WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

I группа (ремиссия) отличалась от II группы (> 50% уменьшение частоты припадков) по АИАТ2 к МР65 (р=0,002) и NGF (р=0,02) (больший разброс отмечался в группе больных с последующей ремиссией); от IV группы («без эффекта») по всем антителам, кроме АИАТ2 к МР65 (р0,01) (больший разброс отмечался в группе фармакорезистентных больных).

II группа (> 50% уменьшение частоты припадков) отличалась от III группы (<50% уменьшение частоты припадков) по всем антителам, кроме АТ1 к МР65 (р0,01), от IV группы («без эффекта») по всем АТ1 и АИАТ2 (р0,001) (больший разброс отмечался в III и IV группах).

III (<50% уменьшение частоты припадков) и IV(«без эффекта») между собой по степени разброса показателей уровней антител достоверно не различались.

Все группы достоверно отличались от контрольной группы как по уровню, так и по степени разброса изученных иммунологических показателей. По уровню реактивности наименьшее отличие от контрольной группы было выявлено по АТ1 к GFAP (все группы, кроме I, достоверно не отличались от группы контроля), уровень реактивности АИАТ2 к NGF не отличался от контрольной группы у II и IV групп пациентов, и не было отличия IV группы от группы контроля по уровню реактивности АТ1 к S100b. По степени разброса все группы, кроме II (> 50% уменьшение частоты припадков) отличались от группы контроля (р0,01). Наибольший разброс показателей реактивности был выявлен в I (ремиссия) и IV (фармакорезистентные больные) группах эпилепсии. Это может указывать на наличие различных механизмов реализации пластичности мозга у больных эпидепсией.

С помощью кластерного анализа было выявлено, что наиболее высокие уровни АТ1 и АИАТ2 к изучавшимся белкам были характерны для фармакорезистентных пациентов, что согласуется с данными Giometto (1998), Petlola J.(2000). Максимальный процент фармакорезистентных больных или больных с труднокурабельными припадками был представлен в кластерах высоких показателей антител, а пациенты с последующей ремиссией преобладали в кластерах низких показателей антител.

По уровню антител к S100b в I кластере фармакорезистентные больные составили 70% (рI-II<0,05), больные с сохраняющимися припадками составили 90%, а в III кластере – только 50% (рI-III=0,014), также в I кластере преобладали пациенты с вторичной генерализацией припадков (рI-II=0,022). Сходные результаты были получены и при кластерном анализе уровней антител к другим белкам. Кластеры АТ1 и АИАТ2 к белку GFAP, белку МР65, белку NGF и ко всем четырем белкам достоверно отличались по исходу эпилепсии. В I кластере антител к GFAP преобладали фармакорезистентные больные (63,6% фармакорезистентных пациентов, относящихся к III и IV группам исхода; 45,5% - больные «без эффекта»), во II кластере фармакорезистентные больные составили 24%.

В I кластере уровней АТ к МР65 фармакорезистентные пациенты, относящиеся к III и IV группам исхода, составили 87,5% (больные «без эффекта» - 75%), во II кластере фармакорезистентные больные (III и IV групп) составили 24,1% (рI-II=0,022). По доле больных III и IV групп кластеры I и III также различались (рI-III =0,04). Больные с последующей ремиссией в I кластере составили 12,5%, во II кластере – 27,6%; в III кластере - 46,15%.

В I кластере уровней АТ к NGF 81,8% составили фармакорезистентные пациенты, относящиеся к III и IV группам исхода (больные «без эффекта» - 54,5%), а во II кластере больные III и IV групп составили 17,2% (рI-II=0,0004).

Были рассчитаны чувствительность и специфичность повышения уровня АТ1 и АИАТ2 для больных с последующим развитием фармакорезистентности. Полученные данные показали низкую чувствительность, но высокую специфичность повышения уровня антител к белкам S100b, GFAP, MP65, NGF у больных с резистентной эпилепсией (см.таблицу).

Антитела

АТ к S100b

АТ к GFAP

АТ к MP65

АТ к NGF

АТ к 4-м белкам

чувствительность

25,7%

25,7%

20%

28,57%

22,8%

специфичность

93,75%

87,5%

93,7%

93,7%

93,7%

Наблюдалась умеренная положительная связь уровня АИАТ2 к S100b и тяжестью течения эпилепсии (r=0,320; р=0,024). Выявлена достоверная прямая корреляция между увеличением количества АТ1 к NGF и ухудшением прогноза эпилепсии (r=0,286; р=0,044). Эти данные согласуются с результатами исследований Яцук С.Л. (1999) показавшими корреляцию титра антител с тяжестью течения эпилепсии у детей.

