WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

В третьем параграфе «Суды специального назначения» рассматривается деятельность специальных судов – совестных и надворных. Особое внимание уделяется губернскому совестному суду. Стремление человека к справедливости и равенству, в том числе перед законом, объясняет пристальное внимание исследователей к данной проблеме. Суды справедливости были известны, в частности, в средневековой Англии. Российские юристы понимали западноевропейский термин «справедливость» как «совесть». Совестный суд должен был служить органом не только правосудия, но и естественной справедливости. В своей деятельности совестный суд опирался на принципы защиты «личной» или «частной» «безопасности человека». К его компетенции относились преступления, совершенные «безумным или малолетним», дела, связанные с колдовством, и спорные дела между родителями и детьми об имуществе. Опубликованные и архивные материалы позволяют сделать вывод о смягчении наказания за совершенное несовершеннолетними и умалишенными преступление в состоянии аффекта.

В состав совестного суда входили по два человека от дворян, купцов (или мещан) и свободных сельских жителей (однодворцев, черносошных и других – в зависимости от социального состава населения той или иной губернии). Председателем суда назначался человек, пользующийся доверием губернатора, поскольку совестный суд являлся судебным учреждением губернского уровня.

Совестный суд следует оценить как попытку Екатерины II выйти за пределы сословных судов и создать общегражданский, всесословный суд. Вместе с тем, несмотря на то, что совестный суд просуществовал до реформ Александра II, он не прижился в России, и его деятельность осталась лишь кратким эпизодом в истории российской юриспруденции.

Кроме того, Екатерина II восстановила надворные суды петровского времени – верхний и нижний – для столичных – петербургских и московских – чиновников. При этом нижний надворный суд подчинялся верхнему, в котором заседали два председателя. Суд делился на два департамента: гражданских и уголовных дел.

Нижний надворный суд имел право осуществлять судопроизводство по уголовным и гражданским делам в отношении лиц, находящихся на придворной и гражданской службе, а также занимался делами разночинцев. Ему запрещалось рассматривать дела дворянства и лиц, имевших в столичной губернии недвижимость, а также принимать на расследование дела о преступлениях служебного порядка, совершенных военными, причем разных чинов, поскольку это входило в компетенцию военных судов. И, наконец, из юрисдикции нижнего надворного суда изымались дела, касающиеся недвижимого имущества, находящегося в других губерниях. Надворные суды появились в результате социальной и управленческой асимметрии, свойственной России XVIII века, с целью усиления контроля за деятельностью служилых («чиновных») людей. Позднее надворные суды были организованы в других городах, где скопление бюрократических элементов всякого рода было также весьма велико, в частности, в Тобольске, Иркутске, Архангельске, а в Колыванском наместничестве надворный суд был создан вместо верхнего земского суда.

В четвертом параграфе «Общесословное судопроизводство. Субординация судебных учреждений» доказывается, что реформы местного управления привели к кардинальным изменениям судебной системы. Созданная сложная судебная иерархия должна была способствовать сближению судебных органов с конкретными группами населения для учета их партикулярно-сословных интересов. На губернское правление были возложены функции обнародования законов в губернии и функции надзора за их исполнением. Судебные уездные сословные учреждения подчинялись губернским, а те, в свою очередь, – бессословным палатам: гражданских и уголовных дел.

Палата уголовных дел выступала ревизионной и апелляционной инстанцией для всех сословных судов по ревизии уголовных дел, связанных с лишением жизни и чести. В компетенцию палаты входило рассмотрение дел двух видов: по уголовным и должностным преступлениям. Решение палаты требовало утверждения генерал-губернатором. Однако реальная практика вынесения приговоров свидетельствовала о том, что не всегда палата уголовного суда утверждала решение у генерал-губернатора.

Палате гражданского суда поручались апелляции и ревизии гражданских дел для судов того же профиля в губерниях. Для всех сословных судов губернии порядок подачи апелляций был одинаков. При этом следует учитывать, что решение палат уголовных и гражданских дел не являлось окончательным. Законодатель определял порядок подачи апелляции в Сенат. Залог по апелляции составлял 200 рублей, а значит, выступал привилегией состоятельных граждан. Позднее Екатерина II разрешила не вносить залог по бедности при переносе дела, но проситель обязан был принести присягу в палате и расписаться в челобитной.

