WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Анализ корреляционных связей уровня стрессоустойчивости с физиологическими реакциями на стрессорные воздействия показал, что корреляция реакций ЧСС с уровнем стрессоустойчивости носила разнонаправленный характер. Чаще всего более активная симпатическая мобилизация соответствовала более высокому уровню стрессоустойчивости (при вариациях абсолютных значений коэффициента корреляции r от 0,409 до 0,735). Однако в ряде случаев соотношение оказывалось обратным: более активная симпатическая мобилизация сопутствовала сниженному уровню стрессоустойчивости (абсолютные значения r = 0,427 и 0,743). В этой связи мы предположили, что неспецифические физиологические реакции, т.е. стресс-реакции, могут маскироваться вмешательством специфических реакций на применяемое воздействие. В частности, симпатоактивирующие эффекты операторской деятельности (возможно, связанные с индивидуальным типом вегетативного реагирования на ментальную нагрузку, известным как ЧСС-реактивный тип) могут скрывать предрасположенность к парасимпатическим реакциям и к слабой симпатической мобилизации, сопряженную с пониженной стрессоустойчивостью. Иначе говоря, вмешательство индивидуального типа вегетативного реагирования на ментальный стрессор (умственную нагрузку) может препятствовать выявлению физиологических реакций, адекватных низкому уровню операторской стрессоустойчивости.

В отличие от ЧСС, реакции со стороны АД сист. коррелировали с уровнем стрессоустойчивости однозначно: более высокая стрессоустойчивость неизменно сопровождалась более активной симпатической мобилизацией (при вариациях абсолютных значений r от 0,567 до 0,763).

Что касается субъективных оценок состояния, сопутствующих операторской деятельности, они не обнаружили закономерной связи с уровнем стрессоустойчивости.

Опыт космических полетов свидетельствует о том, что доверять субъективным оценкам состояния космонавтов, которые они дают в ходе полета, надо с очень большой осторожностью, поскольку субъективные оценки, как правило, не соответствуют объективной ситуации. При этом надо учитывать, что высоко мотивированный, поглощенный работой, человек может и не испытывать негативных ощущений и совершенно искренне оценивать свое самочувствие как хорошее.

Так или иначе, субъективные оценки состояния не дали дополнительной информации для обоснования оценок стрессоустойчивости, полученных по качеству деятельности.

Как показали результаты изучения особенностей индивидуального хронотипа испытуемых, к вечернему типу (с учетом обоих его вариантов четко выраженного и слабо выраженного) принадлежали 33%, к утреннему (также с учетом обоих вариантов) 19% обследуемых лиц. Остальные 48% испытуемых относились к индифферентному типу.

Анализ связи индивидуального хронотипа с уровнем стрессоустойчивости привел нас к очень осторожному выводу, согласно которому четко выраженный вечерний тип сопряжен скорее с высоким уровнем стрессоустойчивости, нежели с низким. В литературе мы нашли данные, созвучные нашему выводу. По свидетельству В.А.Доскина, Н.А.Лаврентьевой (1975), у лиц утреннего типа легче возникают состояния депрессии и тревоги, они чаще переживают фрустрацию (субъективное ощущение неспособности успешно преодолеть трудную ситуацию), нежели представители вечернего типа, для которых характерно стремление к активному преодолению трудностей. Другими словами, данные этих авторов указывают на то, что наше предположение не лишено оснований. Безусловно, это очень интересный, но далеко еще не изученный, вопрос, имеющий не только теоретическое, но и практическое значение.

Оценки уровня личностной и реактивной тревожности практически не зависели от уровня стрессоустойчивости обследуемых лиц (соответствующие различия между группами с разным уровнем стрессоустойчивости были статистически несущественными при p>0,05 по критерию Т Уайта) и по фактору личностной тревожности указывали на умеренный, а по фактору реактивной тревожности на низкий уровень тревожности обследуемых лиц.

Таким образом, связи уровня тревожности с индивидуальным уровнем стрессоустойчивости в наших исследованиях обнаружено не было. Можно полагать, что такая связь наиболее отчетливо проявляется в ситуациях, отмеченных риском для жизни. При этом оценке стрессоустойчивости помогают наблюдения за поведением человека: если он беспорядочно мечется от одного действия к другому, проявляя признаки растерянности и паники, то ясно, что уровень его стрессоустойчивости низок.

Условия наших исследований не были сопряжены с риском для жизни, что и могло наложить решающий отпечаток на полученные результаты.

ВЫВОДЫ

1. Тесты "Манометры" и "Слежение", предусмотренные программой "Нейролаб-2000М" и позволяющие оценивать качество деятельности, с точки зрения оценки стрессоустойчивости были наиболее эффективными при их сочетанном применении. Вместе они дали возможность оценить стрессоустойчивость 67% испытуемых.

2. В условиях воздействий, отмеченных разной спецификой, у испытуемых с пониженным уровнем стрессоустойчивости в 72% случаев отмечались проявления сравнительно низкой симпатической активации и более выраженных парасимпатических влияний.

При сравнительно высоком уровне стрессоустойчивости у испытуемых доминировали признаки сравнительно высокой симпатической активации и менее выраженных парасимпатических влияний; такие признаки были отмечены в 78% случаев.

