WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Сходную тематику развивал ученик А. Гелена Г. Шельски (1912-1983). В работе «Скептическое поколение» (1957) социолог Г. Шельски показывает, что послевоенное поколение утратило весь утопический потенциал, сконцентрировавшись на ценностях потребления. Этот поворот не случаен, не исторически обусловлен, а представляет собой радикальный разрыв с самой историей. В работе «Человек в научной цивилизации» (1961) Г. Шельски утверждает, что в мире окончательно стала господствовать техника. Техносфера резко сузила диапазон возможных изменений. В мире стала царить необходимость. У политики не осталось специфических задач. Политика заменил инженер. Вместе с политикой умерла и демократия. С этим не согласны только интеллектуалы, которые пытаются бросить вызов неумолимой логике технической рациональности. Критике интеллигенции посвящена другая работа Г. Шельски – «Работу делают другие» (1975). Г. Шельски пытается доказать, что интеллигенция стала новым господствующим классом через организацию производства общественного мнения. Он сводит воедино в один класс профессоров, журналистов, менеджеров, студентов, священников. Критики этой схемы считают её умозрительной и не имеющей никакой объяснительной силы, но зато хорошо укладывающейся в традицию консервативной критики интеллигенции (Ф. Шлегель, Ю. Лангбен, О. Шпенглер, А. Гелен).

Во втором параграфе - «Поиск новых оснований консервативной философии и консервативное наступление 70-80-х годов» - исследуется процесс формирования новых оснований консервативной философии на примере философии Г.-К. Кальтенбруннера и Г. Рормозера.

Герд-Клаус Кальтенбруннер (1939), как и многие консерваторы (Д. Белл, И. Кристол), начинал как либерал. В консервативном наступлении 70-80-х гг. идеолог Г.-К. Кальтенбруннер сыграл значительную роль. В силу своего либерального прошлого он занимает в консерватизме антиклерикальную позицию. Г.-К. Кальтенбруннер считает, что современный консерватизм гораздо менее связан с традицией, чем другие идеологии (марксизм и либерализм), и видит свою задачу в сохранении «антитеологического пафоса Просвещения». Стремление, мобилизовать как можно больше сторонников, приводит Г.-К. Кальтенбруннера к размыванию собственной позиции и эклектизму. Он осознаёт необходимость обновления консерватизма. В работе «Трудный консерватизм» (1975) австрийский консерватор формулирует шесть принципов консерватизма: верность традициям, стабильность, порядок, государственный авторитет, свободу, пессимизм. Светский характер консерватизма Г.-К. Кальтенбруннера объясняется и тем, что его не устраивает протестный потенциал раннего христианства, получивший развитие в «теологии освобождения» в Латинской Америке. Проповедь любви к ближнему недостаточно институционально укоренена и противоречит ценности порядка. По его мнению, этика любви к ближнему провоцирует притязания к государству. Перед государством два врага – советский империализм и левый утопизм. В 80-е гг. XX в. пафос борьбы перестал вызывать массовое сочувствие и австрийский консерватор ищет новые темы. В книге «Что есть немецкое» он пытается определить немецкую идентичность, а в трилогии «О духе Европы» - сформулировать европейский курс немецких консерваторов.

Наиболее влиятельным и известным из ныне живущих консерваторов является Гюнтер Рормозер (1928). В отличие от Г.-К. Кальтенбруннера Г. Рормозера можно назвать христианским консерватором. Философской основой для него является гегельянство. Гегельянство Г. Рормозера предельно этически и политически заострено. Ни в семидесятые годы XX в., ни позже, он не приемлет практику политкорректности. В семидесятых годах он считал, что в стране сформировался политический центр на основе признания конституции, отказа от нелегитимного насилия. Однако консервативному консенсусу мешают левые, которые сочетают разрушающую идентичность немцев движение эмансипации и левый терроризм (РАФ). Они содержательно связаны через идеологию Франкфуртской школы, философию раннего Д. Лукача и В. Беньямина. Необходимо консервативное контрнаступление. Этому мешает расколотое сознание немцев, чувство вины за нацизм. Нация с чувством вины не может построить сильное государство. Кроме того, либерализм преобразовал власть в право, поэтому людей, способных жить в соответствии с чувством долга становится всё меньше. На основе секуляризованных ценностей нельзя построить ничего кроме общества потребления. Для реактуализации гражданских добродетелей необходим возврат к христианству. При этом немецкий консерватор пытается пройти между Сциллой религиозного фанатизма и Харибдой символического христианства. Его привлекает христианская этика. Фактически он отождествляет её с культурой. И наоборот дехристианизацию на примере России он считает выпадением из истории. Общество потребления впадает в кризис по причинам деградации гражданских добродетелей, бессмысленности существования и достижения предела выполнимости своих обязательств. В работах 90-х гг. Г. Рормозер даже жалеет об исчезновении старого противника – марксизма, который предотвращал деидеологизацию консерватизма. Его новые симпатии принадлежит России, которая, по его мнению, гораздо раньше вернулась на рельсы консерватизма, совершив в 1991 г. своего рода «консервативную революцию».

