WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

Здесь позиция Тиллиха вызывает наибольшие возражения в качестве попытки соединить “экзистенциальное” мышление и гегелевский панлогизм и даже “реализм” высокой схоластики. Он убежден, что существует соответствие или совпадение между субъективным разумом (рациональной структурой сознания) и разумом объективным (рациональной структурой реальности). Но если смысл понятия “субъективный разум” у Тиллиха более или менее прояснен, то понятие “объективный разум” весьма двусмысленно. Может быть, это то, что Тиллих иногда называет “логосом бытия”, то есть объективной рациональной структурой реальности, которую “там” должен открыть разум Или же, в духе Канта, Тиллих говорит о логической структуре самого познающего субъекта, которая “накладывается” сознанием на непознаваемую в конечном счете реальность Если первое, то есть ли некое основание, помимо “мнения многих философов, от Парменида до Гегеля”, что существует некое совпадение, сходство, соответствие между “реальным” и “рациональным” Из текстов Тиллиха это совершенно не ясно. Если второе, то разве Тиллих не должен был прояснить эту “кантианскую” точку зрения, согласно которой соответствие сознания и реальности существует благодаря конституирующей деятельности сознания, или “субъективного” разума Или, возможно, суть воззрений Тиллиха состоит в том, что “структуры объективного разума” непосредственно усматриваются благодаря феноменологическому методу Гуссерля и что об их “реальном” существовании в таком случае не может быть и речи Каждая из этих интерпретаций равно возможна. В “Систематической теологии” Тиллих очень часто и по разным поводам употребляет слово “ambiguity” — то есть двусмысленность, сомнительность, неясность. Этот термин как нельзя лучше характеризует его понятие “объективного разума”.

Тиллих всё же не выпадает, как это может показаться на первый взгляд, из традиции экзистенциального мышления. Экзистенциалисты, убежденные, что действительность всегда ускользает от концептуализации, считали слово “бытие” именем той реальности, которую мы тщетно пытаемся постичь. Кьеркегор не раз повторял, что все высказывания философов о бытии и реальности разочаровывают. Однако у него мы не найдем сколько-нибудь систематического изложения этой темы, в основном он ограничивается ироническими замечаниями в адрес других философов. А у многих его последователей мы обнаруживаем систематическую онтологию, которой они обязаны в большей степени рационалистической метафизике схоластики, нежели Кьеркегору и иррационалистической традиции в целом. Тиллих в гносеологии и эпистемологии наиболее близок, скорее всего, Ясперсу. То есть он стремился не к размежеванию, а к синтезу – примирить разум и чувство, рацио и веру. Он не бунтарь, он не философствовал молотом: для него важно было не расплескать сокровища европейской традиции.

Онтология в качестве авторефлексии, считает Тиллих, возможна потому, что существуют «категории», или «предельные понятия» - они менее универсальны, чем бытие, но более универсальны, чем любое понятие, обозначающее сферу сущих. В духе поздней схоластики Тиллих создаёт сложную и громоздкую онтологическую конструкцию, включающую четыре уровня онтологических понятий. Одно замечание: не совсем ясно значение используемого Тиллихом понятия «структура». Очевидно, он посредством этого понятия пытался (подобно многим экзистенциальным мыслителям) избежать извечного дуализма, присущего западной философии: «материя – сознание», «природа – дух», «бытие – мышление», «субъект – объект», но положительного определения понятия «структура» он нигде не даёт. Возможно, это невольная дань моде на структурализм в 30-е – 40-е годы ХХ века.

Мы просто приведём четырёхступенчатую онтологическую конструкцию Тиллиха (анализ её содержания есть в тексте диссертационного исследования).

I. Базисная онтологическая структура “Я - Мир”, являющаяся имплицитным

условием онтологического вопроса как такового.

II. Полярные элементы, составляющие базовую онтологическую структуру:

индивидуальность — универсальность, динамика — форма, свобода —

судьба.

III. Характеристики бытия, которые являются условиями существования: анализ

конечности бытия человека как в ее полярности с бесконечностью, так и в ее

отношении к свободе и судьбе, к бытию и небытию, к сущности и существованию.

IV. Категории бытия и познания: время, пространство, причинность и

субстанция.

