WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Ценнейшим источником для изучения названий животных являются переводные (русско-татарские, татарско-русские, многоязычные) словари. В XIX веке появляются в свет печатные словари И. Гиганова [1804], А.Троянского [I том, 1833; II том 1835], Н. Остроумова [1892], А.Воскресенского [1894], К. Насырова [1904], где зафиксированы и названия животных. Например, в словаре И. Гиганова “Словарь российско-татарский” [1804] зафиксировано 60 наиболее употребительных в то время названий млекопитающих: гюзь ‘быкъ’, ябанъ дннзы ‘вепрь/кабань’, атъ ‘лошадь’, сыиръ /сыгыръ ‘корова’, чичканъ ‘мышь’, симялякъ ‘собачка’, катыръ/кацыръ ‘лошакъ’, лакъ ‘козленок’, анъ ‘зверь’, анцакъ ‘зверок’, кадырга ‘кит’, акъ кiикъ ‘дикая коза’, яргакътнъ ‘кожанъ’, мишякъ‘кошка’ [Гиганов, 1804].

Большую ценность представляет разработка вопросов лексики фауны в русско-татарских, татарско-русских словарях, выпущенных в XX- XXI веках: [1911], [1931], [1941], [1966], [1955-1959], [1985], [1991], [2002] и т.д. Из переводных словарей татарского языка фундаментальным является “Татарско-русский словарь”, выпущенный в 1966 году. В нем насчитывается около 134 наименований млекопитающих.

Ценным источником изучения зоонимов татарского языка являются терминологические словари по биологии, выпущенные в 1935, 1972, 1985, 1998, 2001 г., в которых представлен богатый материал по интересующей нас теме.

Среди них особое место занимает “Русско-татарский, татарско-русский словарь биологических терминов”, вышедший в серии “Азбука природы” [2001]. Пятая книга этого издания - на сегодняшний день единственный словарь, посвященный специально млекопитающим. Данный словарь заметно восполняет пробелы в лексикографировании названий млекопитающих в татарском языке, так как в него включены многие названия малоизвестных животных и заимствованные наименования.

Важное значение в изучении названий млекопитающих имеют толковые и диалектологические словари. Например, в первом толковом словаре Каюма Насыри “Ли татари” (“Татарское наречие”) отмечены следующие названия животных: каплан ‘леопард’, карсак ‘корсак’, кеш ‘соболь’, сусар ‘куница’, колан ‘кулан’, куй ‘овца’, сыер ‘корова’, гез ‘бык’

и т. д. [I том, 1895, II том, 1896].

В изучении зоонимической лексики большую роль играет научная и научно-популярная литература. Например, для изучения лексики фауны Татарстана ценным источником является книга “Животный мир Татарии” [1988], изданная авторами В. А. Поповым и А. В. Лукиным. Издание посвящено охране природы и животного мира. Здесь названия животных даются с переводом на татарский язык, например, крот (сукыр тычкан), выхухоль (офар), бурозубка обыкновенная (гади крнтеш), кутора обыкновенная (су шолганы) и т.д. Однако в переводе некоторых зоонимов на татарский язык допущены неточности, например, название ‘тушканчик большой’ переведено как кушаяк, названия ‘норка европейская’, ‘норка американская’ – как чшке, т.е. при переводе пропущены компоненты ‘большой’, ‘европейская’, ‘американская’. Между тем это составные слова, а не свободные синтаксические сочетания, поэтому составляющие их компоненты не могут остаться без перевода. Правильным был бы перевод - зур кушаяк, европа чшкесе, америка чшкесе. Такие неточности наблюдаются в переводе и следующих зоолексем: медведь бурый (аю), отряд рукокрылые (ярканат).

Итак, в русском языкознании и тюркологии есть много трудов, посвященных исследованию названий домашних и диких животных (и в литературном языке, и в диалектах).

Анализ истории изучения зоонимической лексики татарского языка показал, что наиболее полно раскрыта природа наименования домашних животных, есть этимологические сведения по отдельным названиям домашних и диких животных, имеются результаты анализа диалектных наименований. Тем не менее необходимо комплексное исследование зоонимов в татарском языке, так как не изучены историко-генетические пласты, основные принципы номинации, не выявлены структурные типы и модели образования, имеются неточности, ошибки при переводе зоонимов.

