WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

По мнению ряда исследователей, субэтнос торгутов, с которым следует связывать происхождение эркетеневских калмыков, восходит к кереитам XIII в.42 Следовательно, эркетеневские калмыки, как представители калмыков-торгутов, по происхождению относятся к кереитам монгольской эпохи. Однако три наиболее крупные группы эркетеневских калмыков: цатаны, багуты и эркетени – имеют особое происхождение. Так, например, цатаны, по мнению отдельных калмыковедов43, имеют древнеойратское происхождение, как часть хойтов, которых источники называют в числе ранних ойратских племен. В то же время учеными высказывалось мнение о близости калмыков-цатанов тувинцам44. Происхождение багутов, по мнению ряда исследователей, следует связывать с баргу-бурятами, предками современных бурят, хотя высказывалось и мнение об их родстве с батутами – древнеойратской по происхождению группой. Что касается эркетеней, то происхождение данной группы исследователи относят к джунгарской группе «эркэтын», либо – к образовавшейся в период существования Калмыцкого ханства социальной прослойке «еркете»45, что, по нашему мнению, соответствует действительности. Присутствие в составе эркетеневских калмыков элементов, происхождение которых связано с древнеойратской, баргу-бурятской общностями, а также, возможно, тюркскими компонентами, определено историей формирования, проходившей в сложных исторических условиях, обусловленных как внешнеполитическими, так и внутриполитическими процессами.

Таким образом, эркетеневские калмыки представляют собой составную часть субэтноса торгутов – одного из основных этнических компонентов калмыцкого народа. Эркетеневскими калмыками именуются жители бывшего Эркетеневского улуса Калмыцкого ханства, а затем Калмыцкой степи Астраханской губернии, сохранившие и поныне свое территориально-этническое название и состав.

Второй параграф «Образование Эркетеневского улуса и его территориальное деление» посвящен периоду создания улуса как административно-территориальной единицы Калмыкии до момента его ликвидации в начале XX в.

Административно-территориальная система калмыков сложилась в пределах России, но восходит истоками к системе этнополитических объединений ойратов XVII в. Объединения торгутов, дербетов и хошутов подразделялись на ряд более мелких административно-хозяйственных единиц, называемых «улусами»46.

Сведения об Эркетеневском улусе появились в XVIII в., когда данная территориальная единица составляла основу более крупного удела – Ханского улуса47. В этот период Эркетеневский улус являлся собственным владением калмыцкого правителя хана Аюки, но находился под управлением своих «природных» (т.е. родовых) зайсангов. Улус подразделялся на средние и мелкие административно-территориальные единицы – аймаки и хотоны.

Административное устройство и состав Эркетеневского улуса на протяжении XVIII – начала XX в. менялись. Значительной трансформации территориальное устройство подверглось после откочевки части эркетеневских калмыков в 1771 г. в Китай: царское правительство в целях предотвращения повторных волнений предприняло меры по разукрупнению улуса. Эркетеневский улус, ранее находившийся под управлением калмыцких ханов и наместников, был передан «главному над калмыцкими владельцами начальнику» князю А. Дондукову, а затем правительство расселило часть населения по другим улусам среди представителей субэтноса дербетов.

В XIX в. в административном устройстве Эркетеневского улуса произошли существенные изменения. После ликвидации Калмыцкого ханства улус состоял в подчинении Астраханской губернии. В территориальном отношении Эркетеневский улус занимал южную и юго-восточную часть Калмыцкой степи. Улус делился на две части: мочажную и степную. В конце XIX в. в улусе эркетеневских калмыков количество аймаков насчитывалось до 23. Руководство ими осуществлялось 5 аймачными и 1 улусным управлениями.

Российское государство принимало активное участие в формировании административного устройства калмыцких улусов, желая укрепить позиции в калмыцком обществе. В этой связи прослеживается стремление перевести калмыцкие улусы в разряд казенных (государственных) и не допустить дробления административных единиц, тем самым сделать управление более удобным и эффективным. В XIX в. Эркетеневский улус стал относиться к числу казенных, но управлялся родовыми зайсангами, утверждаемыми на трехлетний срок астраханским военным губернатором.

В начале XX в., после принятия административной реформы в 1910 г., направленной на улучшение управляемости Калмыцкой степи, количество аймаков и хотонов в улусе резко сократилось.

