WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |

Метаструктураобусловливает модус и содержаниеоценочной интерпретации пародируемоготекста и конституируется словами-образами,которые прямо или опосредованноапеллируют к концептуально-ценностнойсистеме литературной критики(метаконцептам), к индивидуально-авторскойсистеме ценностей, отражает такие жанровыеособенности пародийного текста, какценностно-оценочная направленность,полемическая диалогичность, игровоеначало. Смысл пародийного текста, как и егокомизм, порождаются в процессе постиженияспецифики взаимодействия компонентов егоисходныхсемантических структур. Этовзаимодействие предполагает как ихвзаимное притяжение и схождение(обнаружение изоморфизма), так и ихвзаимное отталкивание, контрастирование(установление алломорфизма). Обе этитенденциидействуют на всем протяжении пути поискасмысла и в принципе не предполагаюткакой-либо строгой последовательностидеривационных шагов (линейности). Более того,на любом этапе осмысления текста всегдавозможен возврат к предыдущим шагам сцелью проверки, корректировки обрабатываемойинформации. С тенденциейвзаимоотталкивания разнородныхкомпонентовсвязывается содержание деривационныхшагов, направленных на делимитацию пародийногознака и текста в целом, на выявлениеконституирующих пародийный битекст экспонентов протоструктурыи метаструктуры и осмысление ихфункциональной нагрузки и соотношений.Допустимо полагать, что установка наделимитациюисходит из содержания жанротипа пародии,т.е. она адресована жанрово-структурнойкомпетенции читателя. Пародийный знакпредстает как знак, в которомосуществляется своего рода частичная или полнаяаппликация экспонентов, восходящих кзнакам разнородной информации – с одной стороны,от автора прототекста, с другой – от пародиста. Приэтом в пародийном знаке могут совпадать каксами разнородные элементы, так и ихсоставляющие, которые могут принадлежатьк разным сторонам (выражения и содержания),уровням, участкам семантической организацииисходных структур. Механизмвзаимодействия двух потоков информации вцелостном пародийном тексте придаетобщению с ним творческую, интеллектуальнуюнапряженность, побуждая подыскиватьрелевантныедля той или иной цельности контексты, иинтерпретатор одновременно оказываетсякак бы в двух сферах – наличной,постоянно напоминающей о себе, и искомой,воспринимаемой с должной меройреальности.

Проблема целостноговосприятия пародийного сверхтекстарассматривается в главе в прагматическомаспекте, который может быть раскрыт толькопутем моделирования конкретнойкоммуникативной ситуации, в снятом видеприсутствующей в пародийном тексте, и техдеривационных процессов, которыеобусловливают «внутреннюю жизнь»сверхтекста. Осмысление цельно-единого,сверхусложненного битекста пародиипредполагает своего рода восстановление всинхронииего деривационной истории (Л.Н. Мурзин,Т.В. Симашко), осознание его семантическойпроизводности, восприятие в однойсинхронной плоскости двух разнородных,разновременных сущностей, двухразных, конфликтующих между собойсубъектно-ценностных позиций. Решению этихкогнитивных задач способствует информацияэпитекстов – текстов-спутников, прагматическиориентированных на субъекта восприятия,сопутствующих пародийному тексту иливмещающихего. Ими могут быть, с одной стороны,преамбула, примечания, послесловие, создающиедля пародии своего рода гипертекстовуюструктуру –систему эксплицированных ссылок. С другой–литературный фельетон, рецензия, обзор, письмо,и в этом случае пародия предстает вкачестве их структурно-композиционнойединицы. Эпитекст содержит в себерелевантное число допущений(метавключений), позволяющих читателюадекватно воспринять замысел пародиста, овладетьсмыслом пародии, и выполняет функциюсмысловой центрации, определяя векторылинеаризаций в сверхтекстовомпространстве, очерчивает горизонтцелостности. В главе рассмотрены такиеструктурные типы эпитекстов, как предтексты(предисловия, «врезки» и пр.), посттексты(послесловия), адтексты (примечания, сноскии пр.), амфитексты (вмещающие, «обрамляющие»пародиютексты –фельетоны, письма и пр.), интексты(пародийные и непародийные, однородные инеоднородные эпиграфы,эпиграфы-мистификации), а такжепроанализированы их функции.