Регламентируя взаимодействие палат между собой и с казенной палатой, законодатель запрещал им вторгаться в компетенцию друг друга и отменять собственные решения. В случаях необходимости решения палаты могли быть опубликованы, но только с разрешения губернского правления. В «Учреждениях о губерниях» императрица не только установила порядок организации отношений палат между собою, но и выстроила субординационные и структурные связи между различными элементами губернских административных и судебных структур.

В частности, Екатерина II уравняла в правах губернское правление с центральными коллегиями, поставив его тем самым в прямое подчинение императорской власти и Сената. Таким образом, налицо перераспределение властных полномочий из центра (Санкт-Петербурга) на места – в губернии, где губернскому правлению подчинялись все другие учреждения. Исходя из этого формально губернские «департаменты» находились в двойном подчинении: губернскому правлению и санкт-петербургским коллегиям. Однако на практике, как правило, дела, кроме рядовых случаев, попадали наверх более коротким путем, а именно через губернаторов в Сенат и затем на «высочайшее имя». Поскольку иерархия движения дел сокращалась, усиливалось взаимодействие императорской власти и местных властителей. Таким образом, порядок местного управления, введенный в 1775 году, приводил к усилению центральной власти, находившейся в прямом контакте с управленческими и судебными структурами на местах. Екатерина II искренне верила в превосходство гражданско-организо­ванных (бессословных) институтов над сословно-бюрократическими.

Пятая глава «Образование и организация деятельности системы правительственного надзора в губерниях» включает три параграфа и посвящена анализу деятельности правительства по надзору в области местного управления, суда и финансов.

В первом параграфе «Создание института прокуратуры на местном уровне как органа правительственного надзора за соблюдением законности» подробно характеризуется организация прокурорской службы, которой Екатерина II придавала особое значение. Данная служба состояла при губернском правлении и включала прокурора и двух стряпчих, при этом губернский прокурор считался непосредственным служащим генерал-губернатора (впоследствии министра юстиции), что должно было обеспечить губернскому прокурору независимый статус. Должности прокурора и стряпчих учреждались и при губернских сословных судах: верхнем земском суде, губернском магистрате, верхней расправе и верхнем надворном суде. Все прокуроры и стряпчие сословных судов подчинялись губернскому прокурору и назначались на должность Сенатом по предложению генерал-прокурора, возглавлявшего данный орган. В уездах вводилась должность уездного стряпчего, который также непосредственно подчинялся губернскому прокурору. Уездный стряпчий выполнял, главным образом, функции надзора и контроля за действиями уездного правосудия и являлся важным должностным лицом в иерархической структуре института прокуратуры. Обязанности прокуроров были достаточно обширными: уведомление губернского правления и генерал-прокурора о «злоупотреблениях, противных законам», наблюдение за соблюдением законности, исполнением решений, ходом делопроизводства и разграничением компетенций разносословных учреждений и функционально дифференцированных судов, информирование о всяком отступлении от законного порядка, а также выполнение функции юрисконсульта при губернаторе и в губернских учреждениях. Прокуроры сословных судов имели свою компетенцию и не могли вмешиваться в дела другой судебной инстанции.

Губернскому прокурору позволялось высказывать особое мнение, которое учитывалось при рассмотрении какого-либо дела в том случае, если судьи не могли вынести решения.

Прокурорская служба наблюдала за государственными интересами в сфере материальных объектов права, а также занималась тяжкими уголовными преступлениями (например, убийствами).

Во втором параграфе «Правительственный надзор в области местного управления и суда» рассматривается проблема расширения полномочий института прокуратуры на местах, которая позволила императрице использовать прокурорскую службу в интересах правительственного контроля и надзора за соблюдением законности во всех жизненно важных сферах государства. Впервые государственный контроль и надзор были поставлены на такой высокий организационный уровень. В процессе реализации реформы законодатель выделял несколько направлений правительственного надзора, в частности, за исполнением законности первыми лицами в губерниях, судебными органами, в военной сфере, финансовой сфере и в области образования.

