WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В третьем параграфе – «Социально-политическая борьба в фессалийских полисах» – проанализирована межсословная конфронтация, усиливавшаяся на протяжении всего классического периода. Общеэллинские социально-политические тенденции все ярче стали проявляться в Фессалии в конце V – начале IV вв. до н. э.

Развитие сословной борьбы было обусловлено несколькими объективными социально-политическими и экономическими предпосылками. Во-первых, разложение общин и рост городов привели к быстрому экономическому развитию крупных полисов Фессалии, повышению производительной активности отдельных слоев населения, что обусловило социальную дифференциацию в обществе и появление двух основных противоборствующих сторон. Не менее важное значение для развития социальных конфликтов имело знакомство фессалийской знати с новыми течениями в греческой общественной мысли, достижениями в области науки и просвещения.

Третья глава – «Фессалийский союз и внешняя политика фессалийских полисов» – посвящена анализу возникновения, организации и функционирования Фессалийского союза – одного из сильнейших военно-политических федеративных союзов в греческом мире. Приняв участие в Дельфийской амфиктионии, фессалийская аристократия подготовила свой вариант союза. Военная организация с уникальной формой управления – институтом тагии – постепенно трансформировалась в военно-политическое федеративное образование, оказавшее немалое влияние на развитие Эллады в целом.

В первом параграфе – «Архаический период» – рассматривается процесс генезиса Фессалийского союза, начиная с VII в. до н. э., когда на территории Фессалии складывается устойчивый ареал проживания отдельных племен. В целом, политическая жизнь Фессалии на протяжении архаического периода характеризовалась крайней раздробленностью. Страна представляла собой конгломерат автономных городов-государств, полисов и просто отдельных этнических общностей. Создание единого федеративного военно-политического объединения было важным шагом на пути к формированию единой Фессалии. Вторым важным моментом в архаический период стало появление института тагии.

Во втором параграфе «Классический период» – опираясь на данные эпиграфики и античной письменной традиции, мы рассмотрели широкий круг вопросов, связанный с периодизацией истории Фессалийского союза в V–IV вв. до н. э., а так же зарождения и развития института тагии. Начиная с периода правления Алева Рыжего (середина VII в до н. э.) и до конца V в до н. э. тагия претерпевает ряд серьезных трансформаций. В первую очередь изменения были связаны с наделением тага, помимо первоначальных военных функций, функциями политическими и экономическими, что создавало предпосылки к установлению тиранических режимов в ряде развитых полисов Фессалии.

В третьем параграфе – «Позднеклассический период» – рассматривается появление и становление в наиболее крупных городах-государствах тиранических режимов. Одним их ярчайших проявлений младшей тирании на территории Фессалии стали Феры. Выделение единого экономического и политического центра позволило ферскому тирану Ясону в 374 г. до н. э. объединить политически разрозненную Фессалию под властью одного правителя.

Течение социальных, политических и экономических процессов оборвало в 344 году до н. э. македонское завоевание, в результате которого Фессалия потеряла политическую автономию.

В заключении подводятся основные итоги исследования. Географическая изоляция Фессалии создала особые условия для развития фессалийского общества по нескольким направлениям. Во-первых, естественное ландшафтное обособление Фессалии сильно отразилась на формировании психологии различных групп населения. Во-вторых, географическая изоляция определила интенсивный путь социально-экономического развития страны. Местное население было вынуждено, на более раннем этапе, чем в остальной Элладе, перейти к производящей экономике путем одомашнивания флоры и фауны, а так же, в виду необходимости более результативной охоты, к развитию оружия.

На ранних этапах процесс социогенеза протекал в изолированной Фессалии наравне с остальной Элладой. Однако, в конце III — начале II тысячелетий племенной мир Северной Греции переживал период глубоких внутренних изменений. Это было время гибели институтов родоплеменного строя, выразившееся, прежде всего в обособлении племенной знати.

Фактором, ускорившим этот процесс, стало дорийское переселение. Покорив местное население, пришлые племена спровоцировали новый виток социогенеза, ускорив разложение первобытнообщинного строя, как у завоевателей, так и у покоренных племен.

