WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

2. Анализ массовых беспорядков с момента вхождения разрозненных кыргызских племен в состав Российской Империи в 1865 году и до сегодняшних дней показал их историческую изменчивость по формам проявления (нарушение общественного порядка на улицах, захват зданий органов власти, мародерство в крупных торговых центрах и др.), но неизменность их деструктивных последствий.

Исследование показало, что массовые беспорядки не всегда носят политический характер, но всегда затрагивают политическую систему, в частности государственный (политический) правопорядок, посягая на устойчивость, авторитет законной власти, в некоторых случаях сопряжены с вооруженным сопротивлением представителям власти.

3. Противоречивость обобщающей информации о способах совершения преступления, ущербе, пострадавших и пр. непосредственно не влияет на квалификацию преступления, предусмотренного ст.233 УК Кыргызской Республики (ст.212 УК Российской Федерации). Однако отсутствие данной информации, а также количественных характеристик признаков состава преступления, связанных с многоэпизодностью деяния не способствует отражению в материалах уголовных дел отдельных значимых фактов и квалифицирующих признаков совершенного преступления, не обеспечивают полноты собираемых доказательств, и в итоге не способствуют качественному анализу, установлению причин и условий совершаемых преступлений в целях их нейтрализации. Научно обосновывается перечень криминологически значимых обстоятельств, характеризующих все эпизоды массовых беспорядков и квалифицирующие признаки, которые необходимо отражать в материалах уголовных дел.

4. В ходе исследования выявлены следующие особенности криминологической характеристики массовых беспорядков: 1) вовлечение в их совершение большого числа лиц; 2) укрепление у участников беспорядков уверенности в безнаказанности совершаемых ими действий; 3) скопление людей (толпа), объединенных каким-либо интересом. Автором обоснованы социально-психологические признаки феномена толпы и их влияние на поведение, находящихся в ней лиц. В работе определены наиболее существенные мотивы вступления лица, группы лиц в бесчинствующую толпу.

5. Анализ следственной практики показал, что организаторы в местах совершаемых беспорядков, как правило, не присутствуют. Поэтому к уголовной ответственности, в основном (78%), привлекаются соисполнители и лица, оказавшиеся на месте беспорядков по стечению тяжелых социально-экономических обстоятельств. Это так называемые ситуационные преступники и факт участия их в указанных эксцессах находится в противоречии с общей линией их предшествующего поведения и образа жизни.

Выявление и анализ типичных особенностей личности участника массовых беспорядков позволил разработать предложения по повышению эффективности мер предупреждения преступлений со стороны, как неустойчивых лиц, так и имеющих определенный криминальный опыт.

6. Проблемы борьбы с массовыми беспорядками волнуют не только отдельные страны с неустойчивой политической системой (например, в Украине 2006г., Монголии 2008г., Таиланде 2008г.), но и международное сообщество в целом, что требует единого правового подхода к урегулированию происходящих внутри государства социальных конфликтов.

В странах, не входивших в состав СССР, описание признаков массовых беспорядков отличаются от подобного состава преступления, закрепленного в Модельном УК СНГ. В уголовных кодексах Кыргызской Республики и Российской Федерации следует использовать соответствующий опыт законодательства стран G8 по уголовно-правовому регулированию массовых беспорядков, именуемых гражданскими, в частности, детализировать соответствующие составы преступлений такими признаками как: мотивация, враждебность, квалифицирующим беспорядки террористическими актами (США); количество субъектов преступления (Великобритания); цель – причинение ущерба государству, предмет посягательства и место совершения преступления (Китай); орудия совершения преступления (Франция).

7. В целях совершенствования уголовно-правовых мер борьбы с массовыми беспорядками, а также отграничения их от иных преступлений против общественного порядка и общественной безопасности, необходимо дифференцировать уголовную ответственность за гражданские беспорядки, не связанные с сопротивлением государственной (муниципальной) власти, нарушающие общественный порядок и массовые беспорядки, посягающие на порядок осуществления государственной власти и общественную безопасность. В УК Кыргызской Республики предлагается внести новый состав, устанавливающий ответственность за «гражданские беспорядки» и внести изменения в определение «массовых беспорядков».