В процессе составления «Учреждений о губерниях» невозможно было предусмотреть все нюансы реализации судебной реформы и соответственно деятельности института прокуратуры. Поэтому правительство вынуждено было принимать новые законодательные акты о прокурорском надзоре. Их следует разделить на две группы: 1) акты, содержащие уточнения и конкретизацию; 2) документы, расширяющие круг отдельных полномочий и обязанностей должностных лиц, относящихся к институту прокуратуры. Вторая группа законодательных актов принималась в связи с появлением новых законов (например, «Учреждение заемного государственного банка», Устав о вине, Соляной устав и т. д.).

Императрица была заинтересована в сохранении авторитета прокуратуры на местах, поэтому защищала прокуроров от различных подозрений.

Организуя правительственный надзор за исполнительной властью во вновь созданных территориальных единицах, Екатерина II стремилась в первую очередь повысить эффективность хозяйственной деятельности системы административной власти в губерниях по обеспечению населения всем необходимым. Контроль осуществлялся с помощью жесткой регламентации деятельности генерал-губернаторов. Возложив на генерал-губернаторов обязанности по обеспечению населения самыми необходимыми продовольственными товарами, к которым относились хлеб и соль, законодатель иногда доходил до мелочной регламентации процессов, контролируя цены на хлеб, количество урожая, открытие хлебных магазинов, остатки соли и т. д.

Одним из направлений правительственного надзора являлось также решение вопроса о беглых рекрутах. Екатерина II выделяла два направления в решении данного вопроса. Во-первых, согласно манифесту от 17 марта 1775 года императрица призывала к добровольному возвращению подданных из бегов в империю, гарантируя им полную безопасность, во-вторых, устанавливала обязательность проведения мероприятий по противодействию укрывательства беглых рекрутов.

Институт прокуратуры создавался Екатериной II при судебных органах губернского уровня, поэтому автор подробно рассматривает, как осуществлялся правительственный надзор за деятельностью административных органов власти и судебных учреждений. Важным и необходимым для жизнедеятельности государства было обеспечение согласованных действий в судебной сфере в целях реализации правосудия и обеспечения законности. Фактически, создавая прокурорскую службу на губернском уровне при судебных учреждениях, Екатерина II расширила сферу ее деятельности. Реализация судебной реформы и исполнение институтом прокуратуры своих обязанностей через представление рапортов и донесений губернских прокуроров в Сенат о несоблюдении законодательства побуждали императрицу и Сенат создавать новые узаконения, устраняющие несовершенство законодательства. Инициаторами многих новых законодательных актов становились прокуроры.

Одна из причин судебной реформы в Российской империи заключалась в волоките по решению дел в судах различных инстанций, и поэтому губернским прокурорам и стряпчим было поручено наблюдать за скорейшим и законным окончанием дел. После проведения судебной реформы Екатерина II за ненадобностью упразднила некоторые центральные учреждения, установив сроки окончания дел в присутственных местах. Под особым контролем находились дела, связанные с хищением казенных денег и немедленным взысканием и возвращением их в казну.

Первоочередной задачей правительственного надзора во внешнеполитической области стало обеспечение геополитической стабильности государства, которое напрямую зависело от комплектования войск, т. е. от рекрутских наборов. Императрица закрепила основные принципы рекрутской системы, введенные Петром I, и упорядочила систему комплектования русской армии. Отдельным социальным группам государство устанавливало льготы на исправление рекрутской повинности. Екатерина II ввела жесткий контроль за исполнением рекрутских наборов: недопоставкой рекрутов, сбором штрафных денег, превышением полномочий и злоупотреблениями местных властей, членовредительством.

Центральная власть стремилась восстановить «мнимую справедливость», устанавливая мелочный контроль за губернскими властями посредством детализации процессов и конкретизации сведений по рекрутским наборам.

В ходе реализации реформ системы государственного и местного управления Екатерина II пришла к выводу о необходимости обеспечения государственных учреждений образованными, специально подготовленными для государственной службы чиновниками. Реформа образования, проводившаяся Екатериной Великой в 1780-е годы, в силу ряда объективных причин требовала правительственного надзора и контроля за приказом общественного призрения и местными органами власти.

В третьем параграфе «Роль казенных палат в обеспечении и осуществлении правительственного надзора в финансовой деятельности» раскрываются особенности осуществления надзора правительством Екатерины II в сфере экономической и финансовой деятельности государства. В задачи данного вида надзора входили организация поступления финансов в казну, строгий контроль за отчетностью местных органов власти и обеспечение охраны государственных денег от расхищения.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»