На основе анализа социально-экономических процессов, нами были выделены пять этапов социогенеза на территории Фессалии:

  1. Время среднего палеолита (ок. 120 тыс. — 70 тыс. лет назад) – период интенсивного заселения Северной Греции сначала мустьерским человеком — Homo primigenius, а затем и человеком верхнего палеолита, относящимся уже к виду Homo sapiens.
  2. Период верхнего палеолита, окончившийся в Греции приблизительно 15 тыс. лет назад, что сопоставимо с последним оледенением, суровые условия которого заставляли человека прилагать больше усилий к тому, чтобы выжить, и эта борьба побудила людей того времени значительно усовершенствовать орудия труда, что в свою очередь приводит к возникновению земледелия.
  3. Эпоха неолита (середина VII тыс. до н. э. – III тыс. до н. э.) – богатые напластования раннего (керамического) неолита в Сескло и некоторых других поселениях позволяют предполагать, что плодородные долины Македонии и Фессалии приблизительно в одно и то же время стали местом деятельности древнейших земледельцев и скотоводов. Происходит быстрый процесс эволюции оружия. Начинается процесс разложения первобытно-родового строя.
  4. Конец II тыс. до н. э. – VIII в. до н. э. Начало прерывистых племенных движений, при которых одно племя вытесняет другое, а оно в свою очередь вытесняет новое племя, известное в современной исторической науке как Дорийское переселение.
  5. VII–V вв. до н. э. Начало экономической и социальной дифференциации на почве расслоения общества; выделение класса пенестов и полноправных граждан.

На рубеже архаической и классической эпох, процесс социального расслоения Фессалийского общества вошел в активную фазу, что стало катализатором формирования новых городских центров а, следовательно, и выделения из фессалийских общин новой – торгово-ремесленной знати.

Разложение общин и рост городов создавали объективные предпосылки для выделения крупных центров, претендующих на политическое доминирование на всей территории Фессалии.

С развитием полисной структуры в Фессалии зарождается военно-политический союз полисов. Будет логично отнести этот процесс к VII в. до н. э., когда Фессалия подверглась административному делению первым тагом Алевом Рыжим. В результате разделения Фессалии на четыре тетрады, начала упорядочиваться система политических и экономических отношений.

Единственным вариантом объединения политически самодостаточных полисов было создание мощного военно-экономического конгломерата городов. Возникший на рубеже VII–VI вв. до н. э. Фессалийский союз по своей форме являлся военным объединением, призванным, в первую очередь, урегулировать внутренние проблемы, связанные с сепаратизмом покоренных племен, и, во вторую очередь, для внешней защиты Фессалии.

Наивысшего расцвета Фессалийский союз достиг при приемнике первого ферского тирана Ликофрона Ясоне, который в 374 г. до н. э. стал общефессалийским тагом. Сумев достичь компромисса с последним неподвластным ему фессалийским полисом Фарсалом, в 374 году до н. э. Ясон установил тиранический режим на территории всех четырех тетрад. Отныне таг наделялся всей полнотой власти. В его компетенции находились не только сугубо военные, но и социальные, политические и экономические рычаги, а проведенная Ясоном реорганизация Фессалийского союза закрепила это положение.

Важным моментом в развитии политических отношений в Фессалии было наличие описанной Аристотелем «свободной площади». Он указывает на категорию свободных, обладающих определенными правами граждан, которые в особых случаях вызывались магистратами, вероятно, для принятия решения, либо его одобрения данной группой лиц.

Опираясь на расчеты о возможном количестве клеров и численности выставляемых воинов, мы получаем как минимум 200 потенциальных избирателей из числа Фессалийской аристократии, и порядка 12000 граждан в лице гоплитов, которые могли иметь доступ на «свободную площадь».

Таким образом, прослойка крупных землевладельцев составляла экономическую, военную и, как мы видим, политическую элиту фессалийского общества. Однако сложный «государственный» механизм требовал отлаженной системы управления. Фессалийским вариантом такой системы стала тагия, эволюционирующая в V в. до н. э. в тиранию.

В начале IV в до н. э. стратегические интересы Фессалийского союза стали распространяться на территорию Центральной Греции. Вступление во Второй Афинский союз в 375 году до н.э. объясняется желанием Фессалийского тага Ясона обрести контроль над Пагасейским заливом, главной торговой артерией Фессалии, и обезопасить себя на случай отрытого столкновения со Спартой.

Социально-экономические и политические процессы, столь бурно протекавшие на территории Фессалии в IV в. до н. э. были остановлены Македонским вторжением. В 344 г. до н. э. Филипп II полностью реорганизовал Фессалию. В качестве пожизненного главы Фессалийского союза «избирается» македонский царь. Во главе новообразованных округов назначаются тетрархи, а в опорные пункты вводятся македонские гарнизоны. Потеряв политическую автономию и былое могущество, Фессалия становится одной из многочисленных провинций стремительно набиравшей силу Македонии.

