WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     |
|

На правах рукописи

Мальцева Ольга Владимировна

Горинские нанайцы:

система природопользования.

Традиции и новации (XIX начало XXI в.)

Специальность 07.00.07 – этнография, этнология и антропология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Новосибирск 2008

Работа выполнена в Отделе этнографии Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук

Научный руководитель:

доктор исторических наук Октябрьская Ирина Вячеславовна

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор Садовой Александр Николаевич

ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет»

кандидат исторических наук,

науч. сотр. Самар Андрей Петрович

Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН

Ведущая организация:

Музей археологии и этнографии Дальневосточного государственного университета

Защита состоится 9 июня 2008 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 003.006.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Институте археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук по адресу: 630090, Новосибирск, проспект академика Лаврентьева, 17

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук

Автореферат разослан « » мая 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор исторических наук С.В. Маркин

Общая характеристика работы.

Актуальность.

В ХХ в. процесс промышленного освоения Сибири и Дальнего Востока кардинально изменил социо-культурную среду автохтонных сообществ. В экономических и политических условиях постосоветской России с целью сохранения этнокультурного многообразия ее регионов был разработан ряд законов, закрепляющих статус коренных народов Сибири, их права на общинное самоуправление, на пользование землей и лесными угодьями (ФЗ 1991 г., 2000 г., 2001 г.).

В контексте принятых правительственных решений Нижнее Приамурье, находящееся в административных границах Хабаровского края, заняло особое место в природоохранных и рекреационных практиках Дальнего Востока и всей России. Нижнее Приамурье является зоной проживания коренных дальневосточных этносов. В нижнеамурской части Хабаровского края расположено более 10 государственных природных заповедников и заказников федерального и краевого значения, которые содержат археологические и природно-культурные памятники. Для региона остро стоит проблема сосуществования традиционных и модернизированных систем природопользования без ущерба охранным комплексам, имеющим федеральное и мировое значение.

Вопросы сохранения природного и культурного наследия регламентируются международным и национальным правом. В 1992 г. под эгидой ЮНЕСКО был разработан документ по применению Конвенции о Всемирном наследии. Согласно его положению, все территории, сохраняющие историко-культурную память, воплощённую в памятниках архитектуры, археологии, этнографии и топонимии, причисляются к категории культурного ландшафта и становятся объектами культурного наследия. Данная позиция нашла отражение в правовых и нормативных документах Российской Федерации. В 2001 г. при разработке Земельного кодекса РФ и Лесного законодательства РФ в список рекреационных и охраняемых участков были включены места традиционного проживания коренных малочисленных народов и этнических общин. В законе 2000 г. «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока России» рассматриваются территории традиционного природопользования, включающие объекты историко-культурного наследия, в том числе культовые сооружения. Закон 2002 г. «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры народов) Российской Федерации» касается проблемы сохранения наследия народов Дальнего Востока России. Реализация программ сохранения традиционных культур народов Сибири и Дальнего Востока увязывается с решением экологических вопросов.

В начале ХХI в. этнокультурное пространство бассейна Амура находится под особым национальным и международным контролем: оно рассматривается как комплекс природных и этнокультурных объектов, расположенных в ареалах малочисленных этносов. Это определяет актуальность исследований, связанных с оценкой региональных этнических систем природопользования в единстве традиций и новаций.

На территории Хабаровского края (в Нижнем Приамурье) проживают 8 этносов, причисленные к категории малочисленных, в составе которых особо выделяются нанайцы. По переписи 1989 г. нанайцев в России насчитывалось 12017 чел; в 2002 г. – 12355 чел.

Традиционно территории проживания нанайцев включали: зоны низкогорных елово-пихтовых, лиственничных и хвойно-широколиственных лесов; межгорные равнины с болотами, лиственными лесами и пойменными лугами; речную пойму – где развивалась традиционная экономика, основанная на сочетании рыболовства и охоты1

1.

В ХХ в. воспроизводство традиционной культуры нанайцев стало проблематичным в связи с процессами промышленного освоения региона. Перспектива сохранения этнокультурной специфики нанайского этноса и его локальных групп сделала актуальными этнографические исследования в данной области.

Объектом исследования настоящей работы является группа нанайского этноса, в историческом прошлом освоившая долины рек Горин и Девятка.