В третьем параграфе - «Реактуализация революционного консерватизма в идеологии «новых правых» - раскрывается сущность современной версии радикального консерватизма – движения «новых правых». Современное движение «новых правых» представляет организационно гетерогенное, но идейно гомогенное течение. Идеологом, символизирующим преемственность между консервативными революционерами и «новыми правыми», является Армин Молер (1920-2003). А. Молер приобрёл известность в послевоенный период как автор первого фундаментального обобщающего труда по истории «консервативной революции». Но А. Молер не остался лишь историком. Его можно обозначить как сторонника ситуационного и антропологического подходов в консерватизме. Он считает, что задачей консерваторов не является защита и тем более восстановление старого, то есть выступает против обвинения в реакционности консерватизма.

А. Молер считает, что консерватизм дискредитирован нацизмом, и задача состоит в создании нового содержания консервативной доктрины. В шестидесятых годах он практически не использует идеи «консервативной революции». Своё видение консерватизма А. Молер выстраивает как через полемику с левыми, так и с правыми. Левых он критикует за потерю исторической инициативы, то есть за консерватизм. В то же время культурный и либеральный консерватизмы бесперспективны. В его критике либерального консерватизма очевидны праворадикальные мотивы. Он считает, что необходимо массовое консервативное движение с ярко выраженным приматом политического. В данном случае А. Молер дистанцируется от Г. Шельски, который считал, что политическое действие в сформированном обществе невозможно. А. Молер ищет союзников во Франции в среде «новых правых» во главе с А. де Бенуа. Идеологема движения заимствована слева из наследия А. Грамши. Новые правые стремятся завоевать культурную гегемонию, прежде чем овладеть политической властью. А. Молер обвиняет политическую систему ФРГ в том, что она душит возможность самостоятельного политического действия. К концу восьмидесятых А. Молер уже определяет себя скорее как правого, а не консерватора, а в 1995 г. в интервью газете «Лейпцигер фольксцайтунг» назвал себя «фашистом в смысле Примо де Риверы». Подобные признания стали возможны после крушения берлинской стены и общего отступления левых в начале 90-х гг. XX в.

Эстафету подхватил ученик А. Молера Карл-Хайнц Вайссман (род. в 1958). Как и А. Молер, К.-Х. Вайссман старается отделить консерватизм и правых от нацистов. Он делает это через релятивизацию нацизма. Нацизм К.-Х. Вайссман определяет как исторически локальное движение, заканчивая его историю 1945 г., снимая тем самым вопрос о неонацизме. Фашизм он считает итальянским феноменом, объявляя сходство Гитлера и Муссолини случайным. Для объяснения генезиса нацизма К.-Х. Вайссман использует самоапологетическую схему нацистов, которая объявляет нацизм логическим результатом развития немецкой нации. У К.-Х. Вайссмана мы находим и установки Х. Фрайера – он видит логику исторического процесса в замещении парламентаризма властью Народа, орудием которого является плебисцит. Но переход к подобным действиям возможен через завоевание культурной гегемонии, которая является общей задачей «новых правых». По поводу влияния «новых правых» и содержательном единстве их установок с консерватизмом в ФРГ идут дискуссии. Леволиберальные авторы (В. Гессенхартер, А. Пфаль-Траубер) видят в их идеологии реанимацию идей консервативной революции. Кроме того, она содержит соответствующие праворадикальные и нацистские компоненты. Либеральный консерватор К. Зонтхаймер призывает дать «успокоиться духу Веймара», полагая, что рамочные условия уже иные и значимой правой опасности просто не существует.

В заключении подводится итог генезиса консерватизма. Утверждается, что в процессе развития немецкий консерватизм сформировал базовый комплекс идей и ценностей: авторитет, порядок, традиция. Несмотря на претензии консерватизма представлять саму человеческую природы, консерватизм историчен. Его популярность, способность сформулировать ответ на вызовы времени не одинаковы на протяжении исторического процесса. Она возрастает в период острых социально-экономических кризисов, больно бьющих по интересам не защищённых классов и социальных групп, которые наиболее отзывчивы к консервативной риторике. Дискуссионным остаётся вопрос, является ли консерватизм в полной мере идеологией.

М. Грайффенхаген считает, что с конца двадцатых годов консерватизм мёртв и представляет собой лишь либерализм в консервативной форме. Консерватизм эклектичен, ситуативен. Периодически возникают попытки радикализировать, «революционизировать» консерватизм, совместив несовместимое. В данный момент консерватизм переживает кризис, «кризис победителя», связанный с поражением его исторического противника коммунизма и необходимостью найти нового политического противника.

Консерватизм историчен и имеет свою традицию, свой идейный багаж, из которого он периодически актуализирует тот или иной комплекс идей, никогда не отказываясь от него в целом. И сейчас ему нужна новая теория, новое видение современных общественных противоречий.

Список основных работ, опубликованных по теме диссертации.

1. Милиев, В.А. Проблема эстетики насилия в немецком романтизме и неоромантизме XIX-XX вв. / В.А. Милиев // Объединённый научный журнал. - 2003. - № 26. - 0,9 п.л.

