WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В исследуемых группах более 50 процентов беременных были первородящими. В подавляющем числе случаев женщины обеих групп были повторнобеременными, а в среднем, каждая женщина имела по три беременности, которые одинаково часто заканчивались родами и абортами. Более высокое количество абортов у беременных основной группы напрямую связано с большим количеством беременностей. В обеих исследуемых группах, почти у каждой третьей беременной, были самопроизвольные выкидыши, а у беременных основной группы в три раза чаще предыдущие беременности заканчивались преждевременными родами.

Гинекологический анамнез был одинаково отягощен у беременных основной и контрольной групп. Почти у каждой пациентки была выявлена гиперандрогения. Из воспалительных заболеваний женских половых органов высокая встречаемость перенесенного эндометрита у беременных основной группы напрямую связана с большим количеством беременностей, самопроизвольных выкидышей и искусственных абортов.

Среди инфекций передающимися половым путем чаще всего выявляли уреаплазмоз и гарднерелез, несколько реже встречался микоплазмоз и хламидиоз, а в семи случаях был обнаружен трихомоноз. Заболеваемость вирусными инфекциями (вирусом простого герпеса и цитомегаловирусом) не превышала 15%. Причем у беременных основной группы, в три раза чаще, определяли инфицированность цитомегаловирусом, по сравнению с пациентками контрольной группы.

Течение настоящей беременности на ранних сроках осложнилось угрозой выкидыша более чем у половины обследуемых женщин, а у каждой пятой имел место начавшийся аборт. Патология плаценты среди осложнений беременности встречалась достаточно часто и была представлена низкой плацентацией и преждевременной отслойкой плаценты в анамнезе.

Беременных контрольной группы в два раза чаще родоразрешали путем операции «кесарево сечение», показаниями к которому было тазовое предлежание или неправильное положения плода.

Анализ высеваемой микрофлоры и ее чувствительность к антибиотикам.

Нами было проведено бактериологическое исследование у всех беременных с ПРПО, начиная с первых часов от момента излития околоплодных вод.

При получении данных микробиологического исследования выяснилось, что частота патологического роста составила - 38,8% (n=98) от общего числа обследованных женщин (n=252), а все высеваемые микроорганизмы, представлены тремя семействами.

1) Enterobacteriaceae – 47,9%, (n=47)

- Escherichia coli – 31,6%, (n=31)

- Enterobacter – 9,2%, (n=9)

- Klebsiella pneumoniae - 7,1%, (n=7)

2) Streptococcaceae – 28,6%, (n=28)

- Streptococcus haemolyticus – 8,2%, (n=8)

- Streptococcus agalactiae – 9,2%, (n=9)

- Enterococcus – 11,2%, (n=11)

3) Micrococcaceae

- Staphylococcus epidermidis - 23,5%, (n=23)

Патологический рост условно патогенных микроорганизмов выявлялся часто в обеих исследуемых группах. Причем у беременных, которым удалось пролонгировать беременность более 48 часов, в два раза реже выявлялся патологический рост, по сравнению с контрольной группой. Но взаимосвязи между длительностью пролонгирования беременности и частотой выявления патологического роста не было.

В основной группе все три семейства микроорганизмов встречаются одинаково часто. В контрольной группе преобладало семейство энтеробактерий – 61,1%, несколько реже встречалось семейство -гемолитических стрептококков - 24,1%, реже всего встречался эпидермальный стафилококк – 14,8%. Причем частота встречаемости кишечной палочки, энтеробактера, клебсиеллы и -гемолитического стрептококка группы В достоверно меньшее в основной группе. Следовательно, наличие данных микроорганизмов у беременных с ПРПО будет отрицательно влиять на возможность применения тактики пролонгирования беременности.

В основной группе была выявлена положительная корреляция между наличием патологического роста условно патогенной микрофлоры и частотой развития хориоамнионита, R = 0,76 (р<0,05). Так же определяется прямая зависимость между выявлением группы энтеробактерий и развитием хориоамнионита R = 0,54 (р<0,05).

У беременных, которым удалось пролонгировать беременность менее 169 часов, развитие хориоамнионита напрямую зависит от выявления патологического роста условно патогенной микрофлоры R = 0,7 (р<0,05) и частотой выявления группы энтеробактерий R = 0,54 (р<0,05). Причем, наличие кишечной палочки приводит к большей частоте развития хориоамнионита R = 0,63 (р<0,05), чем без нее.

