WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Третий параграф посвящен анализу статистических сведений о субботниках и проблеме оценки их численности. Как показал Н. Н. Покровский на примере сибирских старообрядцев, официальным данным о численности сектантов доверять нельзя. Однако изданные в 1914 г. «Статистические сведения о сектантах» содержат вполне достоверные данные о зарегистрированных после указов о веротерпимости (1905 и 1906 гг.) сектантских общинах. В общинах, отнесенных департаментом духовных дел МВД к четырем различным деноминациям («субботники», «молокане-субботники», «иудействующие (талмудисты)» и «русские караимы»), к началу 1912 г. числилось 13368 человек, что составляло примерно 23% от общего количества сектантов разных толков, приписанных к зарегистрированным общинам.

Необходимость рассматривать публикации об иудействующих в двух различных аспектах – как вклад в изучение движения и как первичные источники для диссертационного исследования – обусловила специфику четвертого параграфа. Он начинается с традиционной «истории вопроса», а заканчивается анализом дискурсов об иудействующих. Выделяются три типа таких дискурсов: «миссионерский», сводящий использование текстов к вероучению и сходный с описанным Стоком «созданием ереси»; «имперский», в котором главной задачей является включение текстуальных сообществ в систему общепринятых этноконфессиональных категорий; «еврейский», отождествляющий отдельные практики субботников с еврейскими и ведущий к внезапному и эмоциональному узнаванию в «чужих» – «своих», в русских крестьянах –, евреев.

В третьей главе «Генезис и распространение сект» рассматриваются два взаимосвязанных вопроса, традиционно составлявших главную проблему для исследователей субботников и породивших наибольшее количество мифов о самозарождении «евреев» в недрах «русского народа», о привлекательности «иудаизма» для русских крестьян и т.п. Для ответа на эти вопросы, как показано в этой главе, достаточно всего лишь обратить должное внимание на роль письменных текстов в этом и других, появившихся одновременно с субботниками, религиозных движениях.

Первый параграф посвящен генезису всех трех «рационалистических» сект – молокан, духоборцев и субботников – и той решающей роли, которую сыграло в оформлении этих движений распространение книги «Первое учение отроком» Феофана Прокоповича. Показана связь этих движений между собой – и с книгой, которая, в соответствии с царскими указами, читалась в церквях и стала непосредственным толчком к возникновению сектантских текстуальных сообществ в 60-е гг. XVIII в. Допрошенные властями сектанты обильно цитировали эту книгу, однако исследователи, сосредоточенные на поиске «ересиархов», этих цитат не замечали. Парадоксальным образом, появление сектантства было ответом на призыв Петра I, донесенный до народа его сподвижниками, отказаться от «обрядоверия» и усвоить «духовное» понимание религии.

Во втором параграфе главным материалом для анализа являются события конца XIX – начала XX вв.: так называемые «публичные собеседования» сектантов с православными миссионерами. История этих собеседований – принципы их организации, критерии оценки успешности, методы подготовки миссионеров и рекомендации по ведению дискуссии, поощрение «частной» миссионерской деятельности и, наконец, записи самих бесед – позволяет понять внутреннюю, «эмную» логику крестьянских текстуальных сообществ, проследить за процессом рождения новых смыслов, выявить механизмы взаимодействия общины и «начетчика», объяснить влияние сектантов на своих православных соседей и выявить сдерживающие это влияние факторы. Такими факторами были авторитетом семьи, общины, церкви и т.п. Как показывает анализ миссионерских материалов, конкуренция между текстуальным и категориальным знанием в это время принимала характер конкуренции между рациональными аргументами от буквы Писания и иррациональной приверженностью традиции, общепринятым моральным ценностям и т.п. Субботники выделялись среди других сектантов радикальностью использования текстов.

