WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

Имя З.Н. Гиппиуспрочно ассоциируется с Петербургом.Россия, ее география, история, культура, мыслиласьГиппиус как нечто единое, ноконцентрируемое именно Петербургом, вПетербурге. Тексты петербургской проблематики – большая частьтворческого наследия поэта, ее авторскогосверхтекста, – составляют Петербургский текст З.Н. Гиппиус. Этотсверхтекст создавался ею в первыедесятилетия ХХ в. Путь спасенияПетербурга, России – а это господствующая проблемаПетербургского текста русской литературы– виделсяГиппиус в пробуждении религиозно-общественногосознания в русской интеллигенции. ВПетербургском тексте, говоря словами В.Н.Топорова, «бесчеловечность Петербурга»оказалась «органически связанной с тем высшим дляРоссии и почти религиозным типомчеловечности, который только и можетосознать бесчеловечность, навсегдазапомнить ее и на этом знании и памятистроить новый духовный идеал». Эта крайнепротиворечивая суть Петербурга – Петроградаотчетливо проявляется в Петербургскомтексте Гиппиус, в нем нашла отражение еецентральная мировоззренческая, ценностная установка:«земное» представлено здесь антитетически: икак профанное, рабское, хамское,дьявольское, всеобъемлющее, попирающеевысшие нравственные ценности, и каксакральное, божье, святое, отражающее«небесное», противоборствующее сдьявольским, пошло-земным:Но не страшно... И толькоскука, что кругом – все рыла тлей. Тли по мартовским алымзорям прошли в гвоздевых сапогах. Душана ключе, на тяжком запоре. Отврат...тошнота... ноне страх («Тли»); Не в звездныхпространствах – Он ближе, // Он в прахе, в пыли и вкрови. // Склонись, чтобы встретил Он, ниже, //Склонись до земли – до любви(«Псалмопевцу»).

Образ личностиГиппиус, ее «текст жизни», развернутый постреле времени, рассматривается нами какфактор, обусловливающий целостностьсверхтекста, задающий ценностные координаты дляосмысления его динамического смысловогопространства. Ю.М. Лотман подчеркивал, что«граница личности есть граница семиотическая», апространство текста естьиндивидуально-авторская модель мира,следовательно, различные пересекающиеся,непрерывно примыкающие друг к другупространства текста – фактуальное,мифологическое, функционально-языковое,интертекстуальное могутидентифицироваться, интегрироваться наосновеобъединяющей их «мировоззренческойкатегории» – образа личности автора. Поэтому впервом параграфе главы раскрываютсяособенности поэтического мира Гиппиус,эволюционный характер ее концепциитворческой личности и в данном аспектерассматривается вопрос о смысловыхкорреляциях ключевых образов ее поэзии ипублицистики. Сопоставительный анализкритических и поэтических текстов Гиппиуспозволяет говорить о том, что ее путь«жизнетворчества» был отмечен тремявехами, вполне ею осознанными изапечатленными в поэтических образах икритических суждениях, – это декадентство,индивидуализм, «новопутейство»(общественно-религиозная деятельность).Каждый из этих этапов был знаменованинтересом к личности, ее сущности,размышлениями о предназначенности человека,поэзии, поэта. Поэтическое мыслилосьГиппиус всегда в неразрывной связи срелигиозным.При этом созданный ею же поэтический образ– «средствосгущения мысли» (А.А. Потебня) – в еелитературно-критических, публицистическихтекстах подвергался «разобщению», анализу,в результате мысленный субстрат образа обнажался,выражаясь в развернутых тезисах: Ср.: «Мненикого ненадо. Пусть меня не поймут! Скрытое в моейдуше – пустьвыльется отрывочными словами; я знаю то, что ихсоединяет. Пусть образ будет извне крив идик: в моей душе я сливаю невысказанное свысказанным – и он прекрасен!» («Нужны ли стихи»)и в лирике: Никто меня непоймет – ине должен никто понять. Мне душу страдание жжет, Ирадость мешает страдать («Другой христианин», 1901); Моеодиночество – бездонное, безгранное; но такоедушное; такое тесное… («Незнаю», 1901); Не хочу, ничего нехочу, Принимаю все так, как есть. Изменятьничего не хочу, Я дышу, я живу, ямолчу («Как все», 1901). Инаоборот,пульсирующая мысль аналитика, ее движениеот конкретного к абстрактному, к обобщениюобретало в поэтическом тексте, образе своюлогически мотивированную завершенность,смысловую емкость, глубину и сгущенность,повышеннуюэкспрессивность и ассоциативность,направленную в сферу мировоззренческих ихудожественных концептов. Даннаяособенность сообщаетсловесно-концептуальное единство текстамГиппиус, обусловливает метатекстовыевзаимопроекции между поэтическими икритическими текстами, способствующиесозданиюсверхтекстового цельно-единства.Метатекстуальность как конститутивнаячерта сверхтекста поэта способствует выдвижениюключевых словесных рядов, мотивов,аспектуализацииконцептуально-семантическогопространства, центрации смыслов относительнодоминантной смысловой установкисверхтекста, усилению суггестивности. Основные темы влирическихпроизведениях Гиппиус суть Бог, Любовь,Человек, Свобода, Дьявол, Двойник, которыенаходят выражение в различных мотивах(тема при этом функционально сливается смотивом) –душевнойраздвоенности, тоски, трагическогоодиночествав мире разобщенных людей, разлада междудействительностью и мечтой,устремленности к абсолютным истинам и осознания ихнедосягаемости, стремления к Богу ибезверия. Вот характерный пример изранней лирики, в которой эти мотивы звучалиособенно настойчиво и резко: Но знаю,миру нет прощенья, Печали сердца нетзабвенья, И нет молчанью разрешенья, И всё навек безизмененья И на земле, и в небесах («Однообразие», 1895). Религиозно-философскиекатегории (концепты), составляющие основумировоззрения поэта Гиппиус, находятвыражение в разветвленных словесныхрядах,цементирующих сложнейшую конструкцию ее единогопоэтического текста: Бог,Господь, Учитель, Извечно-Сущий, Христос,Иисус, Высокий, Мессия, Повелитель и суши, иморей; Мария; сатана, дьявол; Иуда: УслышитБог. Кругом светло. Он даст нам сил разбитьстекло («Стекло», 1904). В период активногообсуждения идеи религиознойобщественности не только образ горнего, но идольнего приобретает у Гиппиуспреимущественно положительные коннотации:Слова любви горят на всехпутях, // На всех путях – и горных идолинных(«Слова любви», 1912). ДляАнтона Крайнего, как, впрочем, и для другихучастников петербургскихРелигиозно-философских собраний,«христианство» – это полная, личная вера в однуБожественную Личность»; «жажда«Церкви», –общности, соединенности людей не без Христа, асо Христом, – эта жажда есть уже показатель путей ивремен. Данный тезис Гиппиус имеет ипоэтическую форму воплощения: Но в Третий час к Создавшему,приникнув, воззови, – И Сам придетЗащитником рожденной Им – Любви («Частретий», 1906).