Во второй главе “Историко-генетические пласты зоонимической лексики татарского языка” ставится задача систематизировать и обобщить данные по происхождению, определить значение и производные формы слов, выявить этимологию лексем, относящихся к исследуемой группе.

В большинстве случаев структура и мотивация татарских сложных и составных зоонимов вполне прозрачны, например: сукыр тычкан ‘крот’ (букв. ‘слепая мышь’), уклы керпе ‘дикобраз’ (букв. ‘еж со стрелой’), кушаяк ‘тушканчик’ (букв. ‘парные ноги’).

Самого пристального внимания требуют, безусловно, односоставные наименования млекопитающих. Лингвистический анализ этих названий проводится в сравнении с данными древнетюркских письменных памятников, выявляются соответствия в тюркских, монгольских, финно-угорских, славянских и других языках, а также фиксируются диалектные варианты названий в татарском языке. Рассмотренные нами в сравнительно-историческом плане названия млекопитающих позволяют выделить в них четыре основных генетических пласта: 1) общеалтайский; 2) общетюркский; 3) собственно татарский; 4) заимствования.

В зоонимической лексике немало наименований, являющихся общим достоянием тюркских и монгольских языков (тюрко-монгольских параллелей). К названиям, общим для тюркских и монгольских языков, т.е. для языков алтайской системы, относятся следующие зоонимы: тат. айгыр ‘жеребец’ - монг. азрага, ажирга, аирга ‘жеребец’; тат. арыслан ‘лев’ – монг. арслан, маньчж. арслан ‘лев’; тат. барс ‘барс, леопард’ – монг. bar ‘барс’; тат. бурсык ‘барсук’ - монг. борсуг ‘барсук’; тат. селсен ‘рысь’ - монг. слсн, шлсн, шилс, маньч. шулун, силун, бур. шэлес(н), шулууэ(н) ‘рысь’; сусар ‘куница’ - монг. суусар, саусар ‘куница’; гез ‘бык, бугай’ - монг. хэр, кэр, маньч. хер, тунг. огус, хукур ‘бык’; тат. йомран ‘суслик’ – бурят. зумбаран, маньчжур. умарган < др. монг. умбарган ‘сероватое животное (ум – серый, умбар – сероватый)’ и т. д.

В качестве образца приведем анализ зоолексемы арыслан ‘лев’

Арыслан ‘лев’ – название крупного хищного зверя из семейства кошачьих (Panthera Leo). Название льва встречается в древнетюркских и средневековых памятниках, например, в словаре Махмуда Кашгари и в «Древнетюркском словаре» в форме арслан (арслан ккрс ат азаы таушалыр ‘когда рычит лев, у лошади заплетаются ноги’) [МК, II, 146], арслан [ДТС, 55], в памятниках уйгурского письма - арслан (йаышта кр арслан йрки крк карыш тута эсри билэки крк ‘при враге, смотри, нужно сердце льва, при битве нужна “лапа” барса’) [Насилов, 1974, 57], в словаре Codex Cumanicus - astlan [аслан]/арслан ‘лев’ [Махмутова, 1982, 83], в грамматическом трактате XIV века «Ат-Тухва…» - aрслан [Пример из кн.: Изысканный..., 1978, 67], в памятнике XIII века – аслан ‘лев’ [Курышжанов, 1970, 87]; а также в татарских словарях XIX века - ргаче арсланъ ‘львица’ [Гиганов, 1804, 241], ата арыслан ‘лев’ [Троянский, 1833, 46], арыслан ‘левъ’ [Насыри, 1892, 72], арыслан ‘левъ’ [Восресенский, 1894, 123].

Эта лексема встречается во всех тюркских языках, существует в монгольском, маньчжурском и венгерском языках: ккалп., кум., ног., туркм., уйг. арслан, тат. арыслан, башк. арылан, казах. арыстан, кирг. арстан / арыстан, аз., гаг., тур., кбалк. аслан, тув. арызла, узб. арслон, чув. арслан, чув. (диал.) услан; монг. арслан, маньчж. арслан, венг. oroszlan ‘лев’. Как видно из вышеперечисленных параллелей, больших расхождений в фонетике и семантике наименований не наблюдается.

