языке употребляется в значении ‘домашняя свинья’, а слово кабан ~ кабан дугызы – в значении ‘дикая свинья’. Эти названия широко распространены и в современных тюркских языках, почти во всех из которых кабан означает ‘дикую свинью’: тат., башк., ног., каз., як., чув. кабан, кирг. каман, узб. кобон, кум. къабан, уйг. каван, аз. габан. В значении ‘домашняя свинья’ слово хаван известно только в тувинском языке. Судя по свидетельству письменных памятников и по показаниям живых языков и диалектов, древнейшим является значение ‘дикая свинья’ [Сетаров, 1992, 172].

В значении ‘дикая свинья’ слово кабан употребляется в русском языке, а также украинском, белорусском и польском. Языковые факты указывают на то, что слово кабан из тюркских языков заимствовано русским языком, в котором оно постепенно вытеснило старославянское слово ‘вепрь’. Словари русского языка объясняют значение слова ‘вепрь’, обращаясь к заимствованию из тюркских языков кабан: “вепрь – то же, что кабан”. Широкое распространение переносного значения у слова ‘кабан’ в русском языке позволило Д. Сетарову высказать мысль, что “слово кабан прочно вошло в лексическую систему русского языка” [Сетаров, 1992, 172].

По поводу этимологии этого слова мнения исследователей расходятся. Исследователи В. В. Радлов, Д. С. Сетаров этимологию данного слова возводят к тюркскому корню каб-, каба-, означающему ‘толстый, пухлый’ [Радлов, II, 433; Сетаров, 1992, 172].

Р. Г. Ахметьянов название кабан связывает со значением кл, саз ‘озеро, болото’. Для сравнения автор приводит названия, связанные со словом кабан: Кабан кле ‘озеро Кабан’ (тат.), кубан ‘болотистый’ (мар.), Кубань елгасы ‘река Кубань’ (на Сев. Кавказе) [Ахметьянов, 2001, 83]. На наш взгляд, предположение Р. Г. Ахметьянова можно считать вполне обоснованным.

Собственно татарский пласт зоонимической лексики составляют слова, образованные на базе лексических и словообразовательных средств самого татарского языка: терлек ‘скот, скотина’, бти ‘козленок, ягненок’, кнтй ‘сука’ и т.д.

Итак, собственно татарским является обобщенное название терлек, которое употребляется в татарском языке в значении “домашний скот, скотина”.

Наименования бти в говорах татарского языка употребляется в значении ‘козленок’ и ‘ягненок’. По мнению Р. Г. Ахметьянова, возможно, данное слово является собственно татарским [Ахметьянов, 2001. 42; 2005, 118]. Другое наименование козленка и ягненка - чага, употребляющееся в мишарском и касимовском говорах, по мнению З. Р. Садыковой, также является собственно татарским словом. Чага, цага в мишарском обозначает детенышей мелких животных: масы чагасы ‘котенок’, эт чагасы ‘кутенок’ [Садыкова, 1992, 84; 1994, 108].

Для обозначения тёлки-самки, ягнёнка-самки, козлёнка-самки в говорах среднего диалекта употребляется название бикч, которое является, возможно, собственным словом татарского языка. Данное название в этом значении не встречается в других тюркских языках. В татарском литературном языке и в некоторых тюркских языках это слово бытует в других значениях. При этимологизации татарского бикч в значении ‘молодуха, молодая жена, невеста’ Р. Г. Ахметьянов приводит параллели из тат. диал. бикч ‘телка-самка’ или ‘кобыла-жеребенок’, узб. бийкч, каз, ккалп. бийкеш ‘свояченица, золовка’, кирг., уйг. бийкч ‘обращение к девушке’ и возводит эти наименования к древнетюркскому bege ‘принцесса’, beka ‘принц’ [Ахметьянов, 2005, 124].

По Р. Г. Ахметьянову, наименование кнтй ‘сука’ является собственно татарским словом. Данное название образовано от древнего слова кан, кн ‘собака, щенок’ при помощи суффикса -тй (не совсем ясно значение аффикса) [Ахметьянов, 2001, 98].

Учитывая вышеизложенные факты, на наш взгляд, приведенные наименования вполне можно считать собственно татарскими.

Наименования кышлау (< кыш ‘зима’ + афф. -лау) ‘телка или теленок, прозимовавшие одну зиму’, качар (< кач ‘бегать’ + афф. -ар) ‘телка годовалая’, урман сыеры (букв. ‘лесная корова’) ‘лось’, таштиен (букв. ‘каменная белка’) ‘бурундук’, йоклач (< йокы ‘сон’ + афф. -лач) ‘соня’ также являются собственно татарскими.

Изучение состава названий животных в историко-генетическом аспекте показывает, что зоонимическая лексика татарского языка значительно пополнилась заимствованиями из арабского, персидского, финно-угорских, русского языков, а также из европейских языков через посредство русского языка.

Заимствования из русского языка. Существующие в татарском языке зоонимы лань ‘лань’, зубр ‘зубр’, лтч ‘ласка’, кролик ‘кролик’, брн ‘ягненок, барашек’ восходят к русскому и общеславянскому источнику. Некоторые из этих названий в татарском языке употребляются в измененном виде, подвергаясь фонетической модификации. Например, рус. ‘ласка’ тат. лтч, рус. ‘баран’ тат. брн. В данном случае в зоонимах отчётливо наблюдается закон сингармонизма, выраженный в последовательном употреблении гласных переднего ряда.