2. Милиев, В.А. Апология антиинтеллектуализма в концепции Освальда Шпенглера / В.А. Милиев // Наука и образование – 2005 : материалы Междунар. науч.-техн. конф. (г. Мурманск, 6-14 апреля 2005 г.) : в 7 ч. – Мурманск : Изд-во МГТУ, 2005. – Ч. I. - 0,3 п.л.

3. Милиев, В.А. Органическая теория государства Адама Мюллера / В.А. Милиев // Наука и образование – 2005 : материалы Междунар. науч.-техн. конф. (г. Мурманск, 6-14 апреля 2005 г.) : в 7 ч. – Мурманск : Изд-во МГТУ, 2005. – Ч. I. - 0, 4 п.л.

4. Милиев, В.А. Идейная эволюция Эрнста Юнгера // Поиск : Философские и социально-экономические исследования. Межвузовский сборник научных статей / В.А. Милиев. – Мурманск : Изд-во МГТУ, 2005. – Вып. IX. Серия «Философские и социальные исследования» - 0,9 п.л.


1 См.: Жирмунский В.М. Немецкий романтизм и современная мистика. СПб., 1996.

2 См.: Берковский Н.Я. Романтизм в Германии. СПб., 2001.

3 См.: Асмус В.Ф. Избранные философские труды: в 2 т. М., 1971. Т. II; Одуев С.Ф. Тропами Заратустры. М., 1971.

4 См.: Филиппов А.Ф. Немецкая антропологическая политология: Э. Юнгер, Х. Фрайер, А. Гелен, Х. Шельски // Философские основания теорий международных отношений. М., 1988. Вып. II; Филиппов А.Ф. Политологические взгляды Карла Шмитта и их влияние на современную политическую науку // Философские основания теорий международных отношений. М., 1987. Вып. I.

5 См.: Грешных В.И. Ранний немецкий романтизм: фрагментарный стиль мышления. Л., 1991; Карельский А.В. Драма немецкого романтизма. М., 1992; Михайлов А.В. Эстетические идеи немецкого романтизма // Эстетика немецких романтиков. М., 1986; Перов Ю.В. Историчность и историческая реальность. СПб., 2000.

6 См.: Галкин А.А. Германский фашизм. М., 1989; Галкин А.А., Рахшмир П.Ю. Консерватизм в прошлом и настоящем: О социальных корнях неоконсервативной волны. М., 1987; Григорьян Б.Т. Философская антропология. М., 1982; Куркин Б.А. Политическая философия в ФРГ. Ростов-н-Д., 1987; Соболь О.Н., Ермоленко А.Н. «Неоконсервативная революция»: лозунги и реальность. К., 1990; Современный консерватизм / К.С. Гаджиев, С.П. Перегудов, В.А. Скороходов и др. М., 1992; Тавризян Г.М. Техника, культура, человек. М., 1986.

7 См.: Аркан Ю.Л. Опыт реконструкции «философии истории» Отмара Шпанна. СПб., 2003; Аркан Ю.Л. Очерки социальной философии романтизма. СПб., 2003; Мочкин А.Н. Парадоксы неоконсерватизма (Россия и Германия в конце XIX- начале XX в.). М., 1999; Мочкин А.Н. Рождение «зверя из бездны» неоконсерватизма. М., 2002; Мусихин Г.И. Власть перед вызовом современности. СПб., 2004; Мусихин Г.И. Россия в немецком зеркале. СПб., 2002; Пивоваров Ю.С. Карл Шмитт: Политико-антропологический очерк // Россия и совр. мир. 2001. № 4. С. 89-110; Пленков О.Ю. Мифы нации против мифов демократии: немецкая политическая традиция и нацизм. СПб., 1997; Руткевич А.М. Прусский социализм и консервативная революция // Шпенглер О. Пруссачество и социализм. М., 2002; Руткевич А.М. Что такое консерватизм М.- СПб., 1999; Солонин Ю.Н. Дневники Эрнста Юнгера: впечатления и суждения // Юнгер Э. Излучения (февраль 1941- апрель 1945). СПб., 2002; Солонин Ю.Н. Эрнст Юнгер: образ жизни и духа // Юнгер Э. Рабочий. Господство и гештальт; Тотальная мобилизация; О боли. СПб., 2000; Френкин А.А. Западногерманские консерваторы: кто они М., 1990.

8 Алленов С.Г. «Консервативная революция» в Германии 1920-х- начала 1930-х годов. Проблемы интерпретации // Полис. 2003. № 4. С. 94-107.

9 См.: Рормозер Г. Новый консерватизм: вызов для России. М., 1996 (немецкий аналог – Frenkin A., Rohrmoser G. Neues konservatives Denken als Ueberlebensimperativ (Ein deutsch-russischer Dialog). Frankfurt a.-M., 1996); Рормозер Г. Консервативная революция // Полис. 1992. № 1/2. С. 202-208.

10 См.: Гайм Р. Романтическая школа. М., 1891; Гейне Г. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 4. М., 1982.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»