По поводу источника указанного зоонима мнения исследователей расходятся. По мнению некоторых ученых, например, Э. В. Севортяна [ЭСТЯ, 1974, 179], Р. Г. Ахметьянова [2001, 20], слово арыслан заимствовано монгольскими и другими языками из тюркского языка. В словаре Б. И. Татаринцева приводится мнение, противоречащее предыдущим высказываниям: “Этимология тув. арзыла имеет, однако, свою специфику. В ЭСТЯ это слово ошибочно дается с конечным –, а затем делается неправомерный вывод о том, что название льва с конечным – в тюркских языках не отмечается. Соответствие тюркскому арслан... с конечным – отмечено в монгольских языках, как древних, так и современных, и является их характерной особенностью (что, кстати, отмечено и в ЭСТЯ). Можно полагать, - появилось в них в результате “народной этимологии”, связавшей конечный компонент слова из гласного и согласного (-ан) со словом а зверь. …Исходя из такого существенного в данной ситуации признака как наличие конечного -, тув. арзыла следует отнести к числу монгольских заимствований” [Татаринцев, 2000, 138-139].

Б. И. Татаринцев указывает, что целый ряд этимологических версий ему, как и некоторым тюркологам, трудно принять, тем более, что ни одна из них не получила широкого распространения [Татаринцев, 2000, 138].

По мнению Э. В. Севортяна, арслан – название носителя процесса, образованное с помощью аффикса -лан от арс – подражания рычанию диких зверей, лаю: “... арс в указанных значениях в каз., а также в кир. и ккал., что видно из арсылда – (<арс + -ыл + -да-, где -ыл – модификатор при подражательном корне, -да- - глаголообразующий аффикс при подражательных основах) ‘рычать’. Другие значения арс и арсыл: арс-арс р- ‘гавкать’, ‘неистово лаять’ кир.; арс ет- ‘гавкать’, перен. ‘грубить’ каз.; арс-арс – подражание лаю собаки, арсылда ‘гавкать’ каз., ккал. По своей внутренней форме и словообразовательной модели арслан параллельно каплан и сыртлан. Первый образован от глагола кап ‘хватать’, ‘похищать’, ‘утаскивать’, ‘нападать’ + аффикс -лан – кап-лан ‘барс’, ‘леопард’ и т.д. Второе слово образовалось от глагола sirit ‘скалить зубы’, ‘хихикать’, ‘ехидно смеяться’, ‘осклабиться’ (тур.) + аффикс -лан – сырыт-лан > сыртлан ‘гиена” [ЭСТЯ, 1974, 177-178]. По этому поводу Б. И. Татаринцев пишет: “но из приводимых примеров явствует, что речь идет только о собачьем лае, что не связывается с “образом” льва” [Татаринцев, 2000, 138].

По данным “Этимологического словаря тюркских языков” Э.В.Севортяна, Г. Вамбери считает слово арслан составленным из ars ‘сильный’ и lan ‘зверь’. По мнению В. Банга, арслан можно объяснить как сращение из arsil и ilan, где второе слово – общетюркское обозначение для змеи (jylan), употреблявшееся в значении “крадущийся, ползущий зверь” (от глагола jil ‘ползти, извиваться по земле’). Г. Рамстедт сопоставлял arslan (первоначально, по мнению автора, это слово означало того, кто рычит) с arcira: ar + cira ‘рычать’, ‘рычащий зверь’. В последних работах он искал этимологию слова в другом направлении: ср. тюрк. аr ‘желто-красный’, ср. тюрк. arsyl ‘впадающий в желто-красный цвет’ > *arsylan > arsalan ‘лев’. Ю. Немет строит свою этимологию: арсыл ‘каштановый’ + а ‘зверь’. О. Прицак видит в основе арслан иранское название pars, наращенное суффиксом -lan в коллективном значении, что, по мнению Э. В. Севортяна, лишено морфо-семантической мотивировки [ЭСТЯ, 1974, 178].

Присоединяясь к этимологии Ю. Немета, А. М. Щербак в слове арыслан выделяет прилагательное ар (аар ‘каштановый’) в форме интенсива арсыл и слово ан, передающее значение ‘зверь’ [Щербак, 1961, 137].