При пролонгировании беременности более 7 суток, так же выявлена зависимость между частотой развития хориоамнионита и наличием патологического роста R = 0,89 (р<0,05). Как и в других группах, хориоамнионит обусловлен наличием энтеробактерий R = 0,56 (р<0,05).

При профилактическом назначении ампициллина, в случае наличия группы этеробактерий, антибактериальный эффект возможен только в 13,6% случаев, а если эта группа будет представлена только кишечной палочкой эффект от назначения ампициллина снизится до 11,7%. Если рассматривать общую чувствительность, то к ампициллину будет чувствительно только 25,6% всех выделенных микроорганизмов. Положительного эффекта от проведения антибактериальной профилактики не будет наблюдаться при назначении эритромицина или нитрофуранов. Назначение таких препаратов, как ампициллин, эритромицин, фурагин, не оказывает желаемого действия из-за низкой чувствительности микроорганизмов, большинство из которых представлены энтеробактериями, наличие которых приводит к достоверно большей частоте развития инфекционных осложнений.

Инфекционные осложнения.

Частота возникновения клинически выраженного хориоамнионита у беременных с ПРПО в гестационные сроки 22-30,5 недель зависит от самого факта наличия длительного безводного промежутка, а не от его длительности. Установлено статистически значимое увеличение частоты развития ХА у беременных с безводным промежутком более 48 часов, по сравнению с теми, у которых длительность безводного периода не превысила 12 часов (рис. 1).

Рис. 1. Частота возникновения хориоамнионита в основных и контрольной группах.

*- достоверность различий установлена по сравнению с контрольной группой (р<0,05).

**- достоверность различий установлена по сравнению основной Б с основной А группой (р<0,05).

Однако зависимости частоты возникновения хориоамнионита от длительности безводного промежутка не выявлено, так как не происходит увеличения случаев ХА у беременных с длительностью БП более 7 суток, по сравнению с беременными у которых БП не превысил 7 суток. Но в сроки 31-33,5 недель наблюдается статистически значимое повышение частоты развития ХА в группе, где длительность безводного промежутка превысила 7 суток.

Нами проанализированы данные средней температуры тела, среднем количестве лейкоцитов и палочкоядерных нейтрофилов у беременных с ХА (клинически выраженном и гистологически подтвержденном) и без него. Как показала статистическая обработка результатов - все три показателя имеют достоверную прогностическую ценность для диагностики ХА. Диагноз клинически выраженного хориоамнионита можно поставить при повышении температуры тела выше 37,50 С, при наличии лейкоцитоза более 13 тысяч и количестве палочкоядерных нейтрофилов более 6%. Такая же ситуация складывается и с гистологически подтвержденным ХА. Необходимо отметить, что средние величины данных показателей при отсутствии клинически выраженного и гистологически подтвержденного ХА практически на отличаются.

Послеродовые инфекционные осложнения родильниц с длительным безводным периодом в анамнезе встречались достоверно реже, чем у родильниц, у которых безводный период не превышал 12 часов.

Показатели перинатальной и постнатальной летальности.

Максимальная перинатальная смертность наблюдается при развитии преждевременных родов в гестационные строки от 22 до 28 недель. В нашем исследовании, антенатальная гибель плода наступила лишь в двух случаях, причем, плоды погибли до семи суток пролонгирования беременности. С удлинением безводного промежутка более чем на 168 часов нами не было выявлено увеличения частоты антенатальной гибели плода, при ПРПО в сроки 22-27,5 недель. Частота интранатальной гибели плода у беременных, которым проводили пролонгирование беременности, была в 5 раз ниже, чем у тех, кто рожал сразу. В группе, где удалось пролонгировать беременность более недели наблюдается самое значительное снижение интранатальной летальности - в 7 раз. Самый высокий процент ранней неонатальной смертности был в группе, где длительность безводного промежутка составила менее 12 часов. Меньше всех умирали в раннем неонатальном периоде только те новорожденные, которые находились в условиях безводного промежутка более 7 суток (рис. 2).

При пролонгировании беременности, осложненной ПРПО более 7 суток, происходит достоверно значимое снижение детской смертности - в 5 раз. Но при пролонгировании беременности менее 7 суток детская смертность сопоставима с той группой, где не проводилось пролонгирование беременности вообще (рис. 2).

Если подвести к общему знаменателю все показатели летальности плодов и новорожденных при преждевременном разрыве плодных оболочек, в сроки гестации 22-27,5 недель, то необходимо максимально пролонгировать беременность, как минимум на 8 суток, так как только таким способом можно снизить общую летальность с 83,3 до 19,2% (рис. 2).

Рис. 2. Частота возникновения хориоамнионита в основных и контрольной группах.