В конце XIX в. территория горинских нанайцев была включена в Приморскую область Приамурского генерал-губернаторства. В 1927 г. их земли вошли в Горино-Самагирский округ в составе Нижнетамбовского р-на Николаевского округа Приморской области. С 1939 г. ареал горинских нанайцев находился в административных границах Комсомольского р-на; с 1962 и 1977 гг. – в Комсомольском, Амурском, Солнечном р-нах Хабаровского края.

В XX в. территориально-административные реформы в Хабаровском крае привели к исчезновению многих поселков (Бичи, Таломда, Бактор, Сорголь, Наан) и сокращению этнической территории горинских нанайцев. В 1980 г. произошла рекреация значительной территории района под устройство заповедника, что обострило проблему природопользования группы. В настоящее время село Кондон (Солнечный р-н Хабаровского края) сохраняется как единственное место компактного проживания коренного населения. На 2001г. в селе проживало 483 чел; в том числе 431 коренных жителей, большая часть из которых нанайцы.

Предметом исследования в диссертации является экологическая культура и традиции природопользования горинской группы нанайцев в контексте социо-культурных изменений и связанными с ними изменениями культурного ландшафта.

Цель работы состоит в реконструкции историко-культурного опыта освоения окружающей среды горинской группой нанайцев в динамике социо-культурных трансформаций.

Выполнение работы предполагает решение следующих задач:

  1. охарактеризовать традиционную культуру горинской группы нанайцев в левобережной части Амура;
  2. выявить особенности освоения горинцами природных ресурсов левого притока Амура в историческом контексте;
  3. дать оценку тенденций изменений традиционного природопользования и оценить его современное состояние;
  4. выделить рациональные и сакральные аспекты природопользования, включая способы культурно-хозяйственного и сакрального зонирования освоенных территорий.

История изучения.

В конце XIX – начале ХХ в. нижнеамурская территория оставалась слабоизученным регионом России.

Определенный вклад в дело изучения Приамурского края внесли экспедиции Р.К. Маака [1859], исследования И.А. Лопатина [1922; 1939], Л.Я. Штернберга [1933], Л.И. Шренка [1883, 1899, 1903].

В монографии И.А. Лопатина «Гольды амурские, уссурийские и сунгарийские» зафиксировано состояние нанайского общества и культуры накануне 1917 г. Давая оценку нанайскому обществу (охотников и рыболовов), исследователь констатировал, что в результате социально-экономического развития оно приобрело черты, характерные для оседлых народов.

Известный этнограф-тунгусовед, С.М. Широкогоров [1926] пришёл к выводу, что современные этнографические и лингвистические черты нанайцев проявились в процессе включения тунгуских и палеоазиатских компонентов.

Огромную роль в изучении Приамурья внесли ученые-дальневосточники, к кругу которых принадлежали В.К. Арсеньев и Е.И. Титов. В своих естественно-исторических очерках Дальнего Востока, составленных в 1925–1926 гг., В.К. Арсеньев дал характеристики этносов региона, особенностей их языка, культуры, хозяйства; выявил хозяйственно-культурные связи большинства коренных народов Приамурья.

В начале ХХ в. внимание исследователей стал привлекать горинский микрорайон с неоднородным составом населения, сочетающим тунгусские, амурские и маньчжурские традиции. В 1926–1927 гг. Н.Г. Каргером и И.И. Козьминским было сделано комплексное описание населения р. Горин. Исследователи, базируясь на данных языка, материальной и духовной культуры, сделали вывод, что «гаринский этнос» – самагиры, не представляет самостоятельной этнической единицы, а может быть рассмотрен в рамках нанайского этноса.

В начале ХХ в. с активным проникновением компонентов русской культуры и новых форм жизни в нанайскую среду происходила трансформация быта и сознания коренного населения, что отмечено в материалах А.П. Путинцевой, собранных в 1930-х гг.

С 1930-х гг. под руководством В.Г. Богораза началось археологическое изучение Нижнего Амура. В результате экспедиционных исследований А.П. Окладникова в 1935 и 1959 гг., были отмечены реликты неолитической культуры в промысловых технологиях и орнаментальных мотивах охотников и рыболовов низовьев Амура конца XIX – начала ХХ в.; выявлены два ареала культур, соприкоснувшихся в долине рек Горин и Девятка – культуры восточносибирского таежного района и культуры долина Амура.