В годы Гражданской войны в Калмыкии все эркетеневские улусные учреждения были переведены в Багутовский аймак Яндыко-Мочажного улуса. В 1922 г. Эркетеневский улус в административном отношении состоял в подчинении Яндыко-Мочажного исполкома в качестве аймака. В 1924 г. Президиум ВЦИК принял постановление о выделении из состава Яндыко-Мочажного улуса Эркетеневского аймака и преобразовании его в улус. Но в 1930 г. улус был окончательно ликвидирован в связи с изменением административно-территориального деления в Калмыкии48.

В настоящее время на территории бывшего Эркетеневского улуса располагаются Черноземельский и Лаганский районы Республики Калмыкия.

Таким образом, Эркетеневский улус издавна сформировался как владение калмыцких правителей и наместников Калмыцкого ханства и не только представлял собой крупную административно-политическую и хозяйственно-экономическую единицу, но также являлся социально-этническим и этнотерриториальным делением, сохранившим по традиции свои прежние этнонимические наименования и основной этнический состав.

Глава 2. «Хозяйство и социальная структура калмыков Эркетеневского улуса» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Особенности хозяйственной деятельности эркетеневских калмыков» исследуются основные виды хозяйственной деятельности калмыков Эркетеневского улуса. Исторически сложившимся основным направлением хозяйства являлось кочевое скотоводство. Для содержания большого количества скота необходимым являлось наличие пригодных пастбищных участков. Зимой в Эркетеневском улусе выпадало небольшое количество снега, что обеспечивало травостой практически круглый год. По этой причине данные места получили название «Черные земли». На протяжении XVIII – XIX вв. Черные земли служили зимним пастбищем для скотоводов других улусов. Из всех видов калмыцкого скота в Эркетеневском улусе предпочтение отдавалось разведению овец курдючной породы, не менее важным являлось разведение крупного рогатого скота. Меньшее внимание уделялось разведению лошадей и верблюдов, которых в основном использовали в качестве гужевого транспорта. Малочисленность коз объяснялась плохими вкусовыми качествами мяса и узким употреблением козьей шерсти и шкуры в хозяйственных целях.

Что же касается земледелия, то в Эркетеневском улусе данный вид хозяйственной деятельности не был развит ввиду неблагоприятных почвенно-климатических условий.

В конце XIX в. кочевое хозяйство Калмыкии вступило в стадию своего разложения, кочевники были вынуждены находиться на определенной замкнутой территории и постепенно переходить сначала к полуоседлости, а затем и к оседлости. В Эркетеневском улусе, где в большей степени проявлялись экстенсивные методы животноводства, и заготовка кормов была незначительной, наблюдалась наименьшая степень оседлости, шло увеличение количества полукочевых бесскотных хозяйств. Ввиду ухудшения хозяйственного положения, рыболовство для эркетеневских калмыков оставалось единственным источником существования, а торговля рыбой – лучшим средством для поправки кочевого хозяйства.

В XIX – начала XX в. рыболовство среди эркетеневских калмыков получило значительное развитие. Это определялось как внешними причинами – географическими, а также ухудшением природно-климатических условий в улусе, так и внутренними, – тяжелым экономическим положением основной массы калмыков. Калмыцкие рыболовы встречали негативное отношение со стороны русской администрации, что приводило к столкновению интересов с местным оседлым населением49. Но, несмотря на вышеуказанные причины, значительные масштабы рыболовства и отход от традиционного кочевого скотоводства привели к созданию экономических отношений части калмыцкого общества с оседлым населением соседних городов.

Таким образом, в конце XVIII – начале XIX в. в Эркетеневском улусе главной отраслью хозяйства являлось кочевое скотоводство. Но уже в конце XIX – начале XX в. животноводство приобрело полукочевой характер. Переориентация хозяйственной деятельности эркетеневских калмыков была связана, прежде всего, с социально-политическими процессами как внутри улуса, так и всей Калмыкии в целом.

Во втором параграфе «Социальные сословия эркетеневских калмыков» дана характеристика особенностей социальной структуры Эркетеневского улуса как отдельной административно-территориальной единицы Калмыкии.

Как и все калмыцкое общество, сословная иерархия эркетеневских калмыков состояла из знати и простолюдинов. Отдельное сословие составляло духовенство. Верхние ступени иерархии занимали тайши, зайсанги и представители высшего духовенства, среди которых существовала определенная дифференциация. Нижние – податное сословие, состоящее из албату, кетчинеров и шабинеров. В XVIII в. правители улуса потеряли титул тайш и стали именоваться как «зайсанги» – правители более мелких владений. Словосочетание «природные зайсанги», характерное для эркетеневских правителей, употребляется в документах в связи с тем, что они являлись родовыми владельцами их предков – эркетеней. После событий 1771 г. эркетеневские зайсанги потеряли свое звание и были причислены к рангу простых улусных людей. Однако, в начале XIX в. они были восстановлены за заслуги в правах зайсангов.