*- достоверность различий установлена по сравнению с контрольной группой (р<0,05).

**- достоверность различий установлена по сравнению основной Б с основной А группой (р<0,05).

При развитии преждевременных родов в гестационные строки от 28 до 30,5 недель перинатальная смертность значительно снижается по сравнению с предыдущей группой. Антенатальная гибель плода в данном сроке гестации наступила лишь в одном случае, причем при пролонгировании беременности более 7 суток случаев антенатальной гибели плода не было. Частота интранатальной гибели плода так же не значительна, и не зависит от применяемой тактики ведения беременности. При пролонгировании беременности более 48 часов в независимости от дальнейшей длительности безводного промежутка, отсутствуют случаи ранней неонатальной смертности по сравнению с той группой, где беременность не пролонгировали. Поэтому при пролонгировании недоношенной беременности, осложненной ПРПО происходит достоверное снижение перинатальной смертности с 15,6 до 6,0% (рис. 3.).

Рис. 3. Частота возникновения хориоамнионита в основных и контрольной группах.

*- достоверность различий установлена по сравнению с контрольной группой (р<0,05).

При пролонгировании беременности более 7 суток, детская смертность снижается с 23 до 2,1 %, но при дальнейшем пролонгировании беременности достоверного снижения этого показателя не происходит, не смотря на то, что при максимальном пролонгировании беременности случаев детской смертности не наблюдалось вообще (рис. 3.).

В нашем исследовании антенатальная гибель плода в сроки 31-33,5 недель, при пролонгировании беременности была зафиксирована только в одном случае, причем при длительности БП более 7 суток случаев антенатальной гибели плода не было. Что касается интранатальной гибели плода, то у беременных в 31-33,5 недель гестации, такое осложнения родового акта не встречалось вообще. Кроме того, при пролонгировании беременности более 2 суток достоверно отсутствует ранняя неонатальной смертность, по сравнению с группой, где беременность не пролонгировали. Поэтому, снижение перинатальной смертности у беременных с консервативной тактикой ведения происходит за счет снижения ранней неонатальной смертности, причем при пролонгировании беременности более 7 суток, данный показатель равен нулю. В группах, в которых пролонгировали беременность более 48 часов, случаев детской смертности не наблюдалось (рис. 4.).

Рис. 4. Частота возникновения хориоамнионита в основных и контрольной группах.

*- достоверность различий установлена по сравнению с контрольной группой (р<0,05).

Заболеваемость недоношенных новорожденных.

Достаточно часто, при ПРПО в сроки 22-27,5 недель дети рождаются живыми, и выживают благодаря значительным успехам современной неонатологии. Но заболеваемость и инвалидизация таких новорожденных остается крайне высокой.

Частота внутриутробной пневмонии у новорожденных в этих сроках гестации остается постоянной высокой, на уровне 80%, даже у тех, которые родились до 12 часов после излития околоплодных вод, и не меняется в зависимости от длительности безводного промежутка. А снижение частоты генерализованной внутриутробной инфекции (ГВУИ) у новорожденных, которые находились без вод более 7 суток, по сравнению с теми, у которых длительность БП была меньше 7 суток, обусловлено большим гестационным возрастом при рождении.

СДР легкой степени тяжести, не требующий проведения ИВЛ, в данной гестационной группе не встречали вообще. Имеется тенденция к снижению СДР средней степени тяжести при пролонгировании беременности от 48 до 168 часов. А при максимальном пролонгировании беременности (более 7 суток) происходит достоверное снижение крайне тяжелой формы СДР – болезни гиалиновых мембран, за счет чего несколько увеличивается частота СДР средней степени тяжести.

Пролонгирование беременности в условиях длительного безводного промежутка достоверно снижает количество ВЖК 2 степени, Что касается тяжелой степени ВЖК, то она не претерпевает никаких существенно важных изменений в зависимости от тактики ведения беременности с ПРПО в сроки 22-27,5 недель.

Кроме того, при пролонгировании беременности более 7 суток, имеется достоверное снижение средней длительности пребывания на искусственной вентиляции легких (ИВЛ) и в отделениях реанимации.

Подводя итог, можно с уверенностью утверждать, что тактика пролонгирования беременности, осложненной ПРПО в сроки 22-27,5 недель на срок более 7 суток, дает достоверное снижение детской заболеваемости, не увеличивая частоту инфекционных осложнений у женщин и новорожденных.

В группе с ПРПО в сроки 28-30,5 недель, преобладали дети с массой тела при рождении от 1000 до 1500 грамм.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»