WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Определяя конфликтную криминалистическую ситуацию как состояние процесса расследования, которое характеризуется наличием совокупности условий, в которых в данный момент осуществляется расследование преступления, а именно: степенью установленности обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, объемом ресурсов, имеющихся в распоряжении лица, осуществляющего расследование, а также наличием существенных противоречий между интересами, целями отдельных участников уголовного процесса и готовностью данных участников к противоборству, направленному на достижение своих целей или реализации своего интереса, и тщательно анализируя предлагаемые в криминалистической научной литературе классификации конфликтных ситуаций, диссертант приходит к выводу, что классификация конфликтных ситуаций на ситуации с «нестрогим» соперничеством не соответствует понятию и сущности конфликта. Аргументируя свою позицию, автор акцентирует внимание на том, что под конфликтом принято понимать столкновение противоположных интересов, взглядов, стремлений. Конфликт – это предельный случай обострения противоречий. Исходя из этимологии слова конфликт, его употребление имеет смысл лишь в контексте разрешения противоречий. Противоречие же является основой развития объективного мира. Однако между противоречием и конфликтом нельзя ставить знак равенства. Конфликт – это всего лишь один из этапов, стадий развертывания противоречия (наряду с несоответствием, различием и т.п.), причем наиболее острая, крайняя его стадия. Противоречие, облеченное в форму конфликта, выражается в несовместимости существенных для сторон интересов, целей либо способов достижения этих целей. В криминалистической литературе под конфликтными ситуациями с нестрогим соперничеством понимаются такие ситуации, когда «скрещиваются не столь противоположные интересы».

Взяв за фундаментальную основу классификацию следственных ситуаций, предложенную Л.Я. Драпкиным, диссертант, при исследовании одной из классификационных ветвей – криминалистической конфликтной ситуации, разработал и обосновал собственную классификацию криминалистических конфликтных ситуаций.

Исследуя вопрос о соотношении понятий «конфликт» и «конфликтная ситуация», автор приходит к выводу о том, что понятие «конфликтная ситуация» является более общим по отношению к понятию «конфликт» и включает в себя несколько стадий: предконфликтная ситуация, конфликт, постконфликтная ситуация, которые, в свою очередь, можно разделить на следующие этапы: зарождение, созревание, инцидент, конфликт, развитие конфликта, постконфликтная ситуация. Каждый этап характеризуется определенными элементами, признаками, связями и отношениями. При этом конфликт рассматривается как ядро конфликтной ситуации, как центральный этап, пик ее развития и созревания.

Вторая глава - «Конфликтные ситуации и основные направления их разрешения в сфере уголовного судопроизводства» - состоит из трех параграфов.

В первом параграфе - «Отдельные проблемы допустимости криминалистических средств воздействия, реализуемых в период расследования для разрешения конфликтов и конфликтных ситуаций» - исследована проблема допустимости тактических средств (приемов, тактических и оперативно тактических комбинаций), разработанных и предлагаемых наукой криминалистикой для своевременной диагностики конфликтных ситуаций, предотвращения и разрешения конфликтов.

Реализуя тактические средства, следователь (дознаватель) тем самым оказывает правомерное психологическое воздействие на противоборствующую сторону в целях изменения следственной ситуации в благоприятную для расследования строну. Вместе с тем, до настоящего времени в отечественной научной литературе острым, дискуссионным остается вопрос о разграничении правомерного и неправомерного психологического воздействия.

Рассматривая различные формы психологического воздействия, применяемого в условиях конфликтной ситуации для побуждения противоборствующего субъекта к изменению занятой позиции (такие как убеждение, принуждение, внушение, постановка и варьирование мыслительными задачами и др.), автор приходит к выводу о недопустимости применения для разрешения конфликтов в следственной и судебной практике такой формы воздействия, как внушение (суггестия). Представляется, что в этом отношении следует согласиться с Р.С. Белкиным, который прямо указывал, что использование внушения недопустимо в следственной практике, ставя названный прием воздействия в один ряд с такими видами психического насилия, как вымогательство, угрозы, шантаж2.

