WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Говоря о степени разработанности темы, стоит отметить, что данная диссертация имеет определенную специфику – будучи по своей проблематике работой социально-политической, а не исторической, она при этом основывается преимущественно на исторических изысканиях, а потому использованный нами материал можно условно разделить на две части: историографический, источниковедческий и политологический. К первой группе работ относятся многочисленные исследования веча, Земских соборов и земств, сделанные дореволюционными, советскими и российскими историками, а также непосредственные источники – летописные материалы, законодательные акты, документы, воспоминания очевидцев событий и т.д. Вторая часть использованных автором работ включила в себя собственно политологические труды, посвященные политической традиции России в целом или каким-то ее аспектам. Они стали основой концептуальной, мировоззренческой базы диссертации. Формулируя свою концепцию, мы опирались на определенную интеллектуальную традицию в России, корни которой идут еще от А.И. Герцена и Н.Г. Чернышевского. Коротко говоря, суть ее – в попытке нахождения в России, на основе аутентичных социальных институтов, альтернативы авторитарному пути развития русского общества. Для теоретиков народничества такой альтернативой, как известно, был социализм, основу которого они усматривали в крестьянской общине. Сегодня в этом же русле работает ряд известных ученых, среди которых можно выделить И.К. Пантина, Е.Г. Плимака, Г.Г. Водолазова – они делают акцент в большей степени на исследовании российской революционной традиции; А.А. Кара-Мурзу, который много лет занимается изучением истории либеральной мысли в России; А.Л. Янова и И.М. Клямкина, доказывающих в своих работах, что представление о русской истории как исключительно авторитарной является большим упрощением; А.Г. Глинчикову, в центре научных интересов которой – особенности вхождения русского общества в эпоху модернити. Преимущество данного подхода, объединяющего всех этих авторов (при разности их взглядов и убеждений), заключается в том, что он дает возможность для спокойного и объективного анализа, позволяя избежать двух крайностей в лице радикального западничества, которому Россия со всей ее историей представляется каким-то аморфным, косным образование, которое обязательно нужно цивилизовывать извне и «национально-державной» идеологии, склонной к идеализации прошлого и усматривающей в патернализме российской социальной системы некое самобытное начало, которое следует всячески охранять и укреплять.

Цель исследования заключается в том, чтобы с помощью ретроспективного анализа институтов участия выяснить, существовали или нет в России тенденции к гражданской трансформации социально-политической системы и если такие тенденции были, то почему они не получили своего завершения. Для достижения этой цели автор ставит перед собой несколько промежуточных задач: во-первых, последовательно рассмотреть развитие институтов и форм общественно-политического участия в России от зарождения государственности на восточнославянских землях и до начала XX в.; во-вторых, изучить те предпосылки и возможности, которые давали институты участия для вызревания демократических, гражданских тенденций (всего мы выделяем три таких «импульса», которые могли стать толчком к гражданской трансформации русского общества, каждому из них посвящена отдельная глава); в-третьих, проанализировать причины незавершенности этих «гражданских импульсов», их связь между собой и последствия каждой неудачи для дальнейшего развития российской социально-политической системы; в-четвертых, сформулировать общие выводы относительно характера взаимоотношений между обществом и властью в России, который складывался на протяжении ее истории.

Методология работы включает в себя как общенаучные, так и конкретно-научные методы исследования. К первым относятся анализ, синтез, абстрагирование, обобщение, аналогия, моделирование. Ко вторым –сравнительно-исторический метод (отвечая на современную проблему, мы исследовали ее в исторической перспективе, сопоставляя социально-политические институты на разных исторических этапах), сравнительно-политологический (сравнивая различные модели общественно-политического участия, проводя определенные параллели между социально-политическими процессами и институтами в России и на Западе), институциональный, а также метод анализа документов.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

1) В диссертации впервые в отечественной науке ставится задача последовательного изучения характера взаимоотношений власти и общества в России на достаточно длительном временном отрезке, используя в качестве предмета научного анализа институты участия.

