WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Возраст обследуемых пациенток варьировал от 16 до 42 лет (средний возраст 27,5± 5,6 года), 79,9% пациенток основной группы и 84,0% - контрольной группы относились к возрастной категории 21-34 года, что позволило нам считать беременных обеих групп сопоставимыми по возрастному составу. В то же время необходимо отметить, что среди обследованных пациенток основной группы только 35,0% имели благоприятный для рождения возраст (от 21 до 30 лет), тогда как в контрольной группе эта цифра соответствовала 52,0% наблюдений. При анализе анамнестических данных отмечено, что у пациенток с невынашиванием беременности чаще, чем в контрольной группе, встречались перенесенные инфекционные заболевания, частота которых в основной группе составила 53,7% и 24,0% - в контрольной группе. Частота встречаемости различной соматической патологии в группе с невынашиванием беременности была достоверно (p<0,05) выше, чем у здоровых беременных. Среди соматической патологии в основной группе отмечена высокая частота заболеваний желудочно-кишечного тракта - в 91,0% наблюдений, хронического тонзиллита - в 53,7%, в 22,5% - заболевания щитовидной железы. У 41 (51,2%) пациентки основной группы наблюдалось сочетание нескольких экстрагенитальных заболеваний.

При изучении исходов предыдущих беременностей отмечено, что в основной и контрольной группе своевременными родами закончились 37,6% и 58,6% соответственно. Обращает на себя внимание высокий процент привычного невынашивания и недонашивание беременности у пациенток основной группы по сравнению с группой контроля. Так, из 202 беременностей в основной группе 30,0% закончились самопроизвольным выкидышем в 1 триместре гестации, неразвивающейся беременностью - 12,9%, преждевременными родами - 10,9%. В группе контроля преждевременные роды наблюдались лишь у 3 (6,0%) женщин, самопроизвольные выкидыши отмечены только у 3 (6,0%), что касается неразвивающейся беременности, данное осложнение у пациенток не отмечалось. Все обследованные пациентки до наступления данной беременности ранее наблюдались и лечились по поводу различных гинекологических заболеваний. Однако наличие хронических воспалительных заболеваний половых органов в основной группе было достоверно выше, чем в контроле. Частота встречаемости смешанной урогенитальной инфекции была достоверно (p<0,05) выше в основной группе, чем в группе контроля.

При бактериоскопическом исследовании нормоценоз влагалища у пациенток с привычным невынашиванием беременности наблюдали только у 54,2% пациенток I подгруппы, у 53,0 % - во II подгруппе и у 5,2% - в III подгруппе. В остальных случаях у пациенток основной группы установлена высокая частота бактериального вагиноза, составившая 20,8% – в I, 23,5% – во II и 31,8% – в III подгруппе. Вагинальный кандидоз был отмечен в 16,7% наблюдений в I подгруппе, в 17,6% – во II и 27% – в III подгруппе. Неспецифический вагинит обнаружен в 8,3% наблюдений в I подгруппе, в 5,9% – во II и в 36,0% – в III подгруппе. В то же время у беременных контрольной группы в 85,0% случаев наблюдался нормоценоз. Таким образом, у пациенток с привычным невынашиванием беременности выявлены более выраженные дисбиотические нарушения влагалища по сравнению со здоровыми беременными (p<0,05) (Протопопова Л.О. 2007, Савченко Т.Н 2008). Учитывая, что шейка матки является первым барьером для восходящей инфекции, нами проведено выявление урогенитальной инфекции в цервикальном канале. Определение хламидийной и вирусной инфекции методом ПЦР диагностики позволило выявить у беременных основной группы хламидийную инфекцию в 19,1% наблюдений, ЦМВ - в 19,1%, ВПГ II типа- в 40,8% наблюдений. Для уточнения клинического варианта течения вирусной инфекции было произведено определение специфических антител классов IgG и IgM в сыворотке крови к ВПГ II типа и ЦМВ, которое свидетельствовало о наличии вирусоносительства у беременных основной группы. Анализ всего спектра микроорганизмов у обследованных беременных показал, что в большинстве случаев наблюдалась персистенция в цервикальном канале вирусно-бактериальных ассоциаций, которые выявлены у 45,0% пациенток. Присутствие вирусов как единичного инфекционного агента выявлено у 3 женщин (12,5%) в I подгруппе, 4 пациенток (11,8%) - в II подгруппе и у 3 пациенток (13,6%) - в III подгруппе. У женщин с нормально протекающей беременностью выявлены только условно-патогенные микроорганизмы в низких титрах, которые составили 18,0% случаев. Таким образом, у всех пациенток с невынашиванием беременности выявлена урогенитальная инфекция. В тоже время известно, что наличие инфекционного агента не всегда приводит к развитию воспалительного заболевания и прерывания беременности. Это свидетельствует не столько о роли инфекционного агента как причины прерывании беременности, сколько о роли компонентов иммунной системы, что еще раз подтверждает известную истину: наличие микроорганизма не всегда означает заболевание, для его развития необходимо 3 компонента - наличие возбудителя, пути передачи и состояние защитных сил организма (Макаров О.В., Ковальчук Л.В 2007, Burk M.R. et at., 2008). Во время беременности возникает новое уникальное равновесие между врожденным и адаптивным иммунитетом матери, при котором центральной клеткой иммунной адаптации матери становится не лимфоцит, а фагоцит. Значимую роль в формировании клеточного феномена отторжения плода может иметь антителозависимая цитотоксичность фагоцитов крови, обусловленная метаболизмом кислорода, и продуктами их секреции -цитокинами, поскольку они вовлечены в процессы овуляции, подготовки эндометрия к имплантации оплодотворенной яйцеклетки и развития нормальной беременности. В связи с этим представляет научный и практический интерес изучение резерва супероксиданиообразующей функции фагоцитов крови (ОМГ тест) и активности супероксиддисмутазы (СОД) как прямого фермента антирадикальной защиты, у женщин с привычным невынашиванием беременности.