В четвертой главе «Коммуникация с властью: текстуальные сообщества и "наивный монархизм"» прослеживается связь между собственно религиозными и «юридическими» представлениями сектантов. Она содержит анализ одного движения, охватившего молокан-воскресников и субботников в 23-х губерниях Российской империи. С 1859 по 1905 гг. сектанты писали министру внутренних дел прошения о «дозволении остаться в своей вере», и получали неизменный отказ. Однако, по свидетельству многочисленных источников, полученный отказ воспринимался крестьянами как разрешение. Объяснением этого странного феномена является различие между сектантским и бюрократическим пониманиями (устными знаниями) письменных текстов – законодательных актов, прошений и ответов на них, аналогичное различию в сектантском и церковном понимании Библии. В своих прошениях к министру сектанты ссылались как на библейские стихи, так и на статьи законов: и то, и другое, как им казалось, должно быть внятно высшей власти, печатавшей эти тексты; и то, и другое было значимо для них и оправдывало их поведение. Тексты правительственных постановлений крестьяне толковали так же своевольно, как и библейские стихи: канцелярская формула «оставить прошение без последствий» понималась ими как разрешение открыто заявить о своей вере, не опасаясь «суда и следствия».

В первом параграфе на основании анализа текстов прошений и других источников реконструируются описанные выше представления сектантов о смысле своей переписки с властями, а также образ министра, к которому они обращались. Эта реконструкция позволяет также вернуться к обсуждению общего вопроса о коммуникации крестьян с властью, затронутого в третьем параграфе первой главы и наделить понятие «наивный монархизм» более точным – коммуникативным – смыслом.

Во втором параграфе четвертой главы рассматривается роль сельских писарей в формировании традиции прошений, а также других движений. Наряду с начетчиками и священниками, они могут знакомить крестьян с письменными текстами и тем самым влиять на возникновение устного знания письменных текстов. Занимая промежуточную позицию между крестьянским миром и властью, они могут также преследовать свои корыстные интересы, распространяя подложные указы. Тексты нескольких таких подложных указов и история создания и распространения одного из них приведены в приложении 3.

Третий параграф посвящен статистическому анализу серии дел по прошениям сектантов (распределение по губерниям, по религиозным деноминациям и т.п.) и интерпретации полученных данных. Результаты анализа представлены в трех таблицах приложения 2.

Анализ текстов прошений позволяет также обнаружить зарождение интереса крестьян к общепринятой системе конфессиональных категорий. Способы адаптации этих категорий в текстуальных сообществах рассматриваются в четвертом параграфе.

Если в третьей и четвертой главах иудействующие рассматриваются в контексте русского сектантства и во взаимодействии с российскими властями, то пятая глава «Текстуальные сообщества и соблазн идентичности» посвящена отношениям субботников с евреями и караимами, механизмам заимствования и усвоения (апроприации) «чужих» религиозных практик, текстов, а затем и конфессиональных категорий. Главную роль в заимствовании практик играла принципиальная открытость текстуальных сообществ для всего, что считается «написанным» и, соответственно, истинным. Такое заимствование может происходить независимо от желания (или нежелания) стать «евреями» или «караимами». Однако усвоение элементов культуры, которые соответствуют Писанию лишь частично, создает для текстуальных сообществ проблему, поскольку нуждается в дополнительном оправдании и чревато переходом к категориальным формам организации знания, появлением в текстуальных сообществах этнической и/или конфессиональной идентичности. Такими сложными для текстуальных сообществ элементами были русско-еврейские и караимские молитвенники и другие книги, которые субботники уже не могли воспринимать как исходящие от царя и потому обладающие универсальной значимостью. Когда во второй половине XIX в. количество и разнообразие доступных крестьянам письменных текстов резко возросло, повысилось и значение категорий для сектантов.

Обзор еврейской религиозной литературы, ставшей доступной субботникам в конце XIX в., а также собственных публикаций субботников дается в первом параграфе.

Следующий параграф посвящен истории и типологическому анализу взаимодействия субботников с евреями и разделению движения на два толка – «талмудистов» и «караимов». В связи с этим обсуждается вопрос о применимости предложенного М. Дуглас понимания ритуальной нечистоты как «ошибки классификации», и предлагается иная интерпретация этого концепта, подходящая для описания ритуальной нечистоты в текстуальных сообществах.

В третьем параграфе анализируется роль изданного в г. Царицыне русского перевода караимского молитвенника в формировании групповой идентичности субботников.

