WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В первой главе - «К. Поппер и философские проблемы начала ХХ века» - выявляются историко-философские предпосылки эпистемологических взглядов К. Поппера, анализируется его логико-методологическая концепция, исследуются философские проблемы квантовой механики, ее современные интерпретации.

В первом параграфе – «Формирование философского мировоззрения К. Поппера» - автор диссертации показывает, что вся философия мыслителя вращается вокруг кантовского трансцендентального вопроса, получившего название проблемы демаркации науки и ненауки.

В неопозитивистской доктрине разграничение научного знания и ненаучного опиралось на решение проблемы истинности и значимости научных утверждений. Решение же этой проблемы наталкивалось на трудности теории индукции и критерия верификации.

К. Поппер пришел к выводу, что ценность теории, или ее подлинная "научность", заключается не в ее "вери­фикации", не в подтверждении ее результатами опыта, а в способности теории подвергаться критическим проверкам, которые могут ее опровергнуть. Верификационизму позитивистского подхода к проблеме разграничения философ противопоставил абсолютно независимый от вопроса о смысле высказываний критерий опровержимости, или фальсифицируемости. Позднее он конкретизировал проблему демаркации, подчеркнув в особенности критерии различия науки и философии. По его мнению, наука не единственно ценная форма познания, а ненаучное не означает совсем бессмысленное, просто проблема демаркации сводится к поиску признаков собственно научного подхода в познании. В этой связи мыслитель предпочитает говорить о рациональном подходе, характерном как для естествознания, так и для других форм познания, в том числе и философских.

Автор диссертации проводит также линию разногласий К. Поппера с неопозитивистами по отношению к философии. Все позитивисты, а позже и неопозитивисты считали, что не существует вообще подлинных философских проблем, а даже если таковые существуют, то это только проблемы лингвистического употребления или значения слов.

К. Поппер един с И. Кантом в том, что в основании философских споров никогда не лежит проблема относительно слов, а всегда действительная проблема, касающаяся вещей. По его мнению, существует, по крайней мере, одна истинно философская проблема – это проблема космологии – проблема познания мира, включая и нас самих (и наше знание) как часть этого мира. Эпистемологию или логику научного исследования он отождествляет с теорией научного метода, задача которой состоит не в логическом анализе научных высказываний, а в логическом анализе метода “эмпирических наук”. Центральной проблемой эпистемологии мыслитель считает проблему роста знаний, в особенности роста научного знания. Поэтому изучение роста знания невозможно заменить использованием языка или исследованием языковых систем.

Анализируя основные пункты разногласий К. Поппера с неопозитивистами, автор диссертации отмечает, что во многом попперовские усилия содействовали углублению кризиса логического эмпиризма, выявили несостоятельность его принципов. Благодаря чему произошло расширение проблематики в постпозитивистской философии науки: от верифицируемости к фальсифицируемости, от истинности к научности, от игнорирования метафизических положений к признанию их полезности для научного исследования.

Диссертант выделяет три основных направления философского развития идей К. Поппера. Это, во-первых, логическая теория науки в целом и научных методов в частности (Г.В. Лейбниц, Г. Фреге, Б. Рассел, Л. Витгенштейн, Р. Карнап). Во-вторых, критические и диалектические методы рассуждения (Платон, И. Кант, Г.В.Ф. Гегель, К. Маркс). В-третьих, гносеологический скептицизм (Ксенофан, Д. Юм, И. Кант).

Однако автор заключает, что хотя философ опирался и использовал идеи И. Канта, Платона, Г.В.Ф. Гегеля, много почерпнул и взял от них, все же он в некоторой степени был един с неопозитивистами в том, что считал всю историю философии цепью псевдонаучных утверждений. Он “ругал” Платона и Г.В.Ф. Гегеля как неких вдохновителей спекулятивного образа мыслей вне времени и пространства.

Исследование интеллектуального и философского развития мыслителя показывает, что критическая философия И. Канта предопределила общий подход всех критических рационалистов к поиску истины. На место идеи возможного абсолютного обоснования знания, которая гарантировала бы абсолютность истины, была поставлена идея принципиальной погрешимости разума и последовательность критицизма. Фаллибилизм философа является прямым итогом эйнштейновской революции. Так как А. Эйнштейн показал, что даже научная теория, выдержавшая самые строгие проверки (какой являлась теория Ньютона) может быть ошибочной, то К. Поппер своим критическим подходом к науке только закончил критическую философию И. Канта. Также он следует сократовской точке зрения на ограниченность и погрешимость всего человеческого знания.