ИЛ-1 и ФНО - основные цитокины фагоцитов, которые выделяются в кровь при их гиперактивации (воспаление, аутоиммунные процессы, вирусы, присутствие чужеродных антигенов в тканях, например – антигены плода). Они обладают некротизирующим действием на эндотелий сосудов, приводя к активации тромбообразования. В высоких концентрациях они способны увеличивать микроваскулярную проницаемость, вызывать активирование системы гемостаза и комплемента, за которым следует аккумуляция нейтрофилов и внутрисосудистые микротромбирование, что приводит к стойкому нарушению гемодинамики.

При изучении уровня цитокинов ФНО, ИЛ-1 и рецепторов к ИЛ-2 у здоровых беременных отмечено значительное их отличие от показателей у беременных с привычным невынашиванием беременности, которое проявлялось достоверном увеличении последних (p<0,05) [рис.1].

Средние значения ФНО, ИЛ-1 в сыворотке крови у здоровых беременных женщин составляли 3,3±0,25 пг/мл и 2,17±0,38 пг/мл; у пациенток с начавшимся выкидышем и неразвивающейся беременностью (I и III подгруппы) выявлено повышение уровня ФНО, ИЛ-1 в 2,5 раза по сравнению с контрольной группой. Наиболее значимые изменения цитокинов наблюдались в подгруппе с начавшимся выкидышем, в которой отмечалось более значительное увеличение уровней цитокинов: ФНО в 6 раз, ИЛ-1 в 5 раз по сравнению с контрольной группой, и в 1,5 раза - по сравнению с I и III подгруппами, что свидетельствует о гиперактивации фагоцитов крови и начавшемся процессе повреждения тканей трофобласта (отслойка плодного яйца), чего не наблюдается у пациенток других подгрупп.

Рис. 1. Содержание цитокинов в крови пациенток изучаемых групп

У пациенток с угрозой прерывания беременности изменения показателей цитокинов были менее выражены, что могло быть свидетельством отсутствия повреждения тканей плодного яйца. В подгруппе с прервавшейся беременностью уровень цитокинов соответствовал показателям I подгруппы, что с учетом клинической картины нами расценено как результат свершившегося отторжения плодного яйца.

Исследование уровня растворимых рецепторов к ИЛ-2 в крови проводилось из соображений возможного обнаружения слущенных рецепторов при протеолизе клеток, особенно Т-лимфоцитов, что свидетельствует об активации клеточного иммунитета при беременности. Эти рецепторы играют решающую роль в регуляции иммунного ответа и фагоцитоза. Средние значения показателя рецепторов к ИЛ-2 у здоровых беременных составили 346,7±26,8 Е/мл.

Полученные результаты отражали достоверное повышение в крови рецепторов к ИЛ-2 у пациенток 1 и 2 подгруппы по сравнению с группой контроля (p<0,05) [рис.2].

Рис. 2. Содержание рецепторов к ИЛ-2 в крови пациенток изучаемых групп

В III подгруппе отмечалось снижение данного показателя на 29% (271,15±30,3 Е/мл) в сравнении с другими подгруппами и на 22% ниже, чем в группе контроля, что свидетельствовало о вероятном снижении антигенной нагрузки на материнский организм вследствие гибели плодного яйца. Этот факт нами расценен как прогностический значимый показатель прерывания беременности.

