WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Диссертант полагает, что изменения ценностных и нормативных представлений о допустимых рамках доверия в постсоветский период были вызваны, во-первых, социально-психологической реакцией замещения генерационных ценностей, уходящих из активной общественной жизни советских поколений. Новый тренд ценностей и аттитюдов существенно изменил (в частности, частично коммерциализировал) советские и традиционные социальные установки и правила поведения. Во-вторых, изменения были вызваны распадом советской общественной системы. Крушение советской империи существенно подорвало у людей доверие к «справедливому государству». Государство неожиданно «отошло в сторону» от повседневных забот и социально-экономических проблем людей, а затем также «неожиданно» исчезло, оставив после себя груз нерешенных политических, экономических и национальных вопросов.

Автор указывает на сложности в отношениях между русским и русскоязычным населением и северо-кавказскими народами, возникшие в советский период. В постсоветское время взаимное недоверие и стигматизация между этими этническими сегментами общества только усилились. Это происходило как вследствие отсутствия возможностей или доступа к важным экономическим благам, так и из-за способности доминирующих в республиках этнических групп определять, ограничивать и маргинализировать значимых «других».

Отсутствие безопасности постоянно продуцировало потребность во внутриэтническом доверии. Социальное доверие внутри группы поддерживалось целым набором символов – маркеров, роль которых в возведении четких этнических границ при взаимодействии с чужеродными этническими образованиями в каждом случае была велика.

По мнению диссертанта, члены этнической группы определяли свой круг доверия исходя из оппозиции к другим группам. Осетины, к примеру, вычеркивали из этого круга всех ингушей. Сужение доверия и избирательное доверие только по отношению к «своим» приводили к дистанцированию от внешнего мира. Недоверие, возникающее в одном сообществе по отношению к другим этническим или религиозным группам, обладало своеобразным «эффектом волны» и играло важную роль в межэтнических конфликтах как в самих сообществах, так и между ними.

В 90-е гг. социальное доверие на Северном Кавказе стало внутренним манипулятивным инструментом и опознавательным знаком для «своих», а недоверие ко всем «чужакам» превратилось в охранительный политический «щит». Восприятие членами одной из этнических общностей хотя бы потенциальной угрозы со стороны других этносов в экономической или политической сфере обусловливало повышенную враждебность при сохранении высокой степени внутриэтнической солидарности. Поэтому даже в бытовых или экономических конфликтах на сторону участников и вне зависимости от объективной степени их вины тут же становились их соплеменники (например, столкновения в Калмыкии между калмыками и чеченцами летом 2006 г.).

Диссертант констатирует, что социальное доверие, которое играет важную роль в обеспечении социальной солидарности, скрепляющей гражданское общество, находится сейчас на Северном Кавказе в крайне слабом состоянии и нуждается в государственных мерах по его неотложному восстановлению.

В параграфе 4.3 «Социальное доверие на Северном Кавказе: ценностные конфликты и их разрешение» анализируются ценностная специфика существующих конфликтов на Северном Кавказе и возможности использования социального доверия как инструмента их разрешения.

Диссертант подчеркивает, что хотя восстановленное в обществе социальное доверие может успешно выполнять функции по смягчению ценностных противоречий, потенциал доверительных отношений на Северном Кавказе практически не используется.

Историческое складывание доверительных основ в традиционном северокавказском обществе как во внутриэтническом, так и межэтнических аспектах испытало на себе все сложности и вызовы многовекового воздействия российской модернизации, централизации, советизации и даже децентрализации 90-х гг. Фактическое модернизационное воздействие России носило конвергенционный характер. Его невозможно свести к жестким бинарным оппозициям: борьбе «имперской» и «тоталитарной» России против «свободолюбивых кавказцев» или «цивилизующей» миссии русской культуры против первобытной «дикости» кавказских народов. Не только жители Кавказа заимствовали русские обычаи и традиции, но и российская социально-политическая практика временами испытывала сильное влияние северокавказской социальной культуры. Поэтому доверительные отношения носили мозаичный характер. Они формировались в контексте не только постоянного противопоставления (или даже вооруженной борьбы) России, но и принятия цивилизационного российского воздействия.

Но, как подчеркивает диссертант, транзитивные преобразования резко поляризовали ценностное поле постсоветского социума. Во всех северокавказских республиках и областях выделилась относительно небольшая социальная группа (или социальные группы), выигравшая от трансформационных и приватизационных процессов модернистов (принадлежащих в имущественном отношении к высшему классу) и обедневших маргинальных и полумаргинальных слоев, которые стали составлять традиционалистское большинство жителей регионов. Социальное доверие между этими противоположными слоями практически не возникает. Напротив, в обществе существует медленно тлеющее социально-политическое недовольство «престижным потреблением» местных нуворишей, а также региональными властями, что время от времени проявляется в митингах, пикетах и даже террористических актах.

Одна из причин возникновения ценностных конфликтов на Северном Кавказе заключается в «перемалывании» традиционных устоев и образа жизни людей социально-экономическими и политическими транзициями. Непоследовательные реформы 90-х гг. отчетливо продемонстрировали существенную экономическую выгоду, которую получали социальные субъекты, придерживающиеся эгоистичных и индивидуалистических моделей поведения, игнорирующих традиционные ценности и нормы социального доверия. В результате глубинные ценности русской и северокавказской культур оказались серьезно подорванными материальными трудностями и лишениями повседневности.