Во втором параграфе – «Логико-методологическая концепция К. Поппера» - диссертант анализирует основные идеи Карла Поппера в области логических и методологических проблем эпистемологии.

Уже в «Логике научного исследования» мыслитель выступил против широко распространенного взгляда, согласно которому считалось, что для эмпирических наук характерно использование так называемых “индуктивных методов”. Вопрос об оправданности индуктивных выводов и доверии к ним был известен под названием “проблемы индукции”.

Как отмечает диссертант, смысл попперовской критики индукции состоит в вопросе о получении новых знаний, как в обыденной жизни, так и в науке на основании индуктивных выводов, а также в вопросе о подтверждении и обосновании научных теорий индуктивными методами. Главной причиной, по которой он отрицает индуктивную логику, является то, что она не устанавливает подходящего критерия демаркации.

Основным различием между попперовским подходом к научному знанию и „индуктивистским” является то, что К. Поппер делает упор на негативные аргументы, такие как отрицательные примеры, контрпримеры, опровержения, попытки опровержения, то есть на критику научной теории. Индуктивисты делают упор на позитивные примеры, которыми надеются обосновать надежность, как теории, так и выводимых из нее, ненаблюдаемых раньше следствий. Индуктивной логике мыслитель противопоставляет логическую теорию, которая может быть определена как теория дедуктивного метода проверки или как воззрение, согласно которому гипотезу как универсальное синтетическое суждение можно проверить только эмпирически и только после того, как она была выдвинута.

Автор диссертации подчеркивает, что критика ученого в адрес индуктивизма связана также с устранением психологизма в теории познания. Наиболее характерную черту науки он видит в ее критическом подходе, основанном на методе проб и ошибок. Этот метод абсолютно рационален, так как полностью соответствует методу предпочтения конкурирующих теорий. Анализируя критерии предпочтения, или критерии оценки научных теорий, диссертант выявляет, что все они, в конечном счете, сводятся к способности утверждений подвергаться опровержению, то есть к фальсифицируемости. Таковыми критериями являются: большая содержательность, низкая вероятность и высокая степень подтверждения, или подкрепления. Смысл процедуры подтверждения К. Поппер раскрывает в трех пунктах:

1. Подтверждения должны приниматься во внимание только в том случае, если они являются результатами рискованных предсказаний, то е когда мы, не будучи осведомлены о некоторой новой теории, ожидали бы события, опровергающего данную теорию.

2. Каждая настоящая проверка теории должна быть попыткой ее опровергнуть, то есть фальсифицировать. Проверяемость есть фальсифицируемость.

3. Подтверждающее свидетельство принимается в расчет лишь в случае, когда оно является результатом серьезной, но безуспешной попытки фальсифицировать (опровергнуть) теорию.

Таким образом, фальсифицируемость, опровержимость, или проверяемость являются синонимами при определении критерия научного статуса теории. Разрабатывая критерий демаркации, философ обнаружил, что имеются хорошо проверяемые теории, с трудом проверяемые теории и вообще непроверяемые теории. Поэтому критерий демаркации тоже имеет степени разграничения и не может быть абсолютно четким. Непроверяемые теории можно назвать метафизическими.

К. Поппер осознавал, что его решение проблемы демаркации с помощью критерия фальсифицируемости является несколько формальным и нереалистичным: эмпирического опровержения всегда можно избежать. В связи с этим он пришел к идее методологических правил и к фундаментальному значению критического подхода – подхода, избегающего иммунизации теорий от опровержения. Фальсифицируемость представляет собой правило высшего порядка, а все другие должны обеспечить его применение. Связь между правилами не является ни строго дедуктивной, ни логической, а обусловлена целью применения критерия демаркации. Философ рассматривает методологические правила как конвенции, и описывает их как правила игры, характерные для эмпирической науки.

На основании анализа логико-методологической концепции мыслителя диссертант приходит к выводу, что попперовское решение проблемы индукции привело его к постулированию принципа относительности, или предположительности всякого знания. Идеи предположительного знания и фальсифицируемости содержат в себе стратегию научного исследования: от предположений к опровержению, а затем улучшению предположений. Процесс смены научных теорий становится процессом роста знания. Введение понятия роста предстает в попперовской концепции решающей характеристикой науки.

