WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Во второй главе «Институциональные аспекты бюджетного лоббизма» предметом анализа являются правила функционирования лоббизма в бюджетном процессе США. В первом параграфе «Правовое регулирование лоббистской деятельности» рассматриваются все нормативно-правовые акты, регулирующие американский лоббизм: Закон 1995 г. «О раскрытии лоббистской деятельности», с поправками 1998 и 2007 гг.; Закон 1938 г. «О регистрации иностранных агентов»; Статьи 4911 и 162(е) Налогового кодекса 1986 г.; Статья 1352 Свода законов США. Важно отметить, что только две страны – США и Канада имеют законодательство, регулирующее лоббизм. Закон 1995 г. представляет собой более совершенный нормативно-правовой акт по сравнению с законом 1946 г. о лоббизме. Отмечаются основные проблемы правоприменительной практики. Во-первых, к ним относится 20% временной порог как критерий профессионализма лоббиста. Несложно представить себе ситуацию, когда влиятельный вашингтонский юрист, сделав пару звонков, добивается решения нужной проблемы, не затратив на это 20% своего рабочего времени24. По действующему закону он не должен отчитываться о своей деятельности. Во-вторых, контакты с военными чиновниками ниже ранга 0-7 (бригадный генерал, контр-адмирал) не являются лоббистскими де-юре, а соответственно, лицо, воздействовавшее на менее высокопоставленных служащих, не обязано регистрироваться. В-третьих, непрямой лоббизм не регулируется законом 1995 г. В-четвертых, организация, лоббирующая собственные интересы, может использовать определения лоббизма из Налогового кодекса при вычислении своих лоббистских расходов. В-пятых, в полугодовых отчетах указывается не лицо, с которым лоббист вступал в контакт, а всего лишь его место работы. В-шестых, выступления на слушаниях в комитетах Конгресса выведены из понятия лоббистский контакт. В-седьмых, отсутствие эффективной системы контроля за ходом реализации лоббистского законодательства. В совокупности все эти факторы снижают количество и информативность представляемых отчетов и регистрационных форм.

Во втором параграфе «Точки доступа к бюджетному процессу» рассматриваются основные элементы политической системы США, которые используются заинтересованными группами для продвижения своих бюджетных интересов. Точка доступа – это одна из ключевых категорий в политическом анализе, под которой понимается «любой элемент политической системы (государственный орган или его подразделение, фракция в парламенте, выборы, депутат или другое должностное лицо, юрисдикция, полномочия и т.п.), который обладает качествами, делающими его способным в совокупности с несколькими другими элементами или даже самостоятельно сыграть существенную или определяющую, а то и решающую роль в судьбе рассматриваемого законопроекта или административного акта»25. Интервьюирование бывших сотрудников Административно-бюджетного управления при президенте США позволило выявить новацию администрации Дж. Буша мл: учреждение Совета по рассмотрению бюджета (Budget Review Board) под председательством вице-президента Р. Чейни, (при предыдущих администрациях эту функцию брал на себя лично президент США). Основной задачей этого органа стало разрешение конфликтов между главами министерств и ведомств с одной стороны и директором АБУ - с другой при разработке бюджетной заявки президента. Основными точками доступа к бюджетному процессу являются: бюджетные отделы министерств и ведомств, АБУ, комитеты конгресса по ассигнованиям и профильные комитеты, согласительные комиссии Палаты представителей и Сената, партийные лидеры, партийные клубы конгрессменов и, наконец, кокусы.

Все точки доступа можно подразделить на те, что обеспечивают возможность влиять на органы исполнительной власти и власти законодательной. Отмечается, что первые, несмотря на значительное количество встроенных лоббистов в лице местных элит, гораздо чаще, чем вторые, служат проводниками общественных интересов. Вместе с тем, Конгресс США, несмотря на свой порядок формирования по мажоритарному принципу, способствующий расцвету бюджетного лоббизма, порой блокирует продвижение инициатив различных заинтересованных групп26. Данное наблюдение идет вразрез с бытующим в литературе представлением о сугубо локальных мотивациях поведения конгрессменов. Действительно в странах с пропорциональной избирательной системой и сильными партийными структурами роль лоббизма в политической системе довольно скромна, и носит сугубо элитистский характер. Мажоритарная избирательная система приводит к локализации политики, зависимости депутата не от партийной верхушки, как в пропорциональных системах, а от местных элит. В США все это усугубляется крайне коротким электоральным циклом в Палате представителей. Вместе с тем, американские парламентарии порой способны подняться над узкогрупповыми интересами и поставить общественное благо во главу угла.

В третьем параграфе «Формы реализации бюджетного лоббизма» фактическим материалом иллюстрируется утверждение о том, что все виды государственных расходов используются заинтересованными группами для получения средств налогоплательщиков. Основные формы таковы: внебюджетный фонд, программа адресной помощи, грант, государственный займ и кредитное поручительство, программа государственного страхования, специальный проект, контракт на оказание услуг государству. Таким образом, каждая заинтересованная группа может выбрать форму бюджетного лоббизма, которую в состоянии освоить. Самые могущественные и сплоченные корпорации предпочитают внебюджетный фонд и программу адресной помощи. Высокоорганизованные группы, такие как представители аграрного лобби, инициируют программы государственного страхования. Компании, действующие в одиночку, используют государственные кредиты, поручительства и специальные проекты. Штатные, местные органы власти, образовательные и научные учреждения стараются получить федеральный грант или все тот же специальный проект.