Группы с различным «исходом» различались по составу больных с лимбической и неокортикальной эпилепсией (рII-IV=0,008; рIII-IV=0,009 и рI-IV=0,08).

При сравнении групп больных с лимбической (МВЭ) и неокортикальной эпилепсией между собой, были выявлены достоверные различия по уровню АТ1 к S100b (р=0,039), АТ1 и АИАТ2 к NGF (р1=0,045 и р2=0,49). Отмечалась выраженная тенденция отличия данных групп по АТ1 и АИАТ2 к GFAP (р1=0,053; р2=0,054). Более высокие показатели отмечались в группе больных лимбической эпилепсией. Группа лимбической эпилепсии достоверно отличалась от группы неокортикальной эпилепсии по кластерному составу антител к GFAP (р=0,046). Отмечалась выраженная тенденция отличия 1 кластера (высоких показателей) антител к GFAP от 3 кластера (низких показателей) антител по данным группам больных (р=0,053).

Данные группы различались по степени разброса показателей уровня реактивности АТ1 к МР65 и АИАТ2 к белку S100b. Больший разброс отмечался у больных с неокортикальной эпилепсией.

Группа больных лимбической эпилепсией достоверно отличается от группы контроля по АТ1 к МР65 (р=0,015) и по степени разброса уровней всех антител (р0,00002), при этом больший разброс уровней антител отмечался в группе больных эпилепсией.

Группа больных неокортикальной эпилепсии достоверно отличалась от группы контроля по АТ1 и АИАТ2 к S100b (p=0,001; p=0,0001); АТ1 и АИАТ2 к GFAP (р=0,003; р=0,001); АТ1 и АИАТ2 к MP65 (р=0,002; р=0,001) АТ1 и АИАТ2 к NGF (р=0,002) и по степени разброса показателей уровня реактивности всех антител к определявшимся белкам (р<0,000001). Отмечался больший разброс уровней антител в группе больных с неокортикальной эпилепсией.

Внутри группы больных с лимбической эпилепсией подгруппа больных мезиальной височной эпилепсией (МВЭ) с гиппокампальным склерозом достоверно не отличалась от подгруппы больных с мезиальной височной эпилепсией, обусловленной специфической этиологией, по уровню и степени разброса практически всех антител к изучавшимся нами белкам (исключение - по степени разброса АИАТ2 к GFAP (р=0,016)), различия наблюдались по уровню антител к нейромедиаторам: АТ1 к глутамату (р=0,038), АТ1 и АИАТ2 к ГАМК(р=0,028), АТ1 к дофамину(р=0,028). Отмечалась выраженная тенденция отличия данных групп по уровню АИАТ2 к глутамату (р=0,05). Подгруппы МВЭ с гиппокампальным склерозом и криптогенной МВЭ также различались только по уровню антител к нейромедиаторам (по АТ1 к глутамату (р=0,03), выраженная тенденция по уровню АИАТ2 к глутамату (р=0,05), АТ1 и АИАТ2 к ГАМК (р=0,053); АТ1 и АИАТ2 к дофамину (р1=0,05; р2=0,053)).

Группа больных мезиальной височной эпилепсией с гиппокампальным склерозом достоверно отличалась от группы контроля по степени разброса показателей уровня реактивности всех антител к определявшимся белкам (р0,0005). Отмечался больший разброс уровней антител в группе больных эпилепсией.

Группа больных мезиальной височной эпилепсией, обусловленной специфической этиологией, достоверно отличалась от группы контроля по АТ1 к МР65 (р=0,042) и по степени разброса показателей уровня реактивности - всех антител к определявшимся белкам (р0,0008). Отмечался больший разброс уровней антител в группе больных эпилепсией.

Внутри группы неокортикальной эпилепсией разницы ни по степени разброса, ни по уровню антител у больных с неокортикальной мультифокальной и неокортикальной височной эпилепсией отмечено не было. Однако каждая из этих подгрупп достоверно отличалась от группы контроля по ряду показателей. Группа больных неокортикальной височной эпилепсией достоверно отличалась от группы контроля по уровню (р<0,002) и по степени разброса показателей уровня реактивности (р<0,000001) всех антител к определявшимся белкам. Отмечался больший разброс уровней антител в группе больных эпилепсией. Группа больных неокортикальной мультилобарной эпилепсии достоверно отличалась от группы контроля по степени разброса показателей уровня реактивности всех антител к определявшимся белкам (р0,00001). Отмечался больший разброс уровней антител в группе больных эпилепсией.