Эпитексты значимы длявосприятия внутренне цельного пародийногобитекстапрежде всего потому, что в их семантическомпространстве, как и в пространстве пародии,наличествует система прагматическихактуализаторов, ориентированных насодержание жанрового метаконцепта и,следовательно, филологическую компетенцию субъектатекстовой деятельности. Выделены и описаныв структурно-функциональном аспектеследующие разновидности прагматическихактуализаторов: 1) прогностические, которыеактивизируют релевантные жанротипу пародиистратегии интерпретации пародийноготекста, предопределяя горизонт жанровыхожиданий (номинация жанра, пародийныеэпиграфы, «клички», псевдонимы, архитектоническиеприемы и др.); 2) компенсирующие, которыевосполняют и/или актуализируют имеющиеся учитателя знания о ситуации общения(протодискурсе), объективированной впародийном тексте; 3) делимитативные, которые,будучи адресованы «компетенцииструктурирования текста» (Р. Богранд),способствуют аналитическому расчленению битекста,конституирующих его пародийных знаков; 4)диагностические, которые позволяютидентифицировать характер оценочнойнаправленности (высмеивание, вышучивание,сатирическая демонстрация ничтожества и пр.) пародии; 5)игровые, которые участвуют в порождениипародийного комизма; 6) оценочные, которые,с одной стороны, позволяют имплицироватьинтеллектуальную оценку прототекста, соотносяобъект познания – прототекст и его свойства с темиили иными нормами с учетом их эстетическогосодержания или понимания эстетическойсоставляющей в художественном творчестве,определить степень ценности, значимостипародируемого произведения для критикакак выразителя интересов, мнений,предпочтений той или иной референтнойгруппы; с другой – испытать воздействиеэмоционально-экспрессивного началаоценки, проявляющегося в пародиинетривиально, через посредство эмотивно-образныхсредств, оформляющих комические ситуации,связанные свитальными ценностями человека, сфеноменом языковой игры. Для реализациипародийной оценки значим прием амплификации, спомощью которого выдвигаются определенныеэлементы прото- и метаструктуры, чтопозволяет идентифицировать предметпародийного осмеяния, прояснить модусинтерпретации прототекста, которыйнавязывается пародистом.

Системапрагматических актуализаторов какрегулятивный, операционный компонентпредставлена в содержании метаконцепта(жанротипа) пародийного текста. Онапредопределяет стратегии порождения иосмысления текстов пародийного жанра.Прагматические актуализаторы могут иметькак эксплицитное, так и имплицитноевыражение, при этом словесные ряды,соотносимые с теми или инымипрагматическими установками, нерядоположны, они находятся в соподчинительныхинтерактивных отношениях, дополняя,поддерживая друг друга.

В последнем разделеглавы на материале текста Дм. Минаева«Холод, грязные селенья…» и егоамфитекста-фельетона, раскрывается рольпринципа релевантности/нерелевантностиконтекста для определении жанровогостатуса пародии и овладения ееструктурированными инеструктурированными смыслами. Содержаниеэпитекста («Дневника темного человека») нетолько задает направление для осмысления пародии,обеспечивая ее значимым контекстом, но испособствует интроецированию в еесемантическое пространство преднайденных(«состоявшихся») смыслов, которые центрируют процесссмыслопорождения. В фельетонепроисходиттрансформация прагмаэстетическойсмысловой составляющей текста «Шепот,робкое дыханье…», приписывание емучуждого смысла-ценности: г.Фет в жизни крестьян видел только: шепот, робкое дыханье, иначе говоря,подменаконтекста, признака релевантности, чтосоздает возможность подвести и стихотворение, иочерки «Из деревни» Фета к одному и тому жеидеологическому знаменателю: Он не поет уже теперь: «шепот,робкое дыханье, трели соловья», но у неговырываются другие мрачные песни: Холод, грязные селенья. Обнаруживаемая в пародии«матрица» прецедентного стихотворениязаполнена экспонентами очерков Фета. Но это не значит,что протоструктура «Шепота …» выполняетпо отношению к ним исключительно рольконтрастного фона, как считает, например, Вл. Новиков,поскольку она способна актуализировать нетолько исходный прототекст, но и, в силутрансляции смыслов в рамках единогосемантического пространства фельетона, тосодержание, те коннотации, которые былиприобретеныв нем текстом «Шепот …». Эпитекст не толькопредвосхищает опознание конкретных эпизодовочерков, встроенных в «матрицу» «Шепота…», но и предсказывает способ интерпретациивыявляемого неоднородного содержания пародии,характер его оценки. Регулятивную функциюв пародийном тексте, которая предопределяетвозможный порядок в процессеприписывания экспонентам исходных текстовпародии свойств то протоструктуры, тометаструктуры, выполняют имплицируемые точкизрения внешних коммуникантов – критика ипротоавтора. Решающая роль в порождениипародийногосмысла, однако, принадлежит тому субъектуречи, который задает угол зрения, модусинтерпретации пародии. В этой связи,думается, не следует упускать из виду и тевозможные импликации (смыслы), которыерождаются в результате взаимодействияэротического содержания, пробуждаемого цитатнымисловесными рядами «Шепота …», со смыслами(стереотипами), исходящими изсопряженных социально-релятивныхконцептов крепостника и крепостного, которыеактивно участвуют в организацииконцептуального пространства фельетона.Эротические коннотации и смыслы,актуализируемые семантической структурой«Шепота …», и культурные ассоциации(стереотипы),пробуждаемые соответствующимифрагментами эпитекста, являются источникомдополнительных смыслов, направленных навыражение оценочного отношения кпрототекстам пародии и их автору.