Основные положения работы отражены в следующих публикациях:

  1. Минаев О. В. Основные проблемы образования Фессалийского союза в зарубежной и отечественной историографии // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. № 30 (67): Аспирантские тетради: Научный журнал. СПб., 2008. С. 173177 (0,5 п.л.).
  2. Минаев О. В. Фессалия в античной письменной традиции // Сб. науч. тр. преподавателей, аспирантов и студентов ТГПУ им. Л. Н. Толстого. Тула: «Тульск. гос. пед. ун-т им. Л. Н. Толстого», 2003. С. 198–202 (0,6 п.л.).
  3. Минаев О. В. Роль фессалийской конницы в архаический период // XXI век: гуманитарные и социально-экономические науки: Материалы конференции. Тула: «Тульск. гос. ун-т», 2005. С. 93–95 (0,4 п.л.).
  4. Минаев О. В. К вопросу о фессалийских пенестах // Сб. науч. тр. преподавателей и аспирантов ТГПУ им. Л. Н. Толстого. Тула: «Тульск. гос. пед. ун-т им. Л. Н. Толстого», 2006. С. 104–107 (0,5 п.л.).
  5. Минаев О. В. К вопросу об организации верховной власти в Фессалии // Роль университетов в поддержке гуманитарных научных исследований: Материалы I Всероссийской научно-практической конференции: В 3 т. Тула: «Тульск. гос. пед. ун-т им. Л. Н. Толстого», Т. 1. С. 94–98 (0,6 п.л.).
  6. Минаев О. В. Основные проблемы образования фессалийского союза // Сб. материалов II научно-практической конференции аспирантов, соискателей и молодых ученых ТГПУ им. Л. Н. Толстого: В 2 т. / отв. ред. О. Г. Вронский. Тула: «Тульск. гос. пед. ун-т им. Л. Н. Толстого», 2006. Т. 2. С. 39–42 (0,5 п.л.).
  7. Минаев О. В. Место и роль tago/j в Фессалийском союзе в VII–VI вв. до н. э. // X Чтения памяти профессора Николая Петровича Соколова: Материалы Всерос. науч. конф. (17–18 ноября 2006 г.) / под ред. А. В. Махлаюка. Нижний Новгород: ННГУ, 2007. С. 22–26 (0,6 п.л.).
  8. Минаев О. В. Основные проблемы социогенеза на территории древней Фессалии // Вузовская наука. Традиции. Инновации. Перспективы: Межвуз. сб. науч. ст. Тула: АНОВПО «ИЭУ», 2007. С. 255-261 (0, 9 п.л.).
  9. Минаев О. В. Древняя Фессалия: география и население // Исследовательский потенциал молодых ученых: Сб. материалов IV научно-практической конференции аспирантов, соискателей и молодых ученых ТГПУ им. Л. Н. Толстого / отв. ред. О. Г. Вронский. Тула: «Тульск. гос. пед. ун-т им. Л. Н. Толстого», 2008. С. 178–190 (1,3 п.л.).

МИНАЕВ Олег Вячеславович

ФЕССАЛИЯ В VIIIIV ВВ. ДО Н. Э.

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Подписано в печать 31.06.2008 г. Формат 60х84 1/16.

Бумага писчая. Печать плоская. Усл. печ. л. 1,16. Уч.-изд. л. 1,0. Тираж 100 экз.

Издательство «Ивановский государственный университет»

153025 Иваново, ул. Ермака, 39 ' (4932) 35-63-81 E-mail: publisher@ivanovo.ac.ru


1 Лурье С. Я. Беотийский союз. СПб., 1914.

2 Соколов Ф. Ф. Четыре совета // ЖМНП. 1897. Март. С. 99.

3 Байбаков Е. И. Аркадский союз в Мегалопоне // Историческое образование. 191. Т. 20. С. 29–50.

4 Гребенский Н. Н. Элементы парламентаризма в конституции Второго морского союза // ВДИ. 1972. № 4. С. 107–118; Гребенский Н. Н. Оппозиция афинских союзников (370–357 гг. до н. э.)// Вестник ЛГУ. 1975. № 2. Вып. I. С. 60–64.

5 Цинзерлинг Г. Д. Перерождение Второго Афинского морского союза в Афинскую архе IV в. до н. э. // ВДИ. 1972. № 4. С. 118–134.

6 Строгетский В. М. Возникновение и структура Пелопоннесского союза // Из истории античного общества. Горький, 1975. С. 3–18.

7 Паршиков А. Е. Аристотель и организация Первого Афинского морского союза // ВДИ. 1971. № 1. С. 76–88.

8 Андреев Ю. В. Спартанские «всадники» // ВДИ. 1969. № 4. С. 24–36.

9 Блаватский В. Д. Природа и античное общество. М.: Наука, 1976.

10 Шмидт Р. В. Из истории Фессалии // ИГАИМК. Л., 1934. Вып. 101.

11 Фролов Э. Д. Греческие тираны. Л., 1972.

12 Фролов Э. Д. Греция в эпоху поздней классики. СПб., 2001.

13 Блаватская Т. В. Греческое общество второго тысячелетия до новой эры и его культура. М., 1976.

14 Шишова И. А. О статусе пенестов // ВДИ. 1975. № 3.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»