Диссертант подчеркивает, что инструментом реагирования традиционного общества стала примордиализация доверительных отношений, однако она не только не способствует экономическому развитию социума, но и отрицательно воспринимается жителями других российских регионов как проявление семейственности, патернализма и непотизма. В параграфе делается вывод о том, что невозможно внедрить в общество доверительные отношения без трансформации повседневной жизни людей и без «поворота» их сознания, который непременно отразится на изменениях в предпочтении общественных ценностей.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются основные выводы, указываются не рассмотренные еще аспекты проблемы социального доверия в российском обществе, требующие дальнейшего социологического изучения.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

В изданиях Перечня ВАК Минобрнауки России

  1. Магомедов М.Г., Байрамов В.Д. Социальный хаос и социальная транзиция российского общества // Социально-гуманитарные знания. 2008. № 8. 0,9 п.л./0,45 п.л.
  2. Магомедов М.Г. Формирование доверительных отношений в российском обществе // Социально-гуманитарные знания. 2008. № 8. 0,45 п.л.
  3. Магомедов М.Г. Институциональные возможности восстановления социального доверия в российском социуме // Социально-гуманитарные знания. 2008. № 12. 0,5 п.л.
  4. Магомедов М.Г., Попов А.В. Специфика доверительных отношений в постсоветском обществе (1990-е – 2000-е годы) // Социально-гуманитарные знания. 2008. № 12. 0,5 п.л.
  5. Магомедов М.Г., Байрамов В.Д. Культурные факторы формирования доверительных отношений в обществе // Научная мысль Кавказа. Доп. выпуск 2. 0,7 п.л./0,35 п.л.
  6. Магомедов М.Г., Байрамов В.Д. Социальное доверие как социально-гуманитарная проблема // Научная мысль Кавказа. Доп. выпуск 1. 0,5 п.л./ 0,25 п.л.
  7. Магомедов М.Г., Попов А.В. Генезис социального доверия в современном обществе // Научная мысль Кавказа. Доп. выпуск 1. 0,5 п.л./ 0,25 п.л.

Монографии

  1. Магомедов М.Г. Институциональная специфика социального доверия в российском обществе. Ростов н/Д.: Наука-Пресс, 2005. 5 п.л.
  2. Магомедов М.Г. Социальное доверие в российском обществе. М: Социально-гуманитарные знания, 2008. 12 п.л.

Брошюры, статьи

  1. Магомедов М.Г. Социологическое содержание социального доверия. Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ, 2003. 1 п.л.
  2. Магомедов М.Г. Культурные факторы формирования социального доверия. Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ, 2004. 1,1 п.л.
  3. Магомедов М.Г. Нормативные основы социального доверия. Ростов н/Д.: Наука-Пресс, 2005. 1 п.л.
  4. Магомедов М.Г. Социально-гуманитарные подходы к изучению социального доверия. Ростов н/Д.: Социально-гуманитарные знания, 2006. 1,2 п.л.
  5. Магомедов М.Г. Социальное доверие как результат рационального выбора // Актуальные проблемы современных социально-гуманитарных наук. 2006. 0, 44 п.л.
  6. Магомедов М.Г. Социальное доверие как социально-гуманитарная проблема. Ростов н/Д.: Наука-Пресс, 2006. 1,3 п.л.
  7. Магомедов М.Г. Институциональные основы социального доверия в российском обществе. Ростов н/Д.: Наука-Пресс, 2007. 1 п.л.
  8. Магомедов М.Г. Исследования социального доверия в современных социологических работах // Социально-гуманитарные проблемы современной России. 2007. 0,44 п.л.
  9. Магомедов М.Г. Социальное доверие к государственным и общественным институтам в Ростовской области: анализ структуры и факторов общественного мнения (Результаты социологического исследования). Ростов н/Д.: Антей, 2008. 2,5 п.л.
  10. Магомедов М.Г. Специфика доверительных отношений в традиционном обществе // Отечественная социология: обретение будущего через прошлое. Материалы IV Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения» (1-2 декабря 2008, Ростов-на-Дону). М.; Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2008. 0.5 п.л.

1 Левада Ю.А. Рамки и варианты исторического выбора: несколько соображений о ходе российских трансформаций // Мониторинг общественного мнения. Экономические и социальные перемены. 2003. № 1. С. 8.

2 Guha-Khasnobis B., Kanbur R., Ostrom E. (eds.) Linking the Formal and Informal Economy: Concepts and Policies. Oxford: Oxford University Press, 2006. P. 90.

3 Скрипкина Т.П. Методологический анализ проблемы доверия // Прикладная психология. 1998. № 1. С. 50.

4 См.: Putnam R. Making Democracy Work: Civic Traditions in Modern Italy. Princeton: Princeton University Press, 1983.

5 Mann M. The Sources of Social Power. Vol. 1: A History of Power from the Beginning to AD 1760. Cambridge: Cambridge University Press, 1986.

6 Fortes M. Totem and Taboo // Goody J. (ed.) Religion, Morality and the Person. Cambridge: Cambridge University Press, 1987. Р. 129.

7 Levi M. Of Rule and Revenue. Berkeley: University of California Press, 1988.

8 Inglehart R. The Silent Revolution: Changing Values and Political>

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»