Кроме того, автор отмечает, что правомерность воздействия, оказываемого следователем на противоборствующую сторону, зависит от правомерности средств воздействия. Исследуя проблему допустимости отдельных тактических средств воздействия на субъекта, занявшего позицию противодействия расследованию, автор отмечает, что для разрешения конфликтов, в зависимости от конкретной ситуации, а также тех задач, которые необходимо решить, следователем могут быть использованы любые из тактических комбинаций (рефлексивные, обеспечивающие, контрольные).

Анализируя предлагаемые в научной литературе критерии допустимости тактических средств воздействия на противоборствующего участника процесса, автор подчеркивает, что наиболее дискуссионным из них является нравственный (этический) критерий. Именно морально-этический аспект является ключевым в непрекращающихся дискуссиях о допустимости введения в заблуждение (на котором основан ряд тактических комбинаций, именуемых в различных источниках «следственными хитростями», криминалистическими, психологическими, тактическими, рефлексивными ловушками) противодействующих расследованию лиц с целью решения задач, стоящих перед следствием.

По мнению диссертанта, разрешение подавляющего большинства конфликтов – проблема, которая в последнее время приобретает все большую остроту для следственной и судебной практики, ее разрешение немыслимо без применения следователем широкого тактического арсенала, в котором важное место занимают простые тактические комбинации.

Автор отмечает, что простые тактические комбинации, основанные на маневрировании информацией и применяемые в конфликтных ситуациях, отличаются от обмана в обыденном его понимании, как по намерениям применяющей комбинации стороны, так и по последствиям, которые не являются негативными, разрушительными для объекта воздействия, более того, способствуют позитивным изменениям, переходу от конфликтного противостояния к конструктивному сотрудничеству. Кроме того, диссертант убежден, что тактические комбинации содержат в себе также и элемент воспитательного воздействия, так как формируют у противодействующего субъекта представление о бессмысленности, бесперспективности такого метода защиты, как, например, дача ложных показаний.

Во втором параграфе - «Криминалистическое изучение и оценка личности противоборствующего субъекта как один из наиболее важных этапов принятия тактического решения в условиях конфликтной ситуации» - автор отмечает, что для того, чтобы эффективно и правомерно применять средства психологического воздействия на противоборствующего субъекта, следователю необходимо выявлять и учитывать его индивидуальные психологические особенности, поскольку одним из важнейших условий применения тактического средства выступает индивидуальный, личностный подход.

Разносторонность личности, ее многогранность обусловливает многообразие различных сведений о ней, что предполагает постановку вопроса о предмете и пределах криминалистического изучения личности, проводимого с целью разрешения конфликта. В связи с чем диссертантом отмечается, что при проведении мероприятий по изучению личностных свойств противодействующего расследованию субъекта из всего комплекса сведений следует выделить основные, необходимые для определения тактики предотвращения и разрешения конфликтной ситуации, сложившейся по конкретному уголовному делу. Совокупность сведений о личности противоборствующего участника процесса определяется, прежде всего, теми промежуточными задачами, которые необходимо решить следователю для изменения конфликтной ситуации в благоприятную для расследования сторону.

Анализ практики показывает, что применительно к условиям конфликтной ситуации изучение следователем личности противодействующего субъекта проводится для решения следующих задач: распознавания занятой субъектом позиции; установления психологического контакта с противоборствующим участником процесса; выбора, реализации и оценки результатов применения тактических средств воздействия; оказания воспитательного воздействия на личность конфликтующего участника расследования; решения иных задач, направленных на изменение сложившейся ситуации в благоприятную для расследования сторону в период работы по конкретному уголовному делу.

Отмечая то, что характер познания, при изучении личности конфликтующего субъекта, может быть как ретроспективным (исследование криминальной ситуации, биографии, образа жизни лица и т.п.), так и презентативным (отслеживание различных вербальных и невербальных проявлений во время производства следственных действий), диссертант выделяет следующие направления, по которым необходимо проводить мероприятии, направленные на изучение личности противодействующего расследованию субъекта:

1. Изучение образа жизни, а также биографии лица, занявшего позицию противодействия расследованию. Источниками сведений биографического характера могут быть показания самого лица о различных периодах его жизни; показания родственников, знакомых, коллег; письменные документы (переписка обвиняемого, характеристики с места работы, учебы, жительства; материалы прежних уголовных дел, если обвиняемый ранее привлекался к уголовной ответственности).

