WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Характер изменения концентрации цинка важно сопоставить с изменением концентрации меди. Было показано, что у больных 2 группы динамика изменения концентрации меди была прямо противоположна той, что была продемонстрирована для цинка. Если исходно концентрация меди у больных с летальным исходом геморрагического инсульта была выше, чем у больных контрольной группы, то в ходе наблюдения, особенно на 7-12 сутки, формировался «провал» концентрации данного микроэлемента, величина которой была уже ниже таковой у выживших больных. У выживших пациентов концентрация меди в динамике инсульта практически не изменялась. И это притом, что исходно концентрация меди у выживших больных была относительно низкой.

Обращают на себя внимание изменения концентрации кадмия, которая при поступлении неожиданно отрицательно коррелировала с тяжестью заболевания. Так, если у больных контрольной группы концентрация кадмия была равна 62(-103) мкмоль/л, то у больных с инсультом она составила 55(-103) мкмоль/л (благоприятный исход) и 26(-103) мкмоль/л (летальный исход). И хотя в динамике заболевания изменения концентрации кадмия соответствовали представлению о его токсических свойствах (снижалась у выживших пациентов и повышалась у больных с летальным исходом), очевидно, что это лишь частично описывает роль данного МЭ в возникновении и течении геморрагического инсульта.

Интересна характеристика таких микроэлементов как никель, кобальт, мышьяк, селен, рубидий и стронций, исходно низкая концентрация которых повышалась только у больных 1-ой группы, но не у больных с плохим восстановлением после перенесенного геморрагического инсульта – 2-ая группа. Подобная динамика была характерна для кобальта, никеля, мышьяка, селена, рубидия и стронция, что указывает на благоприятное прогностическое значение их повышения при исходно низких значениях. В отношении данных микроэлементов не совсем ясно - предшествовали ли их низкие значения инсульту или их снижение было связано с фактом заболевания. Второе предположение кажется более вероятным, т.к. в противном случае не находит объяснений быстрое изменение их концентрации уже на 3-12 день с момента возникновения инсульта. Источником же повышения концентрации может быть и восстановление уровня белка-переносчика (как в случае с никелем), так и использование МЭ, депонированных в различных органах и тканях организма (как в случае с селеном). Стоит добавить, что подобная динамика указывает на возможные эссенциальные свойства рубидия и стронция, притом, что для кобальта, никеля, мышьяка и селена эта роль является установленной.

Особого внимания заслуживает динамика концентрации селена и его значение в развитии и течении инсульта. Кажется удивительной его высокая концентрация, выявленная у больных с летальным исходом геморрагического инсульта при поступлении. Вместе с тем, необходимо отметить, что данный факт может быть следствием увеличения концентрации селенсодержащих белков, основная часть которых известна своими антистрессорными, антиокислительными свойствами. Иными словами, высокая концентрация селена отражает степень повреждения мозга и тот антиишемический потенциал, который мобилизован для коррекции этих нарушений. Подобная трактовка вполне оправдана, тем более что концентрация селена в постинсультный период увеличивалась как у больных 1-ой, так и у больных 2-ой групп. В то же время, у больных с хорошим регрессом неврологического дефицита увеличение концентрации селена было более значительным, чем у больных 2-ой группы, что вполне соответствует традиционному взгляду на данный МЭ как на нейропротективный фактор. Причем по современным представлениям нейропротекция селена определяется не только его стабилизирующим влиянием на процесс образования активных форм кислорода в ткани мозга. В условиях инсульта селен способен аннулировать миграцию клеток микроглии.

В настоящем же исследовании было выявлено, что селен положительно коррелировал с возрастом, т.е. у больных старшего возраста его концентрация была выше. Можно предположить, что этот факт связан не столько с возрастом больных, сколько с тяжестью инсульта, степень которой у пожилых больных была значительно выше. Так, если при анализе концентрации селена в зависимости от возраста, у больных основной группы коэффициент корреляции с возрастом составил 0,364 (р=0,023), то при исключении больных с летальным исходом инсульта этот показатель становился статистически незначимым – r=0,258 (р=0,147). Вместе с тем, выявленная нами данная статистическая закономерность динамики изменений селена требует дальнейшего изучения.

Примечание. * p<0,05 ** p<0,01 *** p<0,001. Все значения представлены в виде медианы

Таким образом, высокая концентрация селена в острейшую фазу геморрагического инсульта отражает тяжесть состояния больного и является прогностически неблагоприятным признаком. В то же время, контроль концентрации селена в динамике необходим для оценки клинического исхода заболевания. Отсутствие либо незначительная положительная динамика данного параметра сопровождает возникновение грубого неврологического дефицита. Здесь правомерно говорить о необходимости дополнительной коррекции содержания данного МЭ.

