WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     ||
|

Далее соискатель формулирует тезис о трех основных предпосылках интеграции экономики и науки, а именно: а) побуждении экономических агентов к инновациям; б) стимулировании субъектов научной сферы к научно-прикладной деятельности по повышению инновационного потенциала экономики; в) мотивации государства к интеграции первых и вторых, созданию институциональной основы их взаимодействия в виде национальной инновационной системы (НИС).

К числу базовых характеристик инновационного типа развития диссертант относит следующие моменты: а) инновационный характер общественных потребностей, т.е. постоянно растущий спрос на новые товары и услуги; б) увеличение удельного веса интеллектуальных ресурсов в экономике; в) постоянное масштабное внедрение новшеств в рамках деятельности экономических субъектов; г) развитый научно-прикладной сектор, обеспечивающий потребности инновационного развития экономики; д) активная политика государства по налаживанию эффективных взаимоотношений между наукой, производством и обществом; е) сложившаяся и постоянно-развивающаяся НИС как синтез всего вышесказанного.

Завершая первую главу, автор обосновывает необходимость усиления роли государства в переходе экономики страны на инновационный путь развития. Это выражается, по мнению диссертанта, в мероприятиях по координации субъектов экономической деятельности в области создания и развития национальной инновационной системы. Важно также законодательно-правовое обеспечение делового климата, способствующего повышению научной и инновационной активности отечественных производителей; поощрение развития и коммерциализации итогов научно-исследовательской и инновационной деятельно­сти; обеспечение условий интеграции науки, образования, производства и рынка научной и инновационной продукции.

Вторая глава «Состояние и проблемы инновационного развития экономики в современной России» имеет своим предметом анализ сегодняшнего уровня процессов создания и внедрения новшеств на макро-, мезо- и микроуровнях. Макроэкономические аспекты проблемы рассматриваются в следующих ракурсах: а) научные кадры; б) изобретения и патенты; в) производство инновационной продукции и спрос на нее; г) уровень активности государства в инновационной сфере.

Диссертант отмечает, что количество исследователей в России несколько выше среднего по ОЭСР уровня, но существенно ниже, чем в США и Японии. В данном контексте диссертант акцентирует серьезнейшие проблемы: а) общие масштабы финансирования гражданских исследований и разработок (по доле в ВВП) более чем вдвое ниже, чем в среднем по ОЭСР; б) слабая система взаимодействия научно-исследовательской деятельности и производства, отсутствие кооперации в исследованиях и разработках; в) постоянное уменьшение доли исследователей высшей квалификации, старением научного персонала. В этой связи приводится следующая статистика: доля исследователей, имеющих ученые степени кандидата и доктора наук, в численности работников, выполняющих научные исследования и разработки, упала с 15,2% в 1991 г. до 12% в 2003 г. Что же касается индикаторов воспроизводства научно-технического потенциала, то в 2002 г. около 48% исследователей перешагнули 50-летний рубеж, при этом 30,6% кандидатов и 56,2% докторов наук – старше 60 лет. Ученых в группе 50–59 лет в России 27% (в США в 1999г. их было не более 20%); старше 60 лет – 21% (в США – 6%). Низкий уровень оплаты труда в науке и недостаточная развитость процессов конкуренции исполнителей и коллективов при распределении финансовых средств в научно-технической сфере существенно замедляют процессы научной работы. Уровень оплаты труда в 2003 г. составил около 190 долл. в месяц. Доход работников научно-исследовательской сферы, хотя и растет, но все еще слабо связан с результатами самой научно-исследовательской деятельности.

Что касается изобретений и патентов, то соискатель отмечает существенное отставание России от мирового уровня. Количество поданных резидентами заявок на изобретения на 1 млн. человек – примерно в 3–4 раза ниже, чем в Германии и США, и в 18–19 раз ниже, чем в Японии. В результате инновационный потенциал России, характеризуемый количеством действующих охранных документов на изобретения и полезные модели, более чем в пять раз ниже инновационного потенциала Германии.

