WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Исследование положения иностранных граждан, размещенных в лагерях для военнопленных и интернированных в Центральном Казахстане, осуществляется на основе анализа таких показателей как количественный, национальный, возрастной состав, причины смертности среди этой категории заключенных.

В заключении раздела отмечается, что согласно международным конвенциям, действовавших к началу второй мировой войны, военнопленные должны были содержаться в условиях, соответствующих быту военнослужащих пленившего их государства. Однако, в действительности, военнопленные в СССР, особенно в годы войны, столкнулись с массой трудностей бытового характера. Тем не менее, исследованные документы позволяют утверждать, что условия содержания военнопленных и интернированных в лагерях в послевоенные годы постепенно налаживались: улучшилось продовольственное обеспечение, медицинское обслуживание. Это привело к сокращению показателей заболеваемости и смертности среди военнопленных и интернированных граждан.

Во втором разделе «Образование лагерей для военнопленных и интернированных в Центральном Казахстане в 40-е гг. ХХ века» – приводятся данные о количестве и дислокации лагерей для военнопленных и интернированных в Казахстане, рассматривается производительная деятельность военнопленных и интернированных на промышленных предприятиях региона.

В первом подразделе – «Количество и дислокация лагерей для военнопленных и интернированных в Казахстане: общее и особенное» – анализируются сведения о лагерях для иностранных заключенных, образованных в Центральном Казахстане. В годы войны и после ее окончания в Казахстане функционировало 14 лагерей НКВД – МВД СССР для военнопленных и интернированных, 4 из которых располагались в Центральном Казахстане.

Лагеря для военнопленных и интернированных в Центрально-Казахстанском регионе были образованы по ряду причин. Во-первых, Казахстан в годы войны стал основной сырьевой и промышленной базой военной индустрии Советского Союза. Необходимо было увеличить количество добываемого угля в Карагандинском угольном бассейне и обеспечить дальнейшее развитие металлургической промышленности в Балхаше и Джезказгане. Несмотря на наличие подавляющего количества спецпереселенцев, заключенных и мобилизованных в угольной и металлургической промышленности, возросшие потребности страны в угле и меди не могли быть удовлетворены только за счет использования труда спецпереселенцев и вольнонаемных. Обострялась потребность в дешевой рабочей силе, которую могли дать военнопленные и интернированные. Во-вторых, наличие у советской системы опыта по организации лагерей в этом регионе, примером которого являлся Карлаг НКВД, просуществовавший к началу войны более 10 лет, располагался на территории в 1 млн. 780 тыс. гектаров [6, с.30] и имевший отлаженную систему производственной деятельности, охранных мер и медицинского обслуживания заключенных. Не случайно все лагеря для военнопленных и интернированных в Центральном Казахстане организовывались на базе производственных отделений Карлага НКВД.

На основе, как правило, впервые вводимых в научный оборот архивных источников, анализируется структура Спасского лагеря № 99, Джезказганских лагерей № 39 и № 502, Балхашского лагеря № 37, места дислокации их отделений, численность военнопленных и интернированных по годам, режим содержания, продовольственного обеспечения, медицинского обслуживания, охраны заключенных, освещаются вопросы политико-воспитательной работы среди военнопленных.

Условия содержания и положение военнопленных в лагерях Центрального Казахстана можно условно разделить на два этапа: военные годы и послевоенный период. На первом этапе, при организации лагерей, наблюдались сложности бытового характера, которые были преодолены в результате принятых мер. Продовольственное обеспечение, бытовое и медицинское обслуживание становится удовлетворительным только к концу 1940-х гг., когда начинает функционировать четкая система внутрилагерного распределения продуктов, прекращаются перебои в снабжении и развивается система подсобных хозяйств. Позитивную роль также сыграло решение об отправке на родину в первую очередь больных, инвалидов и нетрудоспособных военнопленных. В дальнейшем, именно репатриация военнопленных этих категорий позволила снизить в лагерях и спецгоспиталях количество нетрудоспособных заключенных, в содержании которых государство не было заинтересовано.

Второй подраздел – «Участие военнопленных и интернированных в производственной деятельности» – посвящен анализу производственной деятельности иностранных заключенных в Центральном Казахстане.