Четвертый параграф посвящен участию субботников в сионистском движении конца XIX – начала XX вв. Эмиграция иудействующих в Палестину рассматривается как эсхатологическое движение, типологически сходное с другими крестьянскими переселенческими движениями. Показана роль письменных текстов в этом движении и его относительная независимость от еврейской сионистской идеологии и литературы. Один их источников для исследования этого движения – письмо в родное село от уезжающих в Палестину субботников, написанное в Одессе в 1920-е гг., помещено в приложении 4.

В шестой главе, озаглавленной «Борьба за признание», рассматриваются различные варианты распада текстуальных сообществ, выдвижения на первый план категориального знания. В результате советской антирелигиозной компании и Холокоста для евреев и караимов определяющей становится этническая идентичность. Соответственно, меняется характер их контактов с субботниками. Основным источником для этой главы являются полевые интервью. Объектом исследования в первых двух параграфах являются субботники, переселявшиеся в еврейские колхозы, созданные в 1920-30-х гг. В первом основное внимание уделяется анализу «частной религии» одной субботницы.

Второй параграф посвящен осмыслению событий Холокоста субботниками, оказавшимися на оккупированных территориях. Показано, что роль базового уровня (системы референции) в этом осмыслении играют уже не тексты, а этнические и конфессиональные категории.

Сложно организованное взаимодействие текстуального и категориального знания, с преобладанием последнего, характерно для осмысления субботниками своего положения в еврейских общинах Волгограда и Астрахани, анализируемого в третьем и четвертом параграфах соответственно.

В заключении приводится краткий обобщенный очерк истории движения иудействующих как текстуального сообщества, ставший одним из результатов исследования. Затем описываются основные черты модели «текстуальных сообществ, выявленные в ходе исследования, и обсуждаются перспективы ее дальнейшего использования.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы

- в рецензируемых изданиях, включенных в список ВАК РФ:

  1. Львов А. Л. «Первое учение отроком» Феофана Прокоповича и генезис русского сектантства // Русская литература. 2007. №4 (1 а.л.).

- в других изданиях:

  1. Львов А. Л. Геры и субботники - “талмудисты” и “караимы” // Материалы Девятой ежегодной международной междисциплинарной конференции по иудаике. Ч. 1. М., 2002. С. 301-312 (0,7 а.л.).
  2. Львов А. Л. Между “своими” и “чужими” (об отношении к сектантам субботникам) // Свой или чужой Евреи и славяне глазами друг друга. Сб. статей. М., 2003. С. 248-265 (0,7 а.л.).
  3. Львов А. Л. Русские иудействующие: проблемы, источники и методы исследования // Материалы Десятой ежегодной международной междисциплинарной конференции по иудаике. Ч. 2. М., 2003. С. 95-107 (0,7 а.л.).
  4. Львов А. Л. Субботники и евреи (предисловие к публикации очерка Моисея Козьмина “Из быта субботников”) // Параллели: Русско-еврейский историко-литературный и библиографический альманах. №2-3. М.: «Дом еврейской книги», 2003. С. 401-412 (0,7 а.л.).
  5. Львов А. Л. Эмиграция иудействующих в Палестину // Еврейский музей: Сборник статей. Сост. В.А.Дымшиц, В.Е.Кельнер. СПб.: «Симпозиум», 2004. С. 119-149 (1,5 а.л.).
  6. Львов А. Л. Дело о караимских молитвенниках // Параллели: Русско-еврейский историко-литературный и библиографический альманах. №4-5. М.: «Дом еврейской книги», 2004. С. 48-72 (0,9 а.л.).
  7. L’vov A. Identit et pratiques : le cas des judasants russes // Revue d'tudes comparatives Est-Ouest. 2005. Vol. 16, No 4 (Les pratiques religieuses dans la Russie post-sovitique). P. 185-206 (1,3 а.л.).
  8. Львов А. Л. Русские иудействующие (краткий очерк) // Евроазиатский еврейский ежегодник – 5766 (2006.2007). Киев: Дух i Лiтера, 2006. С. 163-183 (1,2 а.л.).
  9. Львов А. Л. Чтение Библии и риторика начетчиков (по материалам православных миссионеров конца XIX - начала XX в.) // Сны богородицы: Исследования по антропологии религии. СПб.: Издательство Европейского университета в С.-Петербурге, 2006. С.
    Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»