WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

В третьем параграфе второй главы «Исследование жителей Санкт-Петербурга», приводится отчет по данному количественному исследованию. По мнению принимающего сообщества, для того, чтобы мигрант наладил отношения с местным сообществом Санкт-Петербурга, ему недостаточно только своих сил и своей активности. По мнению местных жителей, активность должна так же проявляется и со стороны принимающего сообщества. Но эта активность, по мнению большинства опрошенных, не должна исходить от самих жителей, она должна исходить от формальных институтов, от организаций и государственного управленческого аппарата, а также, отмечают респонденты, и от действий органов правопорядка, которые должны более внимательно следить за соблюдением мигрантами формальных правил и норм принимающего сообщества. Что касается активности со стороны непосредственно жителей города, то лишь немногие говорили о том, что эта активность возможна и необходима, и эта активность лежит в области познавательной: «лучше узнать культуру приезжих».

Кроме этого, необходимо отметить, что в целом среди жителей Санкт-Петербурга преобладает негативное отношение к трудовым мигрантам, и это не зависит от образования, возраста или пола.

В четвертом параграфе второй главы «Исследования социальной адаптации граждан Вьетнама на территории Санкт-Петербурга», приводятся итоги исследования учащихся граждан Вьетнама. Данные, анализируемые в этом параграфе были получены в результате исследования, проведенного летом 2007 года в городе Санкт–Петербурге при поддержке вьетнамской диаспоры и совместно с институтом социально-политических исследований РАН. Исследование проводилось как пилотажное. Прикладной целью пилотажного исследования являлась апробация методики формализованного интервью для изучения социальной адаптации. Важным фактором, открывшимся в рамках исследования, стало желание учащихся работать в России. Это желание основывается на реальном субъективном анализе существующей ситуации, в отличие от легальных трудовых мигрантов, которые принимают решение о переезде на новое место работы, основываясь на непроверенной информации. Гипотезами служили предположения о том, что а) большинство студентов из Вьетнама не хотят оставаться в России после окончания учебы; б) что желание мигрантов вернуться на родину вызвано идеализацией понятия “дом”; в) что адаптация вьетнамских студентов в Санкт-Петербурге проходит сложнее из-за негативного отношения к ним местных жителей; г) что знания самих мигрантов по правовым вопросам, связанным с проживанием на территории России, недостаточны; д) что основной причиной возвращения на родину мигрантов является экономический фактор.

В пятом параграфе второй главы «Сравнительный анализ социальной адаптации легальных трудовых мигрантов из Вьетнама и Узбекистана на территории города Санкт-Петербурга» представлено основное исследование диссертационной работы. Ставится ряд прикладных задач. Первая - выявление мотивационных предпосылок для социальной адаптации. К мотивационным предпосылкам относится цель приезда легального трудового мигранта; временной промежуток, который легальный трудовой мигрант собирается находиться на принимающей территории; динамика изменения целей легального трудового мигранта за период нахождения в принимающем сообществе. Вторая задача - выявление социальных институтов, через которые происходит диалог принимающего сообщества и легального трудового мигранта. Третья задача - выявление основных трудностей, с которыми сталкивается легальный трудовой мигрант на месте нового проживания. Четвертая задача - информированность легального трудового мигранта о принимающем сообществе. Пятая – выявление наиболее значимых факторов, влияющих на процесс адаптации трудовых мигрантов. И шестая задача – анализ общего отношения трудовых мигрантов к своему трудоустройству в г. Санкт – Петербург.

В ходе исследования было выявлено существование «буферных отношений» (как следствие развитых социальных сетей) - это особого рода взаимоотношения между легальными трудовыми мигрантами и принимающим сообществом, главной специфической чертой которых является наличие посредника между двумя субъектами коммуникации. В данной работе процесс коммуникации между легальными трудовыми мигрантами и принимающим сообществом заключается во взаимоотношениях между социальными институтами местного сообщества и социальными институтами приезжего. «Буферы» являются своеобразной прослойкой между принимающим сообществом и легальным трудовым мигрантом. В основе «буферных взаимоотношений» лежат формальные правила принимающего сообщества, адаптированные для обоих субъектов коммуникации неформальные правила мигранта и местного сообщества. Иначе говоря, в этой форме взаимодействия принимающее сообщество и легальный трудовой мигрант общаются между собой на одном языке, который наполовину состоит из слов принимающего сообщества, а наполовину из слов субъекта адаптации. Но эта коммуникация происходит через «переводчика», «посредника», «медиатора», которых мы определяем как элемент социальных сетей.