2) При этом предпринимается попытка переопределить и уточнить категорию «политическое участие», применительно к традиционному обществу.

3) На основе исследования институтов участия в работе показано, что российские социальные реалии были многовариантными, в том смысле, что в разное время они давали возможности для различных путей развития общества, в том числе и демократического.

4) Исходя из этого, в диссертации, с привлечением значительного исторического материала, рассматривается вопрос о том, какие собственные, аутентичные импульсы для формирования гражданских институтов существовали внутри русского социума.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Характер взаимоотношений между властью и обществом в России не был одинаков и существенно менялся на различных этапах ее истории. Автор приходит к выводу, что эти взаимоотношения прошли через серьезную эволюцию, в которой имел место как тренд усиления авторитарного начала, так и тенденции обратного порядка, когда патерналистская структура властвования оказывалась значительно ослабленной.

2. Если отношения народа и государства в России не укладываются в чисто патерналистскую модель взаимодействия, это означает, что русскому обществу не были чужды демократические, гражданские тенденции в социально-политической сфере и они не являются достоянием исключительно западной цивилизации.

В то же время, российские институты участия, на базе которых протекали демократические процессы, имели определенные особенности. Так, деятельность веча и Земских соборов была очень слабо формализована и опиралась скорее на обычай, нежели на какие-то юридические основания. В России, не испытавшей влияния римской правовой традиции, не возникло ничего подобного европейскому «городскому праву» (хотя серьезным шагом в этом направлении можно считать установившуюся с середины XII в. практику заключения договора между городской общиной и князем); не стала успешной и попытка юридического закрепления компетенции Земских соборов с помощью т.н. «ограничительной записи» царя Михаила Федоровича – ее положения были нарушены уже при его преемнике. Слабость правовой традиции в России во многом предопределила уязвимость институтов участия перед лицом власти, непрочность политических завоеваний русского общества. Что касается еще одного рассматриваемого нами института – земств пореформенной эпохи, то его специфика была связана, прежде всего, с громадным социокультурным расколом в имперском обществе, аналогов которому не было нигде больше. В результате этого раскола социальные группы, представители которых входили в состав земских органов, не просто находились в состоянии глубокого конфликта между собой, но, более того, были культурно и цивилизационно чуждыми друг другу, что сделало невозможным устойчивый конструктивный диалог между ними.

3. Два предыдущих тезиса необходимым образом подводят автора к мысли о том, что базовое различие социально-политической истории России и Запада состоит не в отсутствии у нас гражданских тенденций и импульсов, характерных для Европы, а в том, что в России они систематически срывались и не получили своего завершения. Этот момент часто ускользает от внимания исследователей отечественной государственности, многие из которых склонны экстраполировать характер современной российской социальной системы на все ее прошлое. Тогда как патернализм государства и власти в нашей стране – это не некая изначальная доминанта, «судьба» России, а результат действия определенных объективных и субъективных факторов, которые мы рассматриваем в данной работе.

Теоретическая и практическая значимость работы определяются тем, что данная диссертация позволяет преодолеть ряд устойчивых стереотипов, сформировавшихся в отношении русской политической традиции и политической культуры россиян, по-иному взглянуть на многие факты отечественной истории, а также на перспективы движения России к обществу гражданского типа. Материалы исследования могут быть использованы при чтении лекций по политической истории России.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы работы были изложены в ряде публикаций (их список приводится в конце автореферата). Некоторые материалы диссертации были также использованы при чтении диссертантом лекций по истории русской политической мысли для студентов 2 курса факультета политологии Государственного университета гуманитарных наук. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на секторе истории политической философии ИФ РАН.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, четырнадцати параграфов, заключения и списка литературы из 122 источника. Объем диссертации составляет 138 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, формулируется главная проблема исследования, его цель и задачи, дается характеристика степени разработанности темы диссертации, определяется методологическая база работы, ее научная новизна, теоретическое и практическое значение.