В публицистических ипоэтических текстах Гиппиус периодареволюционных потрясений происходит резкаяполяризация двух составляющих понятияобщественности – «стаднойобщественность» и «общественностиистинной». Понятие-образ стаднойобщественности попадаетпод воздействие смысловых проекций концептовзверя,антихриста,хама,ключевых как в ее текстах, так и в текстахМережковского. В сверхтексте поэтарационалистический образ-концепт стадной общественности обширно амплифицируется, создаваясквозной словесный ряд: челядь,толпа, стадо, воз, куча, свалка и др.: Не мы, не мы...Растеряннаячелядь, Что, властвуя, сама боится нас! Всемечутся, да чьи-то ризы делят, И все дрожатза свой последний час («Петроград», 1914). В стихотворенияхГиппиус1916–1918 гг.человек в переломный период историипредстает растерянным, мятущимся,несвободным, бессильным: Итопот, и вой, и крики, и в метании люди, люди... … От нихокна не закрою, я сам – живой илимертвый Мы думали, что живем на свете... номы воем, воем – в преисподней («НаСергиевской», 1916). Поэтом акцентируетсямысль о том, что звериная толпа находится в полномподчинении Зверю-антихристу: Смеются дьяволы и псы над рабьей свалкой,Смеются пушки, разевая рты... И скоро встарый хлев ты будешь загнан палкой, Народ, неуважающий святынь! («Веселье», 1917). Мировоззрение Гиппиус, еесистема ценностей – это ключ к лингвокогнитивномукоду ее текстов. Творческая эволюцияГиппиус, отмеченная вехами декадентства,индивидуализма, «новопутейства»,отразилась в вариантных реализацияхединого типа лирического субъекта, в возрастанииудельного веса слов-образов, изображающихземной мир, общественно-политические реалии; вперестройке образно-эстетическойсистемы.

Концептуальная сфера(пространство) Петербургского текстазамкнута на многомерном концепте“ПЕТЕРБУРГ”, который заключает в себеустойчивые смыслы, или иначе – пропозиции,связанные с Петербургом как «местомпамяти»(Ю.Н. Караулов) и в эксплицитном илиимплицитном виде представленные втекстах,составляющих Петербургский текст русскойлитературы. Актуализировать пресуппозицииПетербургского текста могут самыеразнообразные языковые единицы (многие из нихвходят в состав «локально»-петербургскогословаря В.Н. Топорова), которые можнорассматривать и как вербальное отражение,проекцию смысловой сферы, организуемойконцептом Петербурга, и как конституэнтысемантического пространства Петербургскоготекста, проявляющие направленность в сферуконцепта ПЕТЕРБУРГ, коррелирующие с темиили иными его смысловымисоставляющими. В тексте при помощи данныхединиц, фокусирующих на себя энергиюактуальных для Петербургского текстасмыслов, реализуется не только ситуация сообщения,но и, в силу их прецедентности, ситуацияметасообщения. Тем самым создаетсямногоплановость текстуальной единицы: содной стороны, она выражает смысл,соответствующий денотату (ситуации, т.е.обозначаемому в сообщении положению дел)высказывания, с другой – она участвует вактуализации релевантных для нееметасмыслов, относящихся к той или инойценностной сфере концепта ПЕТЕРБУРГ, вобразовании соответствующихмодально-оценочных рамок. Конфликтразных смыслов предопределяетсемантическую глубину слова-образа, егомногомерность.