Использование труда военнопленных в промышленности в первые годы войны было неэффективным. В связи с низкими производственными показателями и высокой смертностью среди военнопленных УПВИ НКВД СССР 17 июля 1942 г. было вынуждено принять директиву «О подразделении военнопленных на группы в зависимости от их физического состояния», в соответствии с которой все военнопленные делились на 4 условные группы трудоспособности: к 1-й группе были отнесены все военнопленные, практически здоровые, годные для выполнения тяжелых физических работ; ко 2-й группе – военнопленные, ограниченно годные к физическому труду, имеющие хронические заболевания или физические недостатки; в 3-ю группу вошли военнопленные, годные только для выполнения легких физических работ, имеющие серьезные хронические заболевания или физические недостатки; в 4-ю группу – военнопленные-инвалиды, имеющие тяжелые хронические заболевания или физические недостатки.

Труд военнопленных в военные и послевоенные годы сыграл немаловажную роль для развития промышленности Центрального Казахстана.

Всего за время нахождения в Спасском лагере № 99 военнопленными были построены и сданы в эксплуатацию такие крупные объекты Караганды и области как шахты №№ 105, 106, 38 (с обогатительной фабрикой), травматологическая больница, Летний театр, сотни жилых домов. Кроме этого, военнопленные участвовали в реконструкции ЦОФ, шахты № 8/9, постройке шахт им. Костенко, №№ 35, 5, 1 – вертикальной, фабрики инертной пыли, Карагандинского Дворца горняков, строили линию городского трамвая, асфальтировали шоссейные дороги и т.д. С 1946 по 1948 гг. военнопленными на шахтах Карагандинской области было добыто 11621,7 тонн угля [7, Л.53-54].

Военнопленные широко использовались и на промышленных предприятиях городов Балхаш и Жезказган: заключенные Балхашского лагеря № 37 работали в тресте «Прибалхашстрой», на Балхашском медеплавильном заводе, на Коунрадском руднике [8, Л.43-51, 92-111]. Трудоспособные военнопленные Джезказганского лагеря № 39 обслуживали трест «Казмедьстой», работали на кирпичном заводе, песчаном карьере, на строительстве плотины и водопровода, были задействованы в жилищном строительстве города [9, Л.8-9].

Анализ архивных источников позволил сделать следующие выводы об участии военнопленных и интернированных в производственной деятельности и эффективности их трудового использования: широкое использование труда военнопленных, содержавшихся в лагерях Центрального Казахстана, началось в конце 1944 – начале 1945 гг.; военнопленные в основном использовались на работах в угольной, металлургической промышленности и строительстве; труд военнопленных был малоэффективным в военные годы и сразу после окончания войны. Это было связано прежде всего с тем, что в обстановке военного времени советскому государству было сложно обеспечить пленных в полном объеме нормальным питанием, медицинским обслуживанием и т.д., а ослабленным военнопленным было трудно работать с высокой производительностью. Однако, начиная с 1947-1948 гг. производительность труда военнопленных стала расти и к 1949 г. достигла наибольших результатов. К этому времени лагеря для военнопленных и интернированных добились полной рентабельности.

Таким образом, существенным фактором, обеспечившим размещение на территории Центрального Казахстана иностранных военнопленных и интернированных гражданских лиц, стало расположение региона. Карагандинская область в годы войны стала местом размещения как эвакуированных с прифронтовой зоны промышленных предприятий и гражданского населения СССР, так и военнослужащих армий противника, захваченных в плен. Развитие промышленности области требовало дешевой рабочей силы, в роли которой, в частности, выступили военнопленные и интернированные, размещенные в Центральном Казахстане. Кроме этого, в регионе в предвоенные годы существовала широкая сеть лагерей для советских заключенных с достаточно развитой материально-бытовой базой, послуживших основой для образования лагерей для военнопленных и интернированных.

Третий раздел – «Расформирование лагерей для военнопленных и интернированных (конец 40-х начало 50-х гг. ХХ века)» посвящен вопросам репатриации военнопленных и интернированных на родину. Здесь же рассматриваются отдельные судьбы бывших заключенных и анализируются причины смертности среди военнопленных и интернированных иностранных граждан, а также приводятся места их захоронений в Центральном Казахстане.

В первом подразделе – «Репатриация военнопленных и интернированных второй мировой и Великой Отечественной войн и исторические судьбы бывших заключенных» – освещается процесс репатриации иностранных заключенных на родину.

Во всех решениях о репатриации военнопленных на родину, принятых советским государством, ставилась задача освободиться от больных и нетрудоспособных военнопленных, неспособных отработать затраченные на их содержание средства. Главным основанием для отбора военнопленных к репатриации являлось их физическое состояние. Однако, независимо от состояния здоровья, не подлежали отправке на родину офицеры и солдаты, служившие в СС, СА, СД и все выявленные участники зверств на территории СССР.

Массовая репатриация из лагерей для военнопленных и интернированных из Центрального Казахстана началась в 1946-1947 гг. и закончилась в тот же период что и репатриация военнопленных из СССР – летом 1950 г.