Введение «Положения об управлении калмыцким народом» в 1834 г., запрещающего дробление улусов и аймаков между наследниками и обязательную передачу их старшему в роду, привело к появлению категории безаймачных эркетеневских зайсангов, не владеющих аймаками.

В конце XIX в., согласно реформе 1892 года, эркетеневские зайсанги, как и многие владельцы других улусов, изменили социальный статус в связи с отменой обязательных отношений, однако они по-прежнему продолжали сохранять определенное влияние на социальные слои улуса. После революции 1917 г. и на протяжении десятилетия зайсанги подвергались притеснениям, а к 1930-м годам были ликвидированы как социальный слой.

Особое положение в социальной структуре эркетеневских калмыков занимало сословие эркетеней, состоявшее из бывших простолюдинов. Людьми, заслужившие титул «Еркете», являлись лица, совершившие военные подвиги, спасшие жизнь правителя или оказавшие важные услуги кому-либо из знатной верхушки. Эркетени изначально не подчинялись ни тайшам, ни зайсангам и состояли в зависимости только у хана Аюки. Право неподсудности укреплялось особыми льготными «ярлыками». Для эркетеневских калмыков особая социальная прослойка «эркетен» являлась характерной отличительной чертой. Согласно историческим сведениям, появление института эркетеней у калмыков можно отнести к истории их предков – ойратов. Как отмечают калмыковеды, институт эркетеней, возможно, являлся продолжением или видоизмененной копией древнего монгольского института «нукерства» (дружины)50. В начале XIX в. в социальной структуре эркетеневских калмыков наличие сословия эркетеней не отмечается. Предположительно, их ликвидация была связана с начавшимися в калмыцком обществе процессами социально-экономического характера.

В конце XVIII – XIX в. податная система эркетеневских калмыков не претерпела существенных изменений, оставшись в том виде, что и во времена Калмыцкого ханства. В XX в. в связи с новыми явлениями в калмыцком хозяйстве, сказавшимися на эволюции социальных отношений, усилилось расслоение простолюдинов. К новым условиям товарно-денежных отношений приобщались выходцы из простолюдинов, за счет которых происходило формирование национальной буржуазии. С другой стороны, находилось большое количество неимущих бедняцких хозяйств, которые являлись поставщиками наемной рабочей силы.

Таким образом, в социальной структуре эркетеневских калмыков выделяются следующие особенности. Правителями Эркетеневского улуса являлись представителями боковой ветви ханского родового генеалогического древа, долгое время развивавшейся параллельно ханской ветви. Появление института эркетеней, давшего название этнической группе калмыков и Эркетеневскому улусу, также позволяет выделить данную прослойку как одну из особенностей социальной структуры эркетеневских калмыков.

Глава 3. «Особенности быта эркетеневских калмыков» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Традиционные верования эркетеневских калмыков» освещаются представления и верования, связанные с основными видами традиционной хозяйственной деятельности эркетеневских калмыков: кочевым скотоводством и рыболовством. Верования, связанные со скотоводческим хозяйством, описаны сквозь призму традиционных представлений о различных видах домашнего скота. Верования, относящиеся к рыболовству, приведены в виде отдельного комплекса, связанного с явлениями природы.

Особые верования связаны с урочищем Чиндерта, территория которого считается священной, поскольку, по мнению представителей данной этнотерриториальной группы, наделена способностью исцелять скот. Согласно преданиям, на этом месте была проведена кремация тела Бальватин-хана (хана Дондук-Даши). Большое значение в жизни калмыков имели знаки собственности – тамги (графические изображения). Тамгами метили скот, они могли также использоваться в функции родового символа (например, изображения на знамени, печати). Наряду с бытовой функцией тамги выполняли также этноразличительную функцию, т.е. заключали дополнительную характеристику отдельной группы.

Особое место в системе традиционных верований эркетеневских калмыков занимает поклонение огню. Обряд жертвоприношения огню «гал тяялгн», имеющий архаические истоки, в среде эркетеневских калмыков имел специфику, позволяющую сделать вывод о высокой степени консолидации отдельных этнических групп.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»