8. Предлагается проект постановления Пленума Верховного Суда Кыргызской Республики о судебной практике применения нормы об уголовной ответственности за массовые беспорядки.

Теоретическая значимость настоящего исследования состоит в его направленности на решение крупной социально-правовой проблемы предупреждения массовых беспорядков на территории Кыргызской Республики и Российской Федерации. Положения настоящей работы могут быть использованы в качестве теоретической основы для последующих научных исследований по данной проблеме, а также при подготовке учебно-методических материалов по курсу «Уголовное право» и «Криминология»:

- сформулировано авторское определение массовым беспорядкам;

- даны социально-психологические феномены толпы;

- проведен сравнительно-правовой анализ ст.233 УК Кыргызстана и ст.212 УК России, а также изучен опыт зарубежных стан.

Результаты данного исследования могут широко использоваться для дальнейшего изучения проблем, связанных с совершением массовых беспорядков, и при разработке уголовно-правовых и криминологических мер предупреждения преступлений против общественной безопасности и общественного порядка, а также для внесения изменений и дополнений в действующее уголовное законодательство Кыргызской Республики и Российской Федерации. Выводы и предложения также могут быть использованы в практической деятельности МВД Кыргызской Республики, МВД Российской Федерации и в деятельности Бюро по координации и борьбе с организованной преступностью стран СНГ.

Практическая значимость исследования заключается во внедрении в деятельность правоприменительных органов рекомендаций, разработанных в процессе исследования, позволит избежать нередких ошибок в практике квалификации массовых беспорядков и разграничения его со смежными преступлениями, оказать помощь в организации профилактики преступлений против общественного порядка.

Предложения, обоснованные и сформулированные в работе, могут быть использованы при дальнейшем совершенствовании уголовного законодательства, регламентирующего ответственность за массовые беспорядки.

Обоснованность и достоверность результатов исследования обеспечивается его комплексным характером и собранным эмпирическим материалом. Широко использованы данные ряда криминологических и социологических исследований, проведенных другими авторами по исследуемой проблеме.

Эмпирическую базу исследования составили статистические данные ГИАЦ МВД Российской Федерации о состоянии преступности в сфере охраны общественного порядка и общественной безопасности за 1997-2007 гг., и данные ГИАЦ МВД Кыргызской Республики за 2001-2007гг. В рамках использования метода экспертных оценок было проведено анкетирование 147 сотрудников органов внутренних дел Кыргызской Республики.

С целью получения новых результатов, полученных соискателем лично, проанализированы законодательные и ведомственные нормативные акты Кыргызской Республики и Российской Федерации, статистические и иные данные, а также судебная и следственная практика (73 уголовных дела), имеющие отношение к исследуемой теме. Также использованы источники, отражающие зарубежный опыт борьбы с преступлениями, нарушающими общественную безопасность и общественный порядок.

Апробация результатов исследования. Выводы проведенного диссертационного исследования обсуждалась на кафедре уголовно-правовых дисциплин и организации профилактики преступлений Академии управления МВД России. Участие в научно-практических конференциях:

- международная научно-практическая конференция «Проблемы юридической науки и правоприменительной практики» (г. Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, 2007г.);

- 2-й Российский конгресс уголовного права «Системность в уголовном праве» (г. Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, 2007г.);

- 3-й Российский конгресс уголовного права «Противодействие преступности: уголовно-правовые. Криминологические и уголовно-исполнительные аспекты» (г. Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, 2008г.).

Основные положения диссертации изложены в шести научных статьях общим объемом 1,75 п.л.