Очень важным в диссертационном исследовании представляются небольшой параграф ГЛАВЫ II (не указанный в оглавлении) «Бытие и конечность» (с. 111), где Тиллих осуществляет анализ бытия человека в отношении к категориям времени, пространства, субстанции и причинности. Качество конечности9, наряду с онтологическими элементами, Тиллих считает основополагающим фактом бытия человека, равно как и всякого другого сущего. Тиллих анализирует конечность и в ее полярности с бесконечностью, и в ее отношении к бытию и небытию. Вопрос о бытии, говорит Тиллих, порожден “шоком небытия”.10 Только человек, по Тиллиху, может задаваться онтологическим вопросом, поскольку лишь он один способен заглянуть за пределы как своего собственного, так и всякого другого бытия. Бытие — это тайна, если взглянуть на него с точки зрения возможного небытия. Человек способен принять эту точку зрения, потому что он способен трансцендировать всякую данную реальность. Человек не связан своей принадлежностью к бытию; он может как смотреть в глаза небытию, так и задавать онтологический вопрос.

Бытие, ограниченное небытием, по Тиллиху, — это конечность. Небытие являет себя как “еще нет” бытия и “больше не будет” бытия. Однако небытие — это буквально ничто кроме как в соотношении с бытием. Бытие предшествует небытию и в онтологической действительности, как на это указывает само слово “небытие”. Бытие — это начало без конца и конец без начала. И тем не менее все, что соучаствует в бытии, “перемешано” с небытием. Это — бытие в процессе выхода из небытия и ухода в небытие. Оно конечно. Все сущее включает в себя множественность, определенность, дифференциацию и ограничение. “Быть чем-то” значит “не быть чем-то еще”. “Быть здесь и сейчас” в процессе становления значит “не быть там и тогда”. Все категории мышления и реальности выражают эту ситуацию. “Быть чем-то” — значит быть конечным. (Отметим, что именно в этом смысле апофатическая теология определяет Бога как “ничто”: он не есть ни то, ни другое, ни третье, к нему неприменимы какие-либо определения).

Ощущение человеком конечности собственного бытия Тиллих называет онтологической тревогой. Тревога как онтологическое качество столь же вездесуща, как и конечность. Тревога не зависит от какого бы то ни было особого объекта, который мог бы ее вызвать; она зависит только от той угрозы небытия, которая тождественна конечности. В этом смысле можно справедливо сказать, что объект тревоги — ничто (небытие), а ничто — это не “объект”. Объектов боятся. Можно бояться опасности, боли, врага, но боязнь можно преодолеть действием. А вот тревогу преодолеть нельзя, поскольку ни одно конечное сущее не может преодолеть собственной конечности. Тревога присутствует всегда, хотя зачастую и латентно.11

Центральная категория конечности – время.12 Время относится к тем реалиям, которые всегда определяли смысловое поле человеческого мироощу­щения. В отношении проблемы времени Тиллих находится в традиции Отцов Церк­ви и в особенности Бл. Августина. У Отцов Церкви (в отличие от античных мысли­телей) время постепенно отделяется от космической стихии и анализируется сквозь призму внутреннего мира. Бл. Августин писал: "В тебе, душа моя, измеряю я вре­мя" (Исповедь, XI, 27, 36). Именно у Августина время окончательно отрывается от движения тел (земных и небесных) и претворяется в психологическую категорию - "растяжение души". Тиллих в духе августинианства принимает парадоксальность времени: оно складывается из того, чего уже нет (прошедшего), того, чего еще нет (будущего), и того, что есть, но не имеет длительности - мгновения настоящего, по­движной границы между прошлым и будущим. Все три модуса времени удерживают­ся в нашем сознании и существуют благодаря Божественному Присутствию в насто­ящем (в романских и германских языках "присутствие" и "настоящее время" обозна­чаются одним и тем же латинским корнем (praesentia и praesens): prsence и presnt во французском, die Prsenz и das Prsens в немецком и presence и present в английском). Настоящее становится коррелятом присутствия. Время, воспринимаемое в непосредственном опыте самосознания, по Тиллиху, соединяет в себе тревогу по поводу бренности с мужеством 13 самоутверждения настоящего. Время, с точки зрения Тиллиха, со­относится с вечностью (которая предстает не как бесконечность во времени, но как не-время) не через жизнь космоса, а через жизнь души. Бог - вечный создатель вре­мени, время же возникает вместе с миром, а человеку даруется как его время. Веч­ное сейчас, Божественное Присутствие открывает для человека, по­груженного в тревогу, мир трансцендентного и помога­ет ему обрести мужество перед лицом небытия.

«Быть», по Тиллиху, означает иметь также пространство. Но быть пространственным – значит ещё и быть подчинённым небытию. Ни одно конечное сущее не обладает тем пространством, которое со всей определённостью было бы его собственным. Не иметь определённого и окончательного пространства означает предельную незащищённость. Люди создают системы безопасности для того, чтобы защитить своё пространство. Но они могут лишь подавить свою тревогу, но не избавиться от неё, поскольку эта тревога предваряет ту окончательную «беспространственность», которая имплицитно присуща конечности.