Общение легального трудового мигранта с принимающим сообществом не происходит «напрямую», по схеме мигрант – принимающее сообщество. Вследствие чего он не видит причин для своей более глубокой адаптации, что замедляет адаптационную активность. Особенно явно это выражается на первых этапах нахождения легального трудового мигранта в новой для него среде. «Переводчики», социальные сети, берут на себя общение с принимающим сообществом. Мигрант общается преимущественно с «переводчиками», не имея прямого доступа к сообществу. Таким образом, легальный трудовой мигрант отделен от принимающего сообщества своеобразной подушкой безопасности – «буфером». С одной стороны, такого рода общение позволяет мигранту легче приспособиться к формальным институтам принимающего сообщества, (это нам показывают результаты исследования, и в частности блоки вопросов, связанных с трудностями мигранта: получение регистрации, разрешения на работу, медицинские справки, оформление проживания и другие вещи, предписанные формальными институтами), с другой стороны, «буферное» общение тормозит адаптацию неформальных институтов мигранта, что в целом негативно сказывается на социальной адаптации легального трудового мигранта и влечет за собой возникновение проблемных, а иногда и конфликтных ситуаций. Причем проблемы осознаются частью мигрантов, что способствует наиболее быстрому их разрешению. Формальные правила достаточно быстро могут изменяться с помощью политических, юридических решений, а неформальные ограничения, которые воплощены в обычаях, традициях и нормах поведения, как подчеркивает Д. Норт: «гораздо менее восприимчивы к сознательным человеческим усилиям».5 Получается, что «буферное» общение упрощает адаптацию легального трудового мигранта к формальным институтам, но при этом тормозит адаптацию к неформальным.

Кроме этого, выделен важнейший фактор для процесса социальной адаптации – это временной промежуток, который легальный трудовой мигрант собирается находиться в принимающем сообществе. От него напрямую зависит цель и задачи переезда, которые влияют на адаптационную активность. Важно, чтобы мотивация легального трудового мигранта к социальной адаптации была высока, а, следовательно, выгодна ему. Если граждане Вьетнама показывают пример заинтересованности в адаптационных процессах, то мигранты из Узбекистана, напротив, являются примером немотивированного участника процесса социальной адаптации. При этом положение на рынке труда, является для вьетнамцев показателем статусной позиции, которую они занимают. Для повышения этих статусных позиций, необходимо участие в процессе социальной адаптации.

Цель легального трудового мигранта в принимающем сообществе диктует мотивационные предпосылки для процесса социальной адаптации, так как для достижения различных целей и, следовательно, выполнения задач, которые поставил перед собой мигрант, требуется разный уровень социальной адаптации.

В социологической литературе существует мнение, согласно которому, «миграция относится к потребностям, обеспечивающим удовлетворение фундаментальных потребностей»6, описанных в теории А. Маслоу.

Исследование показало, что для легальных трудовых мигрантов, основной целью переезда является экономический фактор. В связи с этим достижение экономических целей, для нашей работы, в которой объектом исследования является легальный трудовой мигрант, определена как первостепенная или базисная потребность. На удовлетворение этой потребности направлена деятельность легального трудового мигранта. Определяя второстепенные потребности легального трудового мигранта, мы говорим: 1) о потребности в безопасности, в которую включается потребность в организации, стабильности, в законе и порядке, в предсказуемости событий и в свободе от угроз, в стремлении к работе со стабильным заработком, в страховке, в социальных гарантиях; 2) о потребности в принадлежности к определенной социальной группе; 3) о потребности в уважении7. Дифференцируя второстепенные потребности легальных трудовых мигрантов на потребности различного рода, мы воздерживаемся от иерархической упорядоченности этих потребностей, вследствие того, что нет показателей, которые бы говорили о том, что одна потребность превалирует над другой. Однако исследование показало, что без удовлетворения или же частичного удовлетворения первостепенной – экономической потребности, переход легальных трудовых мигрантов к целенаправленной активности для удовлетворения второстепенных потребностей не происходит.