Учитывая тот факт, что инфекционный генез невынашивания беременности и гиперандрогения отмечались более чем у половины пациенток основной группы, представляло интерес сравнение показателей цитокинов в группах с наличием и отсутствием гиперандрогении, а также в группах с наличием и отсутствием у пациенток возбудителей инфекций (табл.1.)

Таблица 1.

Средние значения цитокинов у пациенток с гиперандрогенией и при ее отсутствии

Изучаемые показатели

Группы обследованных (n=130)

Физиологически протекающая беременность

(n = 50)

Пациентки с гиперандрогенией

(n = 27)

Пациентки без

гиперандрогении

(n = 53)

ФНО pg/ml

3,3±0,25

7,61±1,16*

7,89±0,19*

ИЛ-1 pg/ml

2,17±0,38

4,41±0,55*

5,11±0,21*

Рецепторы к ИЛ-2 U/ml

346,7±26,8

352,6±51,24

364,17±38,4

Примечание: * - достоверность различий (p<0,05) по отношению к контрольной группе.

Результаты исследований показали достоверное повышение уровня ИЛ-1, ФНО и рецепторов к ИЛ-2 в крови пациенток с осложненным течением гестационного процесса, по сравнению с контрольной группой (p<0,05). Однако сравнение результатов пациенток с гиперандрогенией и без нее не выявили достоверных различий. Полученные результаты позволили сделать вывод об отсутствии влияния тестостерона и ДГЭА на уровень ИЛ-1 и ФНО в крови при беременности. Результаты определения уровней цитокинов (ФНО, ИЛ-1, рецепторов к ИЛ-2) в сыворотке крови у беременных с инфекционным и неинфекционным генезом невынашивания беременности приведены в таблице 2.

Таблица 2.

Средние уровни цитокинов у пациенток с наличием и отсутствием возбудителей инфекции

Изучаемые показатели

Группы обследованных (n=130)

Физиологически протекающая

беременность

(n = 50)

Пациентки с

инфекционным

генезом

невынашивания

(n = 36)

Пациентки без

возбудителя инфекции

(n = 44)

ФНО pg/ml

3,3±0,25

11,41±1,16**

8,27±0,21*

ИЛ-1 pg/ml

2,17±0,38

9,68±0,75**

6,16±0,18*

Рецепторы к ИЛ-2 U/ml

346,7±26,8

366,3±44,2

360,11±43,7

Примечание: * - достоверно по отношению к контрольной группе (p<0,05); -достоверно по отношению к пациенткам без возбудителя инфекции

Нами выявлено достоверное повышение уровня ИЛ-1 и ФНО в крови пациенток с привычным невынашиванием беременности по сравнению с здоровыми беременными (p<0,05); одновременно установлены достоверные различия показателей ИЛ-1 и ФНО между группами беременных с осложненным течением беременности на фоне урогенитальной инфекции и при ее отсутствии (p<0,05). Полученные результаты позволили сделать вывод о том, что привычное невынашивание беременности всегда протекает на фоне повышенного содержания ИЛ-1, ФНО и рецепторов к ИЛ-2, что свидетельствует о наличии у этих пациенток гиперактивности фагоцитов крови и вероятном участии кислородзависимого механизма бактерицидности фагоцитов в генезе привычного невынашивания беременности.

Для определения диагностической и прогностической значимости активных форм кислорода в генезе невынашивания беременности проведено исследование резерва супероксиданионобразующей функции фагоцитов крови (ОМГ-тест) [рис. 3].

Средние значения ОМГ в сыворотке крови у здоровых беременных составили 176,0±13,3 нмоль/л. Значения ОМГ в сыворотке крови у пациенток с невынашиванием беременности достоверно (p<0,05) преобладали над средними значениями данного показателя контрольной группы. У пациенток II и III подгруппы данные изменения не имели достоверных различий между собой. Средние значения ОМГ у пациенток I подгруппы достоверно отличался не только от результатов контрольной группы, но и от показателей в II и III подгруппах. Для выявления влияния «оксидантного стресса» на течение беременности нами проведен сравнительный анализ данных показателей при различном генезе невынашивания. Сравнение результатов пациенток с привычным невынашиванием беременности на фоне гиперандрогении и урогенитальной инфекции выявило ту же закономерность изменения показателей ОМГ, характерных для наличия «оксидантного стресса» при привычном невынашивании беременности.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»