2. Изучение криминальной ситуации. При разрешении конфликтов, возникших в период расследования, анализ криминальной ситуации проводится, прежде всего, с целью выявления интеллектуальных возможностей лица, совершившего преступление, его установок, потребностей, мотивов, остроты эмоциональных проявлений и т.п. Кроме того, сведения, необходимые для разрешения конфликтных ситуаций, связанных с дачей обвиняемым ложных показаний, с отрицанием им своей вины, могут быть получены в процессе исследования докриминальной и посткриминальной ситуаций.

3. Изучение эмоциональных, интеллектуальных и иных особенностей личности противоборствующего субъекта, влияющих на поведение в острых, конфликтных ситуациях, устойчивость к психологическому воздействию и т.п., которые условно можно разделить на две группы: поведенческо-психологические (эмоциональное состояние, цели, мотивы, занятая позиция, ли­ния поведения); индивидуалъно-личностные (уровень интеллекта, характерологические особенности и т.п.).

Исходя из того, что проблема принятия тактического решения в условиях конфликтной ситуации, особенно на первоначальном этапе расследования, во многом определяется недостатком исходной информации о личности противодействующего субъекта (субъектов), автор подчеркивает важность для своевременного предотвращения и разрешения конфликтов органолептических методов познания (наблюдение, беседа и т.д.). При этом основным методом, применяемым следователем для визуальной диагностики психологических особенностей и состояний партнера по конфликтному общению, по мнению автора, является метод криминалистического наблюдения. В связи с чем, в ходе исследования автором была предпринята попытка адаптировать обозначенную методику применительно к исследованию личности противоборствующего субъекта в условиях конфликтной ситуации.

В третьем параграфе - «Тактические особенности расследования преступлений в условиях конфликтной ситуации» - исследуются типичные конфликтные ситуации («следователь-обвиняемый», «следователь-защитник», «следователь-потерпевший» и т.д.), а также детально рассматривается возможность применения тех или иных тактических средств их предотвращения и разрешения в рамках различных следственных действий.

Анализ научной литературы, а также изучение следственной практики позволили систематизировать тактические средства, входящие в арсенал следователя и применяемые им для разрешения конфликтов, и, кроме того, оценить эффективность каждого из основных тактических средств воздействия с учетом разновидности и особенностей конфликтной ситуации.

Автором отмечается, что каждая из рассмотренных типичных конфликтных ситуаций имеет свои характерные особенности, которые предопределяют направление, методы и средства ее предупреждения и разрешения. При этом возникновение одних типичных конфликтных ситуаций (например «следователь-обвиняемый») является закономерным и практически неизбежным в следственной деятельности. Полностью разрешить данную ситуацию на этапе предварительного расследования уголовного дела зачастую не представляется возможным, поэтому можно говорить о реализации следователем своей процессуальной функции в условиях конфликтной ситуации. Представляется, что в подобном случае основные усилия следователя должны быть направлены на устранение либо преобразование отдельных структурных элементов конфликта, в частности, содержания противоборства, мотивационной базы конфликтного поведения участников, нейтрализацию оказываемого заинтересованными лицами противодействия расследованию и т.д.

Другие же конфликты, и в наибольшей степени это относится к конфликтным ситуациям «следователь-потерпевший», нередко возникают именно в результате тактических ошибок следователя, его просчетов при моделировании следственной ситуации, недооценки ее «конфликтности» либо «бесконфликтности», выборе и реализации тактических средств воздействия и т.п. Поэтому важным моментом здесь будет заблаговременное предупреждение развития конфликтной ситуации.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, излагаются наиболее существенные выводы, предложения, рекомендации и предлагаются направления дальнейшей комплексной разработки проблем конфликтов и конфликтных ситуаций на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных Высшей аттестационной комиссией:

1. Михайличенко Н.А. Тактические средства управления конфликтными ситуациями // Российский следователь. - 2008 - № 2. – 0, 29 п.л.

2. Михайличенко Н.А. О некоторых вопросах классификации криминалистических конфликтных ситуаций // Власть и управление на востоке России. - 2008. - № 2 (43) – 0,52 п.л.

3. Михайличенко Н.А. Криминалистическая классификация конфликтных следственных ситуаций // Вестник МосУ МВД России. – 2007. - № 10. – 0,4 п.л.

Работы, опубликованные в иных рецензируемых научных изданиях:

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»