Глава третья посвященаописанию собранного, сильного, жесткого,неоднотипно-структурированногосверхтекста журнального типа – «Свистка»,сатирического приложения к журналу«Современник», выходившего в 1859–1863 гг. (всегодевять выпусков). В начале главырассматривается вопрос о целостностижурнальнойструктуры «Свистка», отмечается, что онапредопределена, во-первых, единствомэстетико-идеологических установок егоавторов, создающих единый коллективныйобраз автора «Свистка» – носителя ипропагандиста вполне определеннойидеологической и эстетической программы,ценностно-художественной системы,во-вторых, используемыми авторами единымипринципами отбора и объединения материала,в-третьих, главенствующей в журналекомической модальностью. Важнейшимпрагматическим фактором единства данногосверхтекста является ведущая рольДобролюбова в подготовке и издании«Свистка». В сверхтексте системаэстетико-идеологических ценностейДобролюбова и его сотоварищей максимальномаркирует создаваемый ими образреальности (модель мира), посредством чегопоследняя обретает «протяженность» и«непрерывность», индивидуальнуюмаркированность образно-семантическойконструкции. Таким образом, благодаряединству реализованных в «Свистке»телеологических и коммуникативно-прагматических установоквременные, жанровые и индивидуально-авторские особенностиинтегрируемых им текстов уходят как бы навторой план, что сообщает «Свистку»художественную самодостаточность исмысловую целостность.

Далее рассматриваетсявопрос о сверхтекстовой комическоймодальности, посредством которой в«Свистке» разрушалась одна идеологическаямифология и утверждалась другая.Непосредственный анализ материалапредваряется обоснованием принятого в диссертациипонимания категории текстовоймодальности, же –комической текстовой модальности каксредстве, обеспечивающем целостность сверхтекста,создающем его прагмаэстетическое,стилевое единство. В текстоведениимодальность рассматривается как важнейшийфактор порождения текста, егокатегориальный признак, как речевоевоплощение образа автора, как средство выражениясубъективной оценки, котораяориентирована на понятие нормы, и эмоции,исходящих из сферы внешнего иливнутреннего субъекта текстовойдеятельности. Поскольку текстоваямодальность сопрягает в себе смысловыелинии,идущие из таких коммуникативных инстанций,как автор, реципиент, действительность,культурно-смысловое пространство,содержание высказывания, постольку ее можнорассматривать в качестве средства,способствующего организации целостностихудожественного произведения, выявлениюидейно-эстетических позиций писателя,особенностей языковой личности, в качествесистемообразующего фактора художественного текста иидиостиля в целом (Л.Г. Барлас, И.Р.Гальперин, Т.В. Романова и др.). В сверхтексте находитсвоеобразное выражение и акцентированнаяжанровая модальность, актуализируя «пафос жанра»,создавая особый оценочно-коннотативный(модусный) угол зрения, своего родаоценочную перспективу, оттеняя, обогащая,усиливая экспрессивные возможностисубъективной текстовой модальности,представляя аксиологическое содержаниеколлективного сознания, его ценностныеустановки, идеалы и т.д. (Б.П. Иванюк). Вреферируемой диссертации описаниесредств реализации текстовой модальностиосуществлялось с ориентацией накогнитивный подход к изучению даннойкатегории,апробированный, в частности, в работах Т.В.Романовой, которая рассматривает текстовуюмодальность в сопряжении с модальнымиконцептами, поскольку они заключают в себе«прототипические модели поведения илисценарии которые задают последовательностьмыслей, желаний и чувств» (А. Вежбицкая).Разделяетсяв реферируемой работе взгляд наироническую модальность как модальность скрытую, какособую художественную форму выраженияавторской оценочной позиции (С.И. Походня).

Доминирующая в«Свистке» установка на осмеяние,«освистывание всего порочного,бесчестного и не достойного человека»предопределяет выдвижение на рольключевых концептов (метаконцептов),концептов смеха (= свиста), маски, игры,связанных между собой отношениямисмежности, дополнительности, подчиненности,включения. К их содержанию обращены исквозной в «Свистке» метакомплекс тем имотивов (обмана, кажимости, эфемерности,подложности, подражания, избрания – увенчания –развенчания – умерщвления карнавальногокороля(шута), телесности, одиночества на чужомпразднике и пр.), и «готовые предметы», ключевыеслова-образы (свист, шум,визг, вой, кнут, розги, юноша, цветы, новый,мрак, балаган, мороз, весна идр.), и сюжетные ходы, способы организациисемантического пространства (параллелизм,антитеза, сравнение, сопоставление,пародия, иносказание и др.), и приемы,оптимально реализующие игровое начало испособствующие выражению ироническоймодальности: литературная маска, иносказание, пародия,«чужое слово», псевдонимы, эпиграфы,антифразис,ассоциативная и ситуационная ирония и пр.Активизация содержания «смеховых»концептов, их ассоциативных связейспособствует созданию в сверхтексте единойиронико-саркастичной атмосферы,определению игрового, смехового способаинтерпретации фактуальной информации.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»