Этот ряд пополняется диалектными названиями татарского языка, например: рус. ‘поросенок’ тат. пырчинка / бурчинк, рус ‘норка’ тат. нурка, рус. ‘горностай’ тат. горнастай, рус. ‘бобр’ тат. бобр, рус. ‘сосун’ тат. сасун (в значении ‘жеребенок-сосунок’, ‘ягненок-сосунок’), рус. ‘суслик’ тат. сусл’ык, рус. ‘ласка’ тат. лачча.

Значительную часть заимствований в татарском языке составляют европеизмы. Западноевропейские названия заимствовались татарским языком через русский язык, начиная с XVI века. Роль посредника в проникновении европеизмов в лексику татарского языка могли сыграть и другие языки. Из западноевропейских заимствований в лексике фауны татарского языка встречаются латинские (например, бизон < лат. bison, гаур < лат. bibos gaurus, лемур < лат. lemurеs, макака < лат. macaca, приматлар < лат. primates), греческие (н-р, дельфин < греч. delphis (delphinos), кит < греч. ktos), английские (н-р, гиббон < англ. gibbon, гризли < англ. grizzly, мустанг < англ. mustang < исп. mestengo, пони < англ. pony), немецкие (павианы < нем. Pavian, пудель < нем. Pudel, ягуар < нем. Jaguar < яз. тупи-гуарани), французские (н-р, антилопа < фр. antilope < ср.-лат. anthalopus, гепард < фр. guepard, гну < фр. gnou < готтентотский, зебу < фр. zebu), испанские (н-р, пума < исп. puma < яз. кечуа, мандрил < исп. mandril) названия.

Заимствованный пласт зоонимической лексики включает в себя арабо-персидские заимствования: маймыл ‘обезьяна’, фил ‘слон’ офар ‘выхухоль’, шакал ‘шакал’, хайван ‘животное’, анвар ‘животное’.

В анализируемой лексике имеются заимствования из финно-угорских языков: поши ‘лось’, чшке ‘норка’. Эти зоонимы распространены в основном у народов Поволжья.

В третьей главе «Проблемы номинации зоонимов в татарском литературном языке» исследуются проблемы именования животных, мотивации, т.е. выбора признака для создания названия, и словообразовательные особенности названий млекопитающих.

«Номинация есть закрепление за языковым знаком понятия – сигнификата, отражающего определенные признаки денотата – свойства, качества и отношения – предметов и процессов материальной и духовной сферы, благодаря чему языковые единицы образуют содержательные элементы вербальной коммуникации» [Языковая номинация, 1977, 101].

Теория номинации тесно связана с теорией мотивации. Каждое слово, как известно, мотивировано свойствами называемого объекта. По Д.Сетарову, процесс выявления мотивации слова в момент номинации объекта, определение мотива, то есть признака, по которому назван объект, называется мотивизацией слова [Сетаров, 1992, 28].

Зоонимы в синхронном разрезе делятся на мотивированные и немотивированные названия. Мотивация требует наличия двух элементов: мотивирующего и мотивированного, например, мотивированное название кырмыскаашар ‘муравьед’ образовано от мотивирующих слов кырмыска ‘муравей’ и ашар ‘ест’. К немотивированной лексике относятся простые, непроизводные наименования, утратившие признак номинации и не вызывающие в настоящее время ассоциативных связей с понятиями других сфер, например, аю ‘медведь’, бре ‘волк’, тычкан ‘мышь’, сыер ‘корова’, сарык ‘овца’ и т.д.

В работе выделяются наименования первичной и вторичной номинации.

Наименования первичной номинации являются немотивированными. К ним относятся названия животных типа ат ‘лошадь’, бозау ‘теленок’, тлке ‘лиса’, керпе ‘еж’, ксе ‘крыса’, сусар ‘куница, ас ‘горностай. К вторичной номинации относятся зоонимы, которые в современном языке рассматриваются как производные. Например, уклы керпе ‘дикобраз’, иренлч аю ‘медведь-губач’, кыя тиеннре ‘белки скальные’ и т.д.

Наименования вторичной номинации могут образовываться прямым способом, когда мотивировочный признак выражен словом с прямым значением, или опосредованным (косвенным), когда мотивировочный признак выражен через переносное значение слова.

В ходе исследования установлены по мотивам прямой номинации 5 тематических групп с подгруппами номинации:

1. Названия животных, образованные на основе соматических мотивем.

Наименования животных, основанные на соматических признаках, подразделяются на следующие подгруппы:

1) номинация названий по цвету шерсти, волосяного покрова и по цвету части тела: ак тлке ‘песец’, кызыл бре ‘красный волк’, ак битле дельфин ‘дельфин беломордый’;

2) названия, обозначающие величину животного: зур актеш ‘белозубка большая’, кечкен йомран ‘суслик малый’;

3) наименования, отражающие характерные особенности частей тела животного: борма мгезле к ‘козел винторогий’; чнечкеле ксе ‘крыса колючая’, тигез тешле крнтеш ‘бурозубка равнозубая’, озын койрыклы йомран ‘суслик длиннохвостый’;

2. Названия животных, образованные на основе этологических мотивем:

1) номинация по способу передвижения, характеру движения или действия: очкалак (очартиен) ‘белка-летяга’, рмлч куяннар (агач куяннары) ‘зайцы лазающие (древесные)’;

2) номинация по времени жизненной активности: кнуртасы ком рлне ‘песчанка полуденная’, алып кичке ярканат ‘вечерница гигантская’;

3) номинация по месту обитания: тау кондызы ‘бобр горный’, чл бресе ‘шакал’;

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»