В случае с кадмием, лантаном и ураном была установлена прямо противоположная закономерность. В частности, концентрации указанных МЭ к концу наблюдения (кадмий), либо на 3-6 сутки (лантан, уран) повышались только у больных с летальным исходом геморрагического инсульта. У выживших пациентов, напротив, концентрация кадмия продолжала снижаться еще больше (кадмий), а концентрации лантана и урана не изменялись вовсе. В данном случае можно говорить о токсических свойствах указанных МЭ, тем более что относительно кадмия подобные предположения делались и ранее.

Примечание. * p<0,05 ** p<0,01 *** p<0,001. Все значения представлены в виде медианы

В ряде случаев исходно высокая концентрация МЭ наблюдалась только у больных одной из клинических групп – 1-ой или 2-ой. Так, при нормальной (хром, германий, олово, бром) или даже низкой (медь, висмут) концентрации у больных с удовлетворительным восстановлением неврологического дефицита, концентрация указанных МЭ при поступлении была высокой у больных с плохим восстановлением утраченных функций. Напротив, высокая концентрация таллия, молибдена и ртути у больных 1-ой группы сочеталась с нормальной (таллий, ртуть) или низкой (молибден) концентрацией у больных 2-ой группы. В этой ситуации вновь можно говорить, что исходно высокие концентрации МЭ хрома, германия, олова, брома, меди и висмута являются прогностически неблагоприятными признаками и, наоборот, высокие концентрации в плазме крови таллия, молибдена и ртути ассоциированы с формированием минимального неврологического дефицита. В то же время, важно подчеркнуть, что эти утверждения справедливы только для случая, когда анализируются исходные концентрации МЭ. Например, уровень хрома, германия, олова, следуя описанной выше закономерности (снижение высокой либо повышение низкой концентрации), у больных 1 группы в динамике инсульта повышался, а у больных 2-ой, соответственно, снижался так, что уже с 3 дня (германия к концу наблюдения) их максимальный уровень отмечался в группе больных с удовлетворительным восстановлением неврологического дефицита. Аналогичная ситуация наблюдалась и при анализе изменений концентрации меди и висмута. Точно также, исходно высокая концентрация таллия, молибдена и ртути у больных 1 группы снижалась так, что к концу госпитализации максимальные значения были отмечены у больных 2 группы.

Исходная концентрация небольшого числа МЭ у больных с геморрагическим инсультом, вне зависимости от клинического исхода заболевания, была сопоставима с аналогичными показателями у больных контрольной группы. В их числе были выделены такие МЭ, как литий, бор, свинец, сурьма, ниобий, иттрий, галлий, теллур, иридий и цезий. Можно говорить об отсутствии связи данных МЭ с фактом развития инсульта. Вместе с тем, относительно иттрия, цезия и иридия выше была показана их связь с летальным исходом таких больных. Кроме того, концентрации практически всех МЭ с исходно нормальным уровнем (кроме родия и сурьмы) в динамике инсульта изменялись. Следовательно, говорить о биологической инертности МЭ можно лишь в исключительных случаях.

Таким образом, установлена закономерность, связанная с изменением концентрации МЭ у больных с геморрагическим инсультом. Выявлено, что практически во всех случаях высокая концентрация МЭ в дебюте заболевания в последующем снижается, а исходно низкая концентрация, напротив, повышается. Именно интенсивность изменения концентрации МЭ является главной характеристикой, ассоциированной с клиническим прогнозом инсульта – формированием минимального или, напротив, грубого неврологического дефицита. На основании этого большинство МЭ с ранее неопределенной биологической функцией могут быть классифицированы как эссенциальные (стронций, рубидий, германий), токсические (лантан, уран, ниобий, осмий) или биологически инертные (галлий, родий).

Необходимо отметить, что концентрации ртути, свинца и кадмия в биологических образцах (в нашем случае в плазме периферической крови) свидетельствуют об экологическом благополучии региона, в котором проводилось исследование.