В третьем параграфе – «Философские проблемы физики в трудах К. Поппера» - автор диссертации исследует интересы К. Поппера в области методологии физики, представляет дискуссию между физиками по поводу интерпретации квантовой механики, анализирует интерпретацию физики и всей космологии данную самим философом.

С 1927 г. физики и философы разных школ и направлений не смогли прийти к единой точке зрения в интерпретации неопределенностей В. Гейзенберга и вытекающих из этого проблем вероятности, причинности, содержания методологических принципов и т. д. В работах Н. Бора, М. Борна, В. Гейзенберга можно найти следующие выводы: объект принципиально непознаваем, неконтролируем, а наша макроскопическая природа является препятствием на пути познания микромира.

Диссертант подчеркивает, что квантовая механика является той областью, в которой первоначальные идеи К. Поппера в чем-то изменились и получили развитие. Но всегда он был активным оппонентом ее Копенгагенской интерпретации. С ней он связывал “кризис понимания” в физике, возникший в начале ХХ в., и выделял причины, лежащие в основе этого кризиса: первая - проникновение субъективизма в физику; вторая - убежденность в том, что квантовая теория содержит полную и окончательную истину.

Абсурдность заявления, что квантовая теория содержит полную и окончательную истину, ясно распознал еще А. Эйнштейн. Тезис конца пути стал основой, на которой развернулась великая дискуссия между А. Эйнштейном и Н. Бором. К. Поппер считает, что каждая физическая теория неполна в нескольких смыслах этого слова, и неполнота квантовой механики очевидна. По мнению диссертанта, микромир ждет новых революционных открытий.

Являясь реалистом, К. Поппер утверждает, что субъективизму в физике способствовали позитивизм Э. Маха и возникновение вероятностной физики. Вплоть до 1939 г. и даже после на связи между недостаточностью знания и вероятностной физикой настаивали почти все ученые, в том числе и А. Эйнштейн. Мнение мыслителя по этому поводу совсем иное. Уже в «Логике научного исследования» он указывает на то, что вероятность – это нечто объективное, а соотношения неопределенностей В. Гейзенберга – не что иное, как соотношения рассеяния. Позже он подчеркнул, что вероятности, которые определяет квантовая теория – это всегда предрасположенности частиц занять некоторое состояние при некоторых условиях.

Автор диссертации отмечает, что основное различие между ранней и поздней теориями предрасположенности К. Поппера состоит в том, что сначала он ассоциировал предрасположенности с повторяемыми условиями. А позже заявил, что они являются свойством полной физической ситуации и иногда свойством конкретного пути изменения ситуации. Кроме этого, предрасположенности выступают как физические реалии аналогичные силам. Они могут быть приняты таковыми только тогда, если отбросить детерминизм. Индетерминизм и интерпретация вероятности как предрасположенности представляют собой совсем новую картину физического мира.

Диссертант считает, что введение понятия метафизической исследовательской программы ведет к отказу от понятия “научная теория” как базовой теоретической конструкции. Название “метафизические исследовательские программы” К. Поппер использует для обозначения некоторых программ в науке, которые экспериментально непроверяемые, но которые могут стать научными теориями путем переформулировки метафизических проблем в проблемы научного метода. Позже И. Лакатос изменил это название, введя термин “научно-исследовательские программы”.

Кризис в понимании физики, возникший в начале ХХ в., К. Поппер объяснил столкновением двух исследовательских программ, ни одна из которых не могла справиться с решением проблем: индетерминизм или детерминизм; реализм или инструментализм; объективизм или субъективизм. Для Копенгагенской школы характерны индетерминизм и инструментализм, также колебания между позициями субъективизма и объективизма. А. Эйнштейн и его сторонники представляют детерминизм и реализм, они объективисты в отношении целей физического познания и субъективисты в отношении интерпретации теории вероятностей. Точка зрения К. Поппера состоит в том, что индетерминизм совместим с реализмом. Осознание этого делает возможной последовательно объективистскую эпистемологию, объективистскую интерпретацию всей квантовой механики и объективистскую интерпретацию вероятности.

Диссертант подчеркивает, что попперовское критическое отношение к метафизической исследовательской программе и поиск возможных альтернатив способствует пониманию рациональности человека и рациональности науки, и предотвращает от опасности превращения в “нормальных ученых” - ученых, которые работают слепо, некритически, не осознавая предпосылок своих исследовательских программ. Тем самым К. Поппер выступил с критикой куновской “нормальной науки”.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»