В 19631972 гг. в составе Дальневосточной археологической экспедиции ИИФФ СО АН СССР под руководством А.П. Окладникова исследования проводили Е.И. Деревянко, В.Е. Ларичев, В.Е. Медведев и др. ученые. Работал историко-этнографического отряд В.А. Тимохина. В ходе комплексных исследований было установлено, что культуры амурских народов (охотников и рыболовов) имели многокомпонентный характер и формировались на основе традиций северных и южных территорий.

С 1940-х гг. этнографические исследования в Нижнем Приамурье по трем направлениям – этногенез, хозяйственно-культурная деятельность и мировоззрение, проводила А.В. Смоляк [1975, 1976, 1979, 1980, 1983, 2001]. Описанием этнокультурной ситуации на Горине, А.В. Смоляк обозначила перспективы дальнейшего изучения этой проблематики.

В 1970-е гг. исследования в Хабаровском крае осуществляли Ю.А. Сем [1973] и Л.И. Сем. Ими был собран обширный материал по культуре, этнической истории и фольклору нанайцев, опубликованный почти в 350 работах, в том числе в фундаментальной монографии «Нанайцы. Материальная культура». Но многие отчеты Ю.А. Сема легли на архивные полки.

Среди современных исследователей нанайского этноса можно выделить труды Н.Б. Киле [1990, 1997], С.В. Березницкого [1996, 2000], В.В. Подмаскина [1998, 2002], А.П. Самар [1997], посвященные способам и орудиям рыболовного и охотничьего промысла; промысловой этике; народным приметам, связанным с погодными явлениями и т.д. В начале XXI в. коллектив авторов (Д.П. Болотин, А.П. Забияко, Т.А. Пан, С.Э. Аниховская) предложили комплексный диахронный подход в изучении хозяйственных форм автохтонного населения Амура [2005].

В последнее время особой темой исследований становится современное состояние хозяйства и культуры народов Нижнего Приамурья. Аналитико-методологические разработки В.А. Тураева [1991, 2003], А.Н. Ямскова [1996] посвящены хозяйственно-культурной дифференциации коренных народов Дальнего Востока с определением статуса этнической территории. Выделенные учёными варианты природоохранных зон рассматриваются в контексте государственных проектов и предполагают выработку соответствующей правовой базы.

Однако, при всех достижениях, остаются неизученными проблемы оценки природопользования нижнеамурского региона. Выделяемая многими исследователями «культура притоков» Амура, отличающаяся от культуры большой реки, до сих пор не имеет исчерпывающей характеристики в динамике традиций и новаций. Не описаны способы традиционного структурирования пространства и топонимика горинских нанайцев. Это определяет новизну и значимость данной работы.

Методология.

Методологической основой диссертации являются концепции современной российской этнологии, определяющие принципы взаимодействия человека и природы. Одним из первых оценку системы природопользования в рамках культуры этноса предложил С.М. Широкогоров [1923; 2001; 2002]. Этноэкосистемный подход получил развитие в трудах советских этнографов – В.П. Алексеева [1974], В.И. Козлова [1983], Ю.В. Бромлея [1981]. Многокомпонентная модель культуры, была обоснована в исследованиях С.А. Арутюнова [1989], Э.С. Маркаряна и Ю.И. Мкртумяна [1981; 1983], А.В. Головнёва [1995]. Согласно существующей концепции, культура этноса состоит из взаимосвязанных компонентов культуры первичного производства (КПП), культуры жизнеобеспечения (КЖ), соционормативной и гуманитарной культур. По версии А.В. Головнева, в культуре выделяются сферы, определяющие взаимодействии человека с обществом и природой, при доминировании функции адаптации.

В диссертации также использованы концепция хозяйственно-культурных типов (ХКТ) Левина [1958], Н.Н. Чебоксарова, И.А. Чебоксаровой [1985] и ландшафтно-экологический подход к изучению культур, предложенный Э.С. Маркаряном и Ю.И. Мкртумяном. Согласно положениям этих авторов, культура жизнеобеспечения варьируется в зависимости от различных экологических зон.

Pages:     |
|



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.