Еще одним фрагментом проведенного исследования явился анализ уровня МЭ у больных разных возрастных групп. Данное направление сложилось из теоретических и экспериментальных данных о связи МЭ с продолжительностью жизни, возрастных изменениях структур мозга, развитии атеросклероза, как морфологического маркера ускоренного старения. Анализ показал, что в общей группе больных с инсультом с возрастом увеличивалась концентрация селена, серебра, рубидия, родия, калия и кальция. Напротив, снижалась концентрация олова и висмута. Вместе с тем, очевидно, что отчасти корреляция концентрации МЭ с возрастом может определяться тяжестью инсульта, степень которой у пациентов пожилого и, особенно, старческого возраста, несомненно, выше. Применение корреляционного анализа только в группе больных с благоприятным исходом инсульта выявило более широкий спектр микроэлементов, ассоциированных с возрастом. Теперь уже повышение концентрации с возрастом было характерно для никеля, мышьяка, ванадия, серебра, золота, таллия, скандия, рубидия, ниобия, лантана, платины, стронция и цезия. По-прежнему, положительно коррелировали с возрастом концентрации калия и кальция. Напротив, снижались с возрастом концентрации бора, олова, молибдена, бария и висмута. В целом, закономерно было бы ожидать, что корреляция некоторых МЭ с возрастом может быть опосредована корреляцией с другими МЭ. И, действительно, применение многофакторного регрессионного анализа показало, что независимо от других МЭ с возрастом были ассоциированы только пять из них: рубидий, селен, литий, висмут и цирконий.

Таким образом, у больных с геморрагическим инсультом содержание ряда МЭ в плазме периферической крови зависит от возраста. В ряде случаев, эта ассоциация определяется ролью МЭ как факторов риска летального исхода геморрагического инсульта, частота которых закономерно увеличивается с возрастом. Независимо с возрастом связаны такие МЭ, как рубидий, селен и цирконий (положительная корреляция), а также литий и висмут (отрицательная корреляция).

Настоящее исследование является «пилотной» работой, посвященной изучению изменений микроэлементного состава плазмы крови у больных с геморрагическим инсультом. Данная работа предполагает дальнейшее изучение медикаментозной коррекции концентрации микроэлементов в острейшем периоде инсульта, что может способствовать лучшим результатам реабилитации таких больных в ходе последующего амбулаторного наблюдения и снижению частоты летальных исходов заболевания.

ВЫВОДЫ

  1. На основе статистического анализа данных динамического кинико-инструментального обследования 63 больных с внутримозговым кровоизлиянием выявлены достоверные изменения концентраций микроэлементов плазмы крови в зависимости от возраста, сроков и исходов заболевания.
  2. У всех больных с геморрагическим инсультом, вне зависимости от исхода, выявлена прямая корреляция между возрастом пациентов и увеличением содержания селена в сочетании со снижением концентрации лития и висмута.
  3. Диагностическими признаками благоприятного течения геморрагического инсульта с хорошим восстановлением неврологического дефицита и независимости повседневной жизни (индекс Бартель 95,1 ± 2,3) в динамике, отмечено нарастание пула эссенциальных микроэлементов (цинка, хрома, селена и алюминия) в сочетании со снижением умеренно- и высокотоксичных микроэлементов (кобальта, кадмия, таллия и ртути).
  4. Диагностическими признаками неблагоприятного течения геморрагического инсульта с плохим восстановлением неврологического дефекта (индекс Бартель = 39,8 ± 9,7) явилось снижение основного пула эссенциальных микроэлементов (йода, хрома, лития и магния) в сочетании с повышением высокотоксичных микроэлементов (таллия, меди и кадмия).
  5. Выявленное статистически достоверное (p<0,05) повышение высокотоксичных микроэлементов (таллия, ртути, золота) в сочетании с низкими показателями пула малотоксичных микроэлементов (магния и лития) характеризует резкий дисбаланс металлолигандного гомеостаза, присущий пациентам с летальным исходом геморрагического инсульта.

Практические рекомендации

    1. На основании проведенного исследования, выявленный спектр изменений концентраций отдельных микроэлементов у пациентов с дисциркуляторной энцефалопатией, составивших контрольную группу позволит оптимизировать их лечение и улучшить прогноз течения цереброваскулярной недостаточности.
    2. Проведенное исследование, определившее концентрации ртути, свинца в биологических образцах (в нашем случае в плазме периферической крови) свидетельствует об экологическом благополучии Прикаспийского региона и предопределит тактику экологической политики региона.
    3. Выявленные статистически достоверные изменения соотношений микроэлементного состава у больных с развившимся геморрагическим инсультом свидетельствуют о степени тяжести изменений, происходящих в мозге, что дает возможность прогнозировать дальнейшее течение данного заболевания.
    4. Результаты исследования, описывающие характер изменений концентрации микро- и макроэлементов у больных с геморрагическим инсультом могут способствовать улучшению госпитального ведения данных пациентов, оптимизации их лечения и постгоспитальной реабилитации.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»