Относительно производства инновационной продукции в работе отмечено: с начала 90-х годов в РФ технологическое перевооружение промышленности, базой для которого является станкостроение, проводилось в мало значимых масштабах. Выпуск станков постоянно снижался и, что осо­бенно было важно для перевооружения производства, медленно менялась структура парка: на сегодня только 14% всех станков отвечают современным требованиям, станки же с ЧПУ и прецизионные установки составляют лишь 1,1% и 3,3% общего количества выпускаемых агрегатов. Доля России, занимающей 15-е место среди стран-экспортеров, составляет в объеме ми­рового экспорта 1,5-1,6%. При этом структура российского экспорта крайне неблагоприятна, поскольку вы­возятся, в основном, энергоносители. По доле высокотехнологичных изделий в то­варном экспорте Россия находится на уровне Индии, уступая более чем в пять раз Китаю. Несмотря на наличие весомого научного потенциала, доля нашей страны на мировом рынке гражданской наукоемкой продукции не превышает 0,3%, в то вре­мя как доля США – 36%, Японии – 30%, Китая – 6%. Доля России в мировой тор­говле информационным оборудованием составляет 0,3%. В стране 65% занятых в промышленности являются людьми, чей возраст превышает пенсионный. По данным Минтруда, только 5% работников обладают высоким уровнем квалификации, тогда как в США – 43%, в Германии – 56%.

Высокий уровень активности государства в инновационной сфере характерен для всех развитых стран. В Великобритании, например, в 2004 году на 20% увеличе­ны расходы бюджета для поддержки инноваций и технологий. Во Франции было отобрано 244 проекта, которые поддерживаются и финансируются полностью го­сударством. В том числе: 21 проект – в области здравоохранения и биотехнологий, 21 – в области машиностроения и новых материалов и три – в сфере энергетики и охраны окружающей среды. В России же, с сожалением отмечает диссертант, подобные проекты поддерживаются слабо.

Анализируя инновационные процессы на отраслевом уровне, автор, прежде всего, указывает на значительную дифференциацию соответствующих показателей по различным комплексам народного хозяйства. Статистика свидетельствует: лишь предприятия по производству оборудования и приборов (39% от их общего числа), пищевой промышленности (20%), химико-нефтехимической отрасли (11%) относительно активно осваивают нововведения при общем уровне ин­новационной активности в промышленности менее 6,2%. Более подробно отраслевая проблематика рассмотрена в диссертации на примере такого ключевого для современной России комплекса как энергетика. Принципиальная позиция соискателя такова: несмотря на значительные запасы природных ресурсов, инновационное развитие ТЭК страны должно быть связано не столько с добычей, сколько с поиском альтернативных (возобновляемых) источников энергии, что обусловлено, во-первых, потребностями стратегического развития страны в свете отказа от моносырьевой модели и, во-вторых, – всемирными экологическими вопросами, в частности, проблемой глобального потепления.

В контексте анализа региональных проблем инновационного развития соискатель сначала обращается к технопарковым структурам различных форм, сгруппированным в три блока: а) инкубаторы; б) технопарки; в) технополисы. Отмечая их пока еще не очень высокую эффективность, диссертант далее рассматривает наукограды, т.е. научно-производственные комплексы, размещенные в муниципальных образованиях. По разным оценкам специалистов, на территории 20 субъектов Российской Федерации размещены более 70 муниципальных образований и других обособленных терри­торий с высокой концентрацией научно-технического потенциала. Более подробно диссертант рассматривает эту проблематику в главе 3. Говоря о кластерах (от англ. «cluster» – кисть, скопление), диссертант отмечает следующее обстоятельство: в России имеют место так называемые спонтанные кластеры, образованные вокруг ключевых предприятий отраслей промышленности: химической, нефтехимической, автомобильной, метал­лургической, машиностроения и судостроения. В качестве примера кластерной организации группы высоко­технологических отраслей производства можно привести комплекс в Сосновом Бору (Ленинград­ская обл.). В настоящее время научно-производственный комплекс города пред­ставлен 29 предприятиями и организациями: Ленинградской атомной электростанцией; 8 государственными научными организациями, в числе которых Научно-исследовательский технологический институт им. А. П. Александрова (НИТИ), Федеральный научно-производственный центр Научно-исследовательский инсти­тут комплексных испытаний оптикоэлектронных приборов и систем (ФНПЦ НИИКИ ОЭП); 16 малыми предприятиями научно-технической сферы, Ленинград­ским специализированным комбинатом «Радон» и другими организациями. Пока же в России к категории полноценных кластеров могут быть отнесены лишь немногочисленные территориальные структуры, что характеризует низкий уровень развития рассматриваемых процессов в отечественной экономике.