В четвертом параграфе «Методы лоббирования в бюджетном процессе» рассматриваются методы продвижения частных интересов в органах государственной власти на предмет выявления черт, характерных исключительно для бюджетного лоббизма. К методам прямого лоббизма относится личный контакт, социальный лоббизм (предоставление субъектам власти услуг личного характера), выступления на слушаниях в конгрессе и консультативных советах при министерствах и ведомствах. Один из основных методов непрямого лоббизма: кампании в СМИ. В них используются следующие виды аргументации: представление лоббируемого бюджетного проекта как единственного решения кризисной ситуации; апелляция к строго «научным» данным; при продвижении капиталовложений утверждают, что в будущем потребуется больше средств; формулировка целей лоббируемого проекта в рамках текущей политической фразеологии; рекламирование различных позитивных внешних эффектов продвигаемой бюджетной меры; сознательное занижение проектной стоимости по принципу «сначала ввязаться в бой, а там посмотрим». Методами непрямого лоббизма являются финансирование выборов и кампании писем, телеграмм, телефонных звонков избирателей, а также публичные протесты и демонстрации.

В отдельную группу методов следует выделить манипуляции с бюджетным процессом и федеральной контрактной системой: при распределении средств программы адресной помощи по формуле заинтересованная группа лоббирует такую формулу, которая обеспечит ей преимущество в будущем; перевод проекта в категорию срочных и секретных программ, заключение коммерческого, а не стандартного правительственного контракта; перемещение военных закупок из Пентагона в Министерство внутренних дел, которое имеет право осуществлять контракты других ведомств и известно менее скрупулезным отношениям к нормативам федеральной контрактной системы; получение права самому оценивать результаты работы и рекомендовать свой собственный контракт к продлению; разделение юридического лица на несколько более мелких при наличии установленного в программе адресной помощи ограничения на размер выделения средств отдельному бюджетополучателю; использование режима «соглашения о всеобщих закупках», который предъявляет к федеральным подрядчикам менее строгие требования.

В третьей главе «Заинтересованные группы в бюджетном процессе» лоббизм показан в действии на основе материалов прессы и отчетной документации лиц, зарегистрировавшихся по Закону 1995 г. «О раскрытии лоббистской деятельности» и Закону 1938 г. «О регистрации иностранных агентов». В первом параграфе «Статистический портрет субъектов бюджетного лоббизма» дается общая количественная характеристика исследуемого явления. Из нее видно, что, во-первых, в интервале 1998-2007 гг. возросла доля бюджетных лоббистов среди всех, кто зарегистрировался по закону 1995 г. «О раскрытии лоббистской деятельности», с 13-16% до 21-26%. Иными словами, общее количество зарегистрированных лоббистов увеличилось на 66%, а количество «бюджетных лоббистов» на 157%. Во-вторых, имеет место зависимость между электоральным циклом выборов в Палату представителей и решением лоббистов о начале продвижения интересов в Конгрессе США, а именно - количество новых регистраций возрастает в первый год после выборов и снижается непосредственно в год выборов, что вызвано традиционной неэффективностью Конгресса в этот период27, поскольку его члены сконцентрированы на ведении предвыборной кампании и не желают слишком активно отстаивать узкие групповые интересы. Зато после переизбрания встает необходимость «отработки» взносов в избирательные фонды, так как активное участие в их пополнении принимают разнообразные лоббистские структуры. Данная закономерность менее выражена в отношении бюджетных лоббистов и не влияет на общее количество заинтересованных групп, действующих в парламенте. Иными словами, бюджетный лоббизм представляет собой более устойчивое явление и в меньшей степени зависит от электоральных циклов. Структура заинтересованных групп, принимающих участие в бюджетном процессе представлена в таблице 1.

Данные таблицы 1 показывают, что в структурном отношении с 1998 по 2004 г. не произошло существенных изменений среди участников бюджетного процесса. Разве что, доля корпораций снизилась с 34% до 29%, медицинских структур с 16% до 15%, фермерских с 3% до 1%, этнических с 2% до 1%, тогда как доля научно-образовательного лобби выросла с 15% до 19% а штатных и местных органов власти с 15% до 18%. Иными словами, при общем росте количества заинтересованных групп их соотношение остается относительно стабильным. Снижение доли корпоративного, медицинского, фермерского и этнического лобби вовсе не свидетельствует о падении влияния, просто количественно более быстрыми темпами возрастало число научных учреждений и региональных органов власти, нанимавших лоббистов для продвижения своих интересов в бюджетном процессе.

Таблица 1. Структура участников бюджетного лоббизма в 1998 и 2004 гг.

№ Группы

Организации

1998 г.

2004 г.

Число

Доля в %

Число

Доля в %

1

Корпоративные

495

34,2

1015

29,2

2

Образовательные, научные, культурно-просветительские

218

15,1

668

19,2

3

Штатные и местные органы власти

221

15,3

652

18,8

4

Медицинские

238

16,5

540

15,5

5

Общественные

66

4,5

146

4,2

6

Экологические

29

2,0

72

2,0

7

Профессиональные

27

1,8

63

1,8

8

Фермерские

50

3,4

56

1,6

9

Этнические

31

2,1

42

1,2

10

Другие

64

4,4

213

6,1

Итого

1438

100

3467

100

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»