Структура и объем диссертационной работы обусловлены ее целью, задачами и уровнем научной разработки. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются объект и предмет, цели и задачи исследования, сформулированы его теоретические, методологические и правовые основы, показаны научная и практическая значимость результатов исследования, определяются нормативная и эмпирическая базы работы, указываются основные положения, выносимые на защиту, представляются сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Социально-правовая обусловленность уголовной ответственности за массовые беспорядки» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе говорится о том, что происходящие в странах масштабные реформы и процессы расширения демократии всегда сопровождаются ростом политической активности людей и расширением форм выражения индивидуального, коллективного и массового мнения граждан по тем или иным вопросам общественной жизни. Все это выдвигает перед государственными органами новые задачи, связанные с обеспечением безопасности и правопорядка.

По своему характеру и направленности массовые беспорядки относятся к числу наиболее опасных, чрезвычайных происшествий и представляет серьезную опасность для общества. Нельзя не учитывать психологическую готовность части населения к разрешению социальных противоречий насильственными незаконными действиями, в том числе и вызывающими столкновения с правоохранительными органами. Массовые беспорядки, при всем внешне их стихийном развитии представляют заранее спланированные, скоординированные действия, с четким разделением ролей. Криминальные действия большого количества людей (толпы) отличаются, как правило, агрессивностью, сильным взаимовлиянием, накалом эмоций, активным использованием беспорядков преступным элементом.

Фактически, массовые беспорядки в бывшем СССР имели место все годы его существования. Но в целях сокрытия действительного состояния общественного порядка подобные преступления тщательно скрывались.

Со второй половины 80-х годов изменилась политическая ситуация в СССР, а массовые беспорядки и другие чрезвычайные ситуации охватили значительную часть его территории.

Политическая нестабильность и конфликтные ситуации создают благоприятные условия для безнаказанного совершения преступлений, нарушающих общественный порядок и массовых беспорядков.

В работе проводится анализ понятий «правопорядок», «общественная безопасность», «общественный порядок», «массовые беспорядки». Анализ различных точек зрения позволил сделать вывод о том, что массовые беспорядки – это действия, деяния, составляющие нарушение порядка, совершаемые большим количеством людей и выражающие протест против власти. Однако, по мнению автора не всякие действия или деяния, совершаемые большим количеством людей, хотя и выражающие протест против власти, являются преступлениями.

Беспорядки должны признаваться массовыми только тогда, когда бесчинствующая толпа на определенное время становится хозяином положения, поставив под угрозу общественную безопасность. При этом отмечаются массовые нарушения общественного порядка, а деятельность органов власти оказывается парализованной и для восстановления нарушенного порядка приходится прибегать к чрезвычайным мерам: мобилизация рабочих на предприятиях, привлечение пожарных, войсковых подразделений, усиление нарядов милиции.

Специфика рассматриваемого преступления заключается в том, что в его совершение вовлекается большое число лиц. Помимо сложения усилий, что приводит к существенным изменениям в самой обстановке совершения преступления, имеет место постоянное расширение круга вовлекаемых лиц. Все это отражается на масштабах беспорядков, размер ущерба значительно увеличивается. В такой обстановке у участников беспорядков зарождается уверенность в безнаказанности. Практика подтверждает, что при массовых беспорядках весьма затруднительно выявить их активных участников и организаторов. К ответственности привлекаются в основном оказавшиеся случайно на месте беспорядков, тогда как организаторы нередко вовсе не появляются в местах совершаемых беспорядков. Иногда к ответственности привлекаются лица, действия которых не имеют ничего общего с массовыми беспорядками.

В работе обосновывается авторское определение массовых беспорядков с точки зрения уголовно-правового деяния - совершаемые большим количеством людей действия, выражающие протест против общественной безопасности и общественного порядка, сопровождающиеся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти.

Как в Кыргызстане, так и в России массовые беспорядки в настоящее время приобретает ряд характерных признаков, к которым, относятся массовость, политизация, техническая оснащенность, профессионализм участников и, как следствие, возросшая тяжесть последствий.

Для более полного раскрытия признаков состава массовых беспорядков в работе выделяются стадии их зарождения, протекания и ликвидации.

Во втором параграфе проводится исторический анализ развития законодательства об уголовной ответственности за массовые беспорядки в Киргизии и России.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»