В завершающей части второй главы рассмотрено состояние инновационных процессов на уровне хозяйствующих субъектов. В диссертации отмечаются следующие основные тенденции: 1) предприятия больше ориентируются на приобретение готового технологического оборудова­ния (прежде всего, импортного), чем на разработку инноваций; 2) даже две трети инновационных предприятий ориентированы, главным образом, на локальные рынки, что существенно ограничивает перспективы их развития; 3) отмечается устойчивый рост регистрации товарных знаков, что связано с определенными инновационны­ми ожиданиями предприятий; 4) наблюдается зависимость инновационной активности от ресурсной силы (размеров) предприятий. Общий уровень показателей масштабов инновационной деятельности, ее экономическая эффективность и, следовательно, их динамика почти полностью формируются в классах большой размерности (численностью более 1000 человек); 5) налицо зависимость инновационной активности от формы собственности предприятий. Предприятия государственной формы собственности имеют лучшие показатели предпринимательской активности и инновационности продукции по сравнению с предприятиями частной формы собственности, но последние характеризуются более высокими показателями эффективности инновационного производства. Предприятия иностранной формы собственности по масштабам и эффективности инновационной деятельности в 2–3 раза превосходят предприятия остальных видов собственности, хотя предпринимательская активность иностранного собственника значительно уступает почти всем формам собственности с российским участием; 6) Представляется возможным говорить о взаимосвязи масштабов инновационных процессов, с одной стороны, и уровня концентрации производства и конкуренции – с другой. С ростом размеров предприятия снижаются показатели как предпринимательской активности, так и затрат на технологические инновации. Это свидетельствует о том, что для крупных предприятий деятельность по созданию новых рынков сбыта не является доминирующей.

Третья глава «Стратегическое управление процессами инновационного развития экономики: сравнительный анализ опыта ведущих стран и РФ» завершает первый раздел работы. В ней соискатель вновь обращается к национальной инновационной системе как основе стратегического управления соответствующими процессами и определяет ее как со­вокупность государственных, частных и общественных орга­низаций и механизмов их взаимодействия, в рамках которых осуществляется деятельность по созданию, хранению и рас­пространению новых знаний и технологий. Важнейшие направления государственной инноваци­онной политики при построении целостной национальной ин­новационной системы можно объединить в четыре крупных блока: а) формирование у хозяйствующих субъектов устойчивой мотивации к инновациям. Повы­шение образовательного уровня менеджеров и обеспечение их доступа к актуальной информации; б) проблемная ориентация науки на решение задач инно­вационного развития страны; в) развитие интеграции между научно-исследовательской и предпринимательской средой, совершенствование механиз­мов диффузии и передачи знаний; г) поддержка прорывных направлений технологического развития на основе организации партнерства государства и промышленности.

Далее соискатель обосновывает авторский подход к рассмотрению проблем стратегического управления, в соответствии с которым выделяются два главных ракурса анализа: 1) уровни развертывания инновационных процессов; 2) уровни субъектов управления ими (см. таблицу 1).

Таблица 1.

Матрица взаимосвязей инновационных процессов

и субъектов управления ими.

Субъекты

управления

Инновационные процессы

Субъекты управления инновационными процессами макроуровня

Субъекты управления инновационными процессами отраслевого/ регионального уровня

Субъекты управления инновационными процессами отраслевого уровня

Инновационные процессы на уровне национальной экономики в целом

Деятельность макросубъектов на уровне национальной экономики

-

-

Инновационные процессы на уровне отрасли/региона

Деятельность макросубъектов на уровне конкретной отрасли/региона

Деятельность мезосубъектов на уровне конкретной отрасли/региона

-

Инновационные процессы на уровне хозяйствующего субъекта

Деятельность макросубъектов на уровне конкретных хозяйствующих субъектов

Деятельность мезосубъектов на уровне конкретных хозяйствующих субъектов

Деятельность микросубъектов на уровне конкретных хозяйствующих субъектов

Pages:     ||
|



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.