Р. Г. Ахметьянов, рассматривая этимологию данного зоонима, приводит 2 предположения: 1) выделяет арсыл-а, т.е. саргылт хайван ‘желтоватое животное’ (общ. тк. а ‘охота, животное’ и др. тк. уйг. ар-сыл ‘желтоватое’; ср. алт. арсыл айу, арсыл аба ‘лев’); 2) согласно другой этимологии, арыслан сложилось из арыс-лан (арыс ‘жадный, свирепый, хищный’ и ла ‘животное’), т.е. ‘ярсу анвар’ ‘свирепый, лютый зверь’ [Ахметьянов, 2001, 20]. В другой работе Р. Г. Ахметьянова этимология слова арыслан объясняется несколько по-другому: aрыслан < арсыл ла, т.е. ирн киек ‘рыжее животное’, ср. др. уйг. арсыл и др. тюрк. arsal ‘красновато-рыжий’ (ар ‘рыжий’, -сыл/-sal – аффикс, -ла – кит. ‘дикое животное’ или др. тюрк. *ли а: ли кит. ‘лев’, а ‘животное’) [Ахметьянов, 2005, 69].

Еще одно мнение по этимологии данного зоонима высказал Б.И.Татаринцев: “Здесь можно говорить об образной основе арс, характеризующей что-то торчащее, острое, оскаленное, злобное. Что касается названия арсылан ~ арслан, то его морфологическая структура могла быть и такой, как она представлена в ЭСТЯ, и несколько другой, более непосредственно связанной с основами типа арсыл (через стадию глагола арс(ы)ла- ‘быть диким, злым’)”. Между тем он не отрицает, что происхождение названия льва может быть связано с подражательной основой [Татаринцев, 2000, 138].

На основе изложенного выше материала о происхождении рассматриваемого наименования можно сказать, что единого взгляда на происхождение этого слова не сложилось.

В современных тюркских языках существуют и другие варианты наименования этого зверя: турк., уйг., аз. шир; узб., каз. шер.

С наименованием льва в татарском языке связаны многочисленные пословицы, поговорки, фразеологизмы: арыслан йрк ‘львиное сердце (о бесстрашном человеке)’; арыслан сте ‘львиное молоко (о водке)’; арыслан авызыннан сяк ала ‘сможет достать кость из пасти льва (о смелом, бесстрашном человеке)’. Зооморфизм арыслан в татарском языке употребляется для характеристики сильного, бесстрашного человека. Ср.: Мрьямбану - аларны лидеры, Мрьям – аналары, ана арысланнары (Ф. Байрамова). ‘Марьямбану – их лидер, Марьям – их мать и львица’.

Рассматриваемый нами зооним издавна употреблялся как мужское имя: Арыслан. Это имя татары давали своим сыновьям, чтобы мальчики стали сильными и смелыми. Как писал Н. А. Баскаков, “имена, связанные с фауной – животными, птицами – были широко распространены, причем некоторые из них, возможно, в связи с тотемистическими древними пережитками пользовались особенными преимуществами” [Баскаков, 1985, 74].

Общетюркский пласт составляют следующие слова: ас ‘горностай’, аю ‘медведь’, байбак (суыр) ‘байбак (степной сурок)’, башмак ‘телка двухгодовалая’, бия ‘кобыла’, болан ‘олень’, борындык ‘бурундук’, дугыз ‘свинья’, кеш ‘соболь’, кондыз ‘бобр’, куян ‘заяц’, сарык ‘овца’, сыер ‘корова’, сыртлан ‘гиена’, тана ‘телка по второму году’, тиен ‘белка’, юлбарыс ‘тигр’, ярканат ‘летучая мышь’, рлн ‘хомяк’ и т. д..

Некоторые общеалтайские и общетюркские зоонимы встречаются в славянских и финно-угорских языках. Семантическое развитие этих наименований исследователи объясняют по-разному, но часто связывают с тюркскими наименованиями. Также высказывается мысль о том, что для определенных названий животных, таких, например, как борындык ‘бурундук’, алаша ‘мерин’, барс ‘барс’, к ‘коза’, тюркские языки, вероятно, не являются источником. Рассмотрим подробнее наименование к ‘коза’.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»