Всего из 66746 военнопленных и интернированных, содержавшихся в Спасском лагере № 99 с 1941 по 1950 гг., было передано органам репатриации 42245 заключенных, из них: 24545 военнопленных бывших европейских армий; 15391 военнопленный бывшей японской армии; 584 человека, интернированных в 1941 г.; 978 интернированных «восточников»; 599 интернированных группы «Б»; 148 военнопленных бывшей польской армии [7, Л.60].

В этом же подразделе приводятся сведения о судьбах некоторых заключенных, содержавшихся в лагерях Центрального Казахстана. Не все военнопленные после освобождения изъявили желание вернуться на родину. На некоторых военнопленных повлияла агитационная пропаганда, идеализировавшая жизнь в СССР и широко применявшаяся в лагерях; часть военнопленных побоялись репрессивных мер, которым они могли подвергнуться на родине после возвращения из плена; некоторые военнопленные к началу репатриации создали гражданские семьи, с которыми не захотели расставаться. В г. Караганде, после освобождения из плена, осталось 17 японских военнопленных [10]. Один из бывших японских военнопленных, Ахико Тецуро, в настоящее время живет в пос. Актас Карагандинской области [11].

Определенный интерес представляют сведения о нахождении в лагерях для военнопленных и интернированных Центрального Казахстана телохранителя и секретаря-телефониста Адольфа Гитлера Рохуса Миша. Также приводятся данные о бывших японских военнопленных, посещавших Карагандинскую область в конце 80-х – начале 90-х гг. ХХ века – Ямаде Кодза, Сато Саконабу и др.

В соответствии с международными договоренностями в период с 1946 по 1950 гг. основная часть военнопленных, находившихся в СССР, была освобождена из плена и отправлена на родину. После проведения репатриации заключенных и передачи осужденных военнопленных в другие места заключения, все лагеря для военнопленных и интернированных в Центральном Казахстане были ликвидированы.

Во втором подразделе – «Смертность среди военнопленных и интернированных, их захоронения в Центральном Казахстане» – исследуются данные о смертности среди военнопленных и интернированных, анализируются ее причины, приводятся сведения о захоронениях иностранных заключенных в Центральном Казахстане.

Несмотря на небольшое количество военнослужащих иностранных армий, попавших в плен в первые годы войны, смертность среди них была высокой. В 1941 г. в плен было взято 9147 человек, из них умерло 222 военнопленных, что составило около 2,5 % от всех плененных. В 1942 г. из 46047 военнопленных умерло 8680 человек или 19 %. В 1943 г. из 181148 военнопленных умерло 119222 человек или 66 % [1, с.217-220].

Снижение смертности среди военнопленных и интернированных наблюдается в конце 1940-х гг. Это объясняется тем, что в лагерях практически не осталось раненых и больных военнопленных, которых репатриировали на родину в первую очередь. Наладились жилищно-бытовые условия содержания военнопленных и интернированных, несколько улучшилось питание и медицинское обслуживание. Поднялся моральный дух военнопленных, получивших к этому времени право вести переписку с родственниками.

Что касается смертности среди военнопленных, содержавшихся в Центральном Казахстане, то наиболее подробная информация по умершим военнопленным и интернированным сохранилась по Спасскому лагерю № 99, через который за годы существования прошло 66752 военнопленных более 40 национальностей. 7765 военнопленных во время нахождения в заключении с 1941 по 1950 гг. умерли и были захоронены на Карагандинской земле [7, Л.60]. Это составило более 11 % от общего количества военнопленных, содержавшихся в Спасском лагере [12]. Хоронили военнопленных на кладбищах, расположенных вблизи отделений, в которых они содержались.

Кладбища Спасского лагеря № 99, в соответствии с актом приема-передачи от 17 мая 1950 г., были переданы под надзор УМВД по Карагандинской области.

Со временем кладбища практически всех лагерных отделений Спасского лагеря для военнопленных и интернированных № 99 были разрушены. Многие из них попали в зоны промышленного или гражданского строительства, некоторые, располагавшиеся в районах шахтных выработок, были затоплены. На сегодняшний день единственным сохранившимся кладбищем для военнопленных и интернированных и самым крупным из кладбищ для военнопленных в Центральном Казахстане, является Спасское кладбище, на котором с начала 90-х годов прошлого века представительства различных зарубежных стран установили памятные мемориалы своим соотечественникам.

В заключении подводятся итоги, формулируются выводы и даются практические рекомендации.

Изучение темы военнопленных и интернированных в Центральном Казахстане позволило сделать следующие выводы:

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»