Таким образом, уровни антител и степень их разброса не специфичны в отношении локализации эпилептического очага.

При сравнении групп симптоматической и криптогенной эпилепсии было выявлено достоверное преобладание уровня АИАТ2 к NGF у больных с симптоматической фокальной эпилепсией (р=0,049). Было выявлено увеличение АИАТ2 к белку МР65 (р=0,046), уровня АТ1 и АИАТ2 к NGF (р0,022) у пациентов, имевших неврологическую симптоматику по сравнению с группой больных без неврологической симптоматики. Полученные результаты, по нашему мнению, обусловлены участием белка МР65 в механизмах упорядоченного формирования синаптических связей и в организации специализированных межклеточных контактов клеток других типов (Полетаев А.Б. с соавт., 2002) и значимостью белка NGF в регуляции процессов пластичности (Knipper M. et al., 1994).

При исследовании уровня АТ к нейромедиаторам по степени ответа на противосудорожную терапию были выделены 3 группы больных: I группа - ремиссия (n = 12), II группа – больные с более чем 50% уменьшением частоты приступов на фоне проведения противосудорожной терапии (n = 13), III группа – фармакорезистентные больные (n = 16).

Было выявлено преобладание пациентов с неблагоприятным прогнозом контроля над припадками в кластере с высокими показателями антител к ГАМК и дофамину (р<0,05; р=0,03 соответственно). По АТ1 и АИАТ2 к ГАМК в I кластере все пациенты относились к IV группе исхода («без эффекта»), а во II кластере фармакорезистентные больные составили 28,5%. По АТ1 и АИАТ2 к дофамину в I кластере фармакорезистентные пациенты составили 85,7%, а во II кластере – 23%. Это согласуется как с нашими данными по антителам к белкам S100b, GFAP, MP65, NGF, так и данными других авторов, показавшим повышение титра антител к глутаматдекарбоксилазе и глутаматным рецепторам у больных с труднокурабельной эпилепсией (Giometto B. et al., 1998; Levite M. et al., 1999; Solimena M. et al., 1988).

При анализе корреляций уровней антител к белкам с наличием или отсутствием серийного характера эпилептических припадков в анамнезе было обнаружено следующее. Более высокие уровни антител наблюдались у больных с более тяжелым течением эпилепсии, что согласуется с данными Mantegazza (2002). Были выявлены достоверные различия I и III кластеров к белку МР65 (р=0,014), I и III кластеров антител ко всем четырем белкам (р=0,034). Больные с серийными припадками составили 87,5% I кластера показателей антител к МР65, а в III кластере – 30,8%. В I кластере показателей антител ко всем четырем белкам – 77,8%, а в III кластере –30,8%.

Были выявлены различия по длительности эпилепсии между I и III кластерами уровней антител к белку MP65 (р=0,038). Средняя длительность заболевания пациентов I кластера составила 12,5 лет, а III кластера – 5,9 лет. Это отличие наблюдалось и по АТ к NGF (р=0,028). В I кластере длительность эпилепсии составляла 11,9 лет, в III кластере - 4,1.

Следует отметить однонаправленный характер изменения уровней определявшихся нами АТ1 и АИАТ2 к нейромедиаторам и белкам.

Была выявлена высоко достоверная положительная корреляция между антителами к белкам (r>0,85; р<0,0001); между АТ1 и АИАТ2 к данным белкам; между антителами к нейромедиаторам (r>0,919; p<0,0001) и между антителами к нейромедиаторам и антителами к белкам (r 0,598, p < 0,0001). Вероятно, кажущаяся неспецифичность иммунологических изменений обусловлена вовлечением данных белков в механизмы реализации пластичности мозга, в частности феномена аберрантной пластичности, как одного из важнейших механизмов развития эпилепсии и участием нейронов различной эргичности в данном процессе.

Вторая часть работы была посвящена отбору пациентов с фармакорезистентной эпилепсией для возможного хирургического лечения с использованием международных стандартов. На базе НИИ нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко производилась резекция тех участков, где по результатам интраоперационной электрокортикограммы регистрировался устойчивый фокус эпилептической активности. Резекция производилась до исчезновения эпилептической активности.

При обследовании перед оперативным вмешательством у больных отмечалось несколько типов приступов с частотой от нескольких в неделю до ежедневных. Преобладали больные с сочетанием простых, сложных и вторично генерализованных парциальных припадков - 38,7% (n=12). У 26 (83,87%) больных приступы имели серийное течение, у семи из них в анамнезе зарегистрированы эпилептические статусы.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»