Если ориентироватьсяна уже обозначенные в исследованияхПетербургского текста, и прежде всегоТопоровым, смыслы (пресуппозиции),определяющие его концептуальное единство,список которых хотя и имеет открытыйхарактер, но достаточно обозреваем, то,полагаем, в качестве одного из возможныхрешений проблемы описания смысловыхсоставляющих (пластов, зон, полей) данногоконцепта,может стать дедуктивный подход,учитывающий информационно-ценностныйхарактерпресуппозиций. В этом, заметим, убеждаютрезультаты тех исследований, авторыкоторых решают задачу «рассмотретьосновные когнитивные признаки одного из главныхконцептов русской культуры – концепта«Петербург»,например, на материале блоковской поэзии(Л.Н. Авдонина). Выявляемые посредствоминдуктивного анализа текстов поэтаконцептуальные признаки данного концептаоказываютсяидентичными тем «предсмыслам» и смыслам,которые в той или иной форме ужепредставлены Топоровым в его описании«сверхсемантического» пространстваПетербургского текста. Таким образом,совокупность смысловых единиц концептаПЕТЕРБУРГ рассматриваются в реферируемойработе вкачестве пресуппозиционного (апперцепционного)фонда Петербургского текста, своего родабазы для осуществленияинтеллективно-эмоциональной, творческойдеятельности – порождения и имплицирования егосмыслов. В работе описываются следующие группыпресуппозиций:

1. Фактуальные,представляющие энциклопедические,тривиальные знания о тех явлениях, ситуациях,событиях, которые имели или имеют место вжизни Петербурга, и это не требуетспециальных доказательств ((Петербург) – ‘северная столицаРоссии’;‘город,расположенный на Неве’; ‘основан ПетромI’, ‘подвержен наводнениям’) Многиепресуппозиции фактуального характера нетребуют вербальной экспликации из-засвоей очевидности, другие же являютсядостоянием профилированного реципиентакультуры, тем не менее роль и тех и других втекстевелика, поскольку при их посредствеосуществляются так называемые тезаурусные связи.Значимость данных пропозиций заключаетсяи в том, что, будучи актуализированными, оникак бы подготавливают сознание ктворческому восприятию, осмыслению языковой формы, прикотором «факты и мысли наливаются сокамижизни»(Э. Аветян).

2. Ценностно-интерпретационые, заключающие в себерезультат оценочного осмысления, интерпретации техили иных фактов, явлений, событий,связанных с Петербургом, его реальнойжизнью, с его отображением в духовном опытечеловека,нации ((Петербург) –‘городофициальный, казенный, городчиновников’; ‘город духовный/бездуховный’; ‘город, в которомжить невозможно’). Ценности конституируюткультурно-смысловую реальностьсверхтекста, его цельно-единство, ониобусловливают устойчивостьсверхтекстовой системе. Преднайденные ценностиявляются пусковым механизмом дляосуществления корреляций междурелевантными, ценностно значимымисмыслами, заключенными в те или иные концептыПетербургского текста, и текстуальнымиединицами, апеллирующими к актуальным для него самого иего автора ценностям. При этомнаправленность этих единиц на оценку вовсене обязательно имеет эксплицитноевыражение,она может проявляться непрямо, черезпрагматику, коннотацию, соотнесенность сэмоционально маркированными ситуациями ипредметами. Поскольку пресуппозиции имеютпрагматический характер (они всегдасубъективно окрашены), постольку, благодаря им, в текстеинициируется столкновение разных точекзрения, создается полемическое поле,усиливается заряд суггестивности.Своеобразной ценностно-языковойрефлексией является осмысление Петербургакак активнойсилы, одушевленного существа, некоегоживого социального организма, субъектадействия, носителя эмоций, физического ипсихического состояния, каузатораположительных или отрицательные чувств иэмоций. Таким образом, для субъекта восприятияПетербургского текста смыслы данногоплана обладают объективными ценностнымизначимостями, в то же время этипредставления и ценностныехарактеристики имеют тенденциюопосредованно репрезентироватьценностныепозиции различных социальных общностей,личностей, в которых те или иные из нихлокализованы. Представляетсявозможным выделить в рамкахценностно-интерпретационныхпресуппозиций отдельную группу модусно-оценочныхпресуппозиций (‘Петербург вызываетположительные/отрицательные чувства,эмоции’;‘страданиеПетербурга каузирует ответное чувствосострадания, сопереживания’ и т.п.). Субстратом даннойразновидности пресуппозиций являются такназываемые «процедуры оценивания (эмоции,чувства, вкусы, идеалы, нормы, каноны, образцы)»,которые производятся на основе ценностныхпредставлений, способов и критериев (Столович).Подчеркнем, что выделение данной подгруппыимеетнаиболее шаткий характер в силу синкретичности тех и другихпресуппозиций.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»