Причинность, подобно времени и пространству, также амбивалентна. Вопрос о причине сущего или события предполагает, что ни сущее, ни событие не обладают собственной силой, чтобы прийти в бытие. Конечные вещи не являются причинами самих себя; они были «вброшены» в бытие. Вещи и события не обладают «из-себя-бытием», которое присуще только Богу. Причинность имплицитно выражает неспособность чего бы то ни было сущего остановиться на себе самом. Человек – это творение. Его бытие случайно: само по себе необходимости оно не имеет, поэтому человек осознаёт себя жертвой небытия. Та же самая случайность, которая «вбросила» человека в бытие, может его оттуда и вытолкнуть. В этом аспекте причинное и случайное суть одно и то же. Тот факт, что человек детерминирован причинно, делает его бытие случайным по отношению к себе самому. Тревога, в которой он осознаёт эту ситуацию, является тревогой по поводу необходимости его бытия. Это есть именно та тревога, которая имплицитно заключена в осознании причинности как категории конечности.

Вопрос о неизменном и постоянном в нашем бытии является, по Тиллиху, выражением тревоги по поводу утраты субстанции и самотождественности. Опытное переживание человеком неизбежности смерти предваряет полную утрату самотождественности. Вопрос о бессмертной субстанции души, по Тиллиху, выражает глубинную тревогу в связи с этим предощущением.

Тиллиховский анализ бытия человека в отношении к категориям времени, пространства, субстанции и причинности — это блестящая экспликация экзистенциалистской категории “бытие-к-смерти”. Здесь он ближе к Хайдеггеру, который писал главным образом о тревоге человека в связи с его осознанием своего “движения” к смерти, нежели к Кьеркегору, который писал также о тревоге, заключенной в реализации человеком его моральной свободы. То, в чем Тиллих радикально отличается от Хайдеггера, — это, как показано в диссертационном исследовании, его тезис о том, что человеческая тревога смерти уравновешивается или даже побеждается мужеством, будь это мужество веры во всемогущего Бога или то “мужество быть” во всяком человеке, которое может и не иметь выраженного религиозного характера.

В диссертационном исследовании ставится вопрос в том, можно ли творчество Тиллиха понимать как следование экзистенциальной философии в его принятии тревоги в качестве непосредственного восприятия индивидом конечности собственного бытия и, более того, можно ли понимать его онтологию как построенную именно на этой основе. Ясно, что его онтологические, теологические, этические, исторические, социальные воззрения окрашены именно его восприятием тревоги как основополагающего психического опыта человека. Ответ – да, безусловно, можно. Осознание человеком собственной смертности, его страх падения в состояние бессмысленности и моральной вины определяет, согласно Тиллиху, все истолкование мироздания, которое он воспринимает как “падшее” и “отчужденное” от “божественного основания”. Онтология Тиллиха антропологична (и в этом смысле экзистенциальна) в своём существе, поскольку он полагал, что бытие человека есть единственный ключ к бытию как таковому. Для Тиллиха, как и для Хайдеггера, человек есть то единственное «место», где бытие ему самому «разомкнуто».

В параграфе третьем ГЛАВЫ II «Бог как Бытие» анализируется версия теистического модернизма Тиллиха. Безусловно, ядром всей христианской догматики является учение о Боге. В догматически-систематической теологии учение о Боге – это попытка удостоверить понятийно-мыслительными средствами понимание Бога, явленное в канонических текстах и представленное в традиции. Такое удостоверение не означает лишь экзегетическую реконструкцию библейского образа Бога. Оно предполагает мыслительное развёртывание основополагающих канонических содержаний на основе всего опыта человеческого существования, в том числе с помощью философской рефлексии. Теизм, безусловно, является фундаментальной религиозной установкой европейской цивилизации, и европейская философия неизбежно будет соотноситься в той или иной форме с теизмом, пока она остаётся европейской философией.

В религиях и философских системах Бог – это высшее существо, создающее и устрояющее мир, дающее вещам, существам и людям их бытие, меру, назначение и закон. В религиозных учениях, объединённых принципом теизма, утверждается личностное бытие этого существа, его личное отношение (любовь) к сотворённым существам, его диалогическое самораскрытие в актах откровения; таким образом, учение о Боге имплицирует тезис о том, что бытие в своём абсолютном пределе и на вершине ценностной вертикали личностно.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»