Человек одновременно может быть мотивирован на удовлетворение потребностей обоих уровней. Например, легальный трудовой мигрант, работающий в качестве простого рабочего с зарплатой 10 000 рублей, мотивирован на то, что бы получать 15 000 рублей. Для этого ему необходимо изменить условия своего труда и перейти на новую должность, не просто рабочего, а ответственного за бригаду рабочих – прораба. В этом случае ему необходимо выучить язык принимающего сообщества, чтобы продуктивно работать на должности прораба. Здесь мы видим мотивированность мигранта на удовлетворение сразу двух уровней потребностей: первостепенный уровень – экономическая выгода, и второстепенный уровень – изменение должности и социального статуса.

Потребности, лежащие на первом уровне иерархии непосредственно касаются экономического положения и должны быть удовлетворены, прежде чем любые потребности второстепенного уровня станут актуальными.

Однако мы не говорим о том, что при удовлетворении потребности первого уровня, непременно у легального трудового мигранта возникнет необходимость в удовлетворении второстепенных потребностей. Становление потребностей в удовлетворении второстепенных потребностей, зависит от 1) характеристик самого легального трудового мигранта, 2) от сложившейся ситуации 3) от времени нахождения на принимающей территории. 4) от времени, запланированного для нахождения легального трудового мигранта на принимающей территории. Но мы утверждаем, что при условии того, что легальный трудовой мигрант будет нацелен на удовлетворение второстепенных потребностей, ему будет требоваться большая активность в процессе социальной адаптации. Таким образом, чем выше уровень потребностей – тем большая активность требуется легальному трудовому мигранту в процессе социальной адаптации.

В целом, эмпирическое исследование подтвердило предположения выдвинутые в диссертационной работе. Теоретические схемы, на основе которых строилось прикладное исследование, оказались применимы к разбору и анализу процессов социальной адаптации легальных трудовых мигрантов. Оценка эффективности в процессе социальной адаптации легальных трудовых мигрантов должна складываться из нескольких составляющих:

1) потребность легального трудового мигранта в адаптационном процессе; 2) участие легального трудового мигранта в адаптационном процессе; 3) достижение поставленной цели легальным трудовым мигрантом.

Отчет по исследованиям в рамках полевой практики является общим отчетом по практической части диссертационной работы. Отдельно выделены четыре отчета: 1) отчет по итогам экспертных интервью (представленный в разделе «Миграционная политика Российской Федерации»); 2) отчет по итогам интервью, проведенных с представителями вьетнамской и узбекских общин (представленный в разделе «Характеристики объекта исследования»); 3) отчет по итогам исследования учащихся из Вьетнама в Санкт-Петербурге (представленный в разделе «Исследование учащихся граждан Вьетнама на территории Санкт-Петербурга»). Эти отчеты были выделены из общего отчета по диссертационному исследованию, вследствие объектов исследования, отличных от общей структуры итогового отчета.

В Заключение диссертационной работы подведены итоги исследования, изложены основные выводы диссертации, сформулированы планы дальнейшей разработки данной темы.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

В изданиях рекомендованных ВАК:

  1. Лисицын П.П. Проблемы социальной адаптации студентов из Вьетнама в Санкт-Петербурге: социологический анализ. // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета / серия 12, - СПБ., 2008. - № 2. сс. 177-182.
  2. Лисицын П.П. Социологический анализ тенденций миграционной политики РФ // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета / серия 12, часть 1, - СПБ., 2009. - № 2. - сс. 124-130.
  3. Лисицын П.П., Жуковская Ю.О. Концепция Абрахама Маслоу. Ее применение к анализу социальной адаптации // Институт бизнеса и права, - СПБ., 2009. сс. 16-23.
  4. Лисицын П.П. Homo Soveticus, к вопросу анализа миграции на пост-советском пространстве // Вторые Ковалевские чтения – СПБ., 2007. сс. 145-147.
  5. Лисицын П.П., Жуковская Ю.О. Проблемы социальной адаптации трудовых мигрантов в современной России: проблема сбора информации. // Питирим Александрович Сорокин и современные проблемы социологии – СПБ., 2009. сс. 393-396.

1 См. Соколин В. Интервью руководителя Федеральной службы государственной статистики // Отечественные записки. Журнал для медленного чтения [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.strana-oz.ru/ 26. 07.2008

2 Куренов В. Интервью с Зайончковской Ж.А. // Отечественные записки. Журнал для медленного чтения [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.strana-oz.ru. 26. 07.2008

3 См. Подпоринова Н.Н. Социальная адаптация мигрантов к социокультурной среде региона. Дис…канд. Социол. Наук: 22.00.06. –М.:РГБ, 2005. с. 43

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»