Глава I «Вечевая традиция домонгольской Руси как фактор формирования общественно-политического участия протогражданского типа» состоит из шести параграфов. Первый параграф посвящен анализу предпосылок вызревания вечевых форм участия в Древней Руси. Первой такой предпосылкой стал высокий уровень урбанизации, который являлся следствием развития транзитной торговли через восточнославянские земли (волжский торговый путь и «из варяг в греки»).

Торгово-ремесленный характер городов формировал большую массу свободного населения, которое по мере разложения родоплеменного строя и складывания новых социальных связей начинает консолидироваться в единое городское сообщество. И не случайно с середины XI в. мы встречаем в источниках все более частое упоминание о вече – это было внешним проявлением возросшей активности городских общин, которые использовали для канализации своей воли институт, привычный для славянского населения еще с архаичных времен (изначально вече – это племенная сходка). Похожие процессы можно было наблюдать и в средневековой Европе, в особенности на Апеннинах, где уже в IX–X вв. горожане начали борьбу со своими феодальными сеньорами, в результате которой в Северной и Средней Италии практически повсеместно возникали самоуправляющиеся коммуны. Средневековый европейский город стал носителем того динамичного начала, под влиянием которого складывались предпосылки для демократизации общества, вызревания гражданских форм участия, и важно подчеркнуть, что русские города домонгольской эпохи не представляли собой исключения из этого общеевропейского правила.

Вторым фактором, способствующим развитию вечевых институтов, стал полицентризм. Известно, что в Древней Руси так и не сложилось единой государственности, которая охватывала бы всю территорию расселения восточных славян. Государственность была достаточно аморфной и децентрализованной, она была локализована в городах, которые распространяли свою власть на окружающую территорию, что называлось в терминологии того времени волостью или землей. Каждая древнерусская волость включала в себя правящий город (он назывался «старшим»), подчиненные ему города («пригороды») и сельскую округу. По названию старшего города обозначали и всю землю – Новгородская, Киевская, Владимирская и т.д. Русь была своеобразной конфедерацией таких волостей, которые хотя иногда и собирались под властью какого-либо сильного князя, тем не менее, никогда не являлись единым целым. Волостное устройство благоприятствовало развитию вечевых институтов, поскольку позволяло всем гражданам непосредственно участвовать в политической жизни, сойдясь на городской площади.

Во втором параграфе первой главы анализируется социальный состав древнерусского веча. С привлечением летописного материала автор показывает, что это был общегородской орган власти, куда, наряду с аристократией, входили и представители социальных «низов», бывшие полноправными членами городской общины. Статус гражданина в Древней Руси, как, впрочем, и в Европе, был связан с внесением определенных денежных взносов в городскую казну. А поскольку основной единицей налогообложения на Руси традиционно был «дым», т.е. двор, домохозяйство, то и гражданскими правами обладали все свободные домохозяева, т.е. главы семейств. Зависимые категории населения – закупы, рядовичи, холопы, челядь и пр. – политических прав были лишены. С этой оговоркой мы можем признать вече институтом демократическим по своему составу.

Влияние древнерусского «демоса» на политическую жизнь усиливала и особенность военной организации, предполагавшая поголовную вооруженность всех свободных мужчин, которые составляли народное ополчение. Это делало социальные «низы» достаточно самостоятельными по отношению к знати, ведь «вооруженный общинник – плохой объект для эксплуатации» (И.Я. Фроянов).

Третий параграф первой главы посвящен компетенции вечевых собраний. Диссертант приходит к выводу, что вече в древнерусских городах так и не стало постоянно действующим органом, занимающимся текущими делами управления. Они собиралось лишь по мере необходимости, когда существовал какой-либо вопрос, требующий всенародного обсуждения. Тем не менее, компетенция веча была значительной, оно могло вмешиваться во все сферы государственного управления и законодательства, включая обсуждение вопросов войны и мира, принятие судебных решений, утверждение некоторых законодательных актов и т.д. Но бесспорно важнейшим правом, ставшим результатом развития городских общин и вечевых институтов, была возможность смещать князей с престола и призывать новых.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»