Статистическая достоверность указанных соотношений подтвердилась с вероятностью p<0,01 по Т-критерию Стьюдента.

3. Корреляция реакций ЧСС с уровнем стрессоустойчивости носила разнонаправленный характер. Чаще всего более активная симпатическая мобилизация соответствовала более высокому уровню стрессоустойчивости (при абсолютных значениях коэффициента корреляции r, варьировавших, по данным обеих серий исследований, в диапазоне 0,409-0,779). Однако в ряде случаев соотношение оказывалось обратным: более активная симпатическая мобилизация сопутствовала сниженному уровню стрессоустойчивости (при вариациях абсолютных значений r в диапазоне 0,427-0,743).

4. Реакции со стороны АД сист. коррелировали с уровнем стрессоустойчивости однозначно: более высокая стрессоустойчивость неизменно сопровождалась более активной симпатической мобилизацией (при вариациях абсолютных значений r в диапазоне 0,567-0,763).

5. Установлена корреляция уровня стрессоустойчивости с исходным уровнем ЧСС, зарегистрированным на фоне физического покоя: чем выше была стрессоустойчивость, тем ниже были исходные значения этого показателя и наоборот. При этом исходные величины ЧСС коррелировали со стрессоустойчивостью не на всем протяжении суточного цикла, а лишь в определенные часы суток: ночью - в 0 ч и 4 ч (при значениях r в диапазоне 0,779-0,916), утром в интервале 6 ч 20 мин - 7 ч 40 мин (r = 0,719 - 0,823) и вечером в период с 18 ч 20 мин до 23 ч 20 мин (r = 0,714 - 0,860).

6. Полученные данные не подтверждают наличия закономерной связи уровня стрессоустойчивости с субъективными оценками состояния, сопутствующего операторской деятельности, с особенностями индивидуального хронотипа и с характеристиками личностной и ситуативной (реактивной) тревожности обследуемых лиц.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Аппаратуру "Нейролаб-2000М" рекомендуется использовать для оценки операторской стрессоустойчивости лиц экстремальных профессий, в том числе, космонавтов.

2. При оценке операторской стрессоустойчивости необходимо:

  • Определять качество деятельности оператора на основе многократных исследований, выполняемых в условиях, отмеченных разной спецификой воздействующих факторов.
  • Одновременно использовать не менее двух тестов, предназначенных для оценки качества операторской деятельности (в том числе, тестов "Манометры" и "Слежение").
  • Оценивать физиологические реакции не только на операторскую деятельность, но и на условия, в которых она выполняется.
  • Для оценки физиологических реакций, наряду с ЧСС (и другими физиологическими показателями), обязательно регистрировать систолическое артериальное давление.
  • Исходный уровень ЧСС оценивать по данным, полученным на фоне физического покоя, в вечерние (после 18 ч), ночные (в 0 ч и 4 ч) и утренние (в период от 6 ч до 8 ч) часы.

3. Оценку неспецифической устойчивости (стрессоустойчивости) рекомендуется сочетать с оценкой специфической устойчивости к факторам, присущим конкретным видам экстремального труда.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО МАТЕРИАЛАМ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Степанова С.И., Кузнецова Е.П. Сравнительная оценка результатов операторской деятельности и почечной экскреции 17-ОКС при длительном лишении сна // Космическая биология и авиакосмическая медицина. XIII Конференция. Материалы конференции 13-16 июня, Москва. Москва, 2006. – С. 297-298.
  1. Кузнецова Е.П. Вариативность результатов деятельности как один из коррелятов стрессоустойчивости оператора // VI Конференция молодых ученых, специалистов, аспирантов и студентов, посвященная Дню космонавтики (10 апреля 2007 г.).
  2. Тезисы опубликованы в Интернете (СМУ: Конференции 2007). http://youth.imbp.ru/programma07.html
  1. Кузнецова Е.П. Частота сердечных сокращений как показатель стрессоустойчивости оператора // 1У Всероссийский съезд Российского психологического общества. Ростов-на-Дону, 17-21 сентября 2007 г.
  1. Степанова С.И., Кузнецова Е.П. Частота сердечных сокращений при различном уровне стрессоустойчивости операторов // Авиакосмическая и экологическая медицина, 2007. Т. 41. № 6. С. 58-62.
  1. Кузнецова Е.П., Степанова С.И. Ранжированные оценки операторской стрессоустойчивости по частоте сердечных сокращений // 2-й научно-практический семинар «Типологические аспекты здоровья и успешности профессиональной деятельности». Звездный городок, 15 мая 2008 г.
  1. Степанова С.И., Кузнецова Е.П. Корреляционная связь частоты сердечных сокращений с индивидуальным уровнем стрессоустойчивости оператора // Авиакосмическая и экологическая медицина, 2008. Т. 42. № 1. С. 56-59.
  1. С.И.Степанова, Е.П.Кузнецова, Д.П.Матюшкин. Оценка качества деятельности в аспекте проблемы индивидуальной стрессоустойчивости оператора // Авиакосмическая и экологическая медицина, 2008. Т. 42. № 2. С.32-35.
  1. Кузнецова Е.П., Степанова С.И. Качество операторской деятельности и сопутствующие физиологические реакции при различном уровне стрессоустойчивости // Авиакосмическая и экологическая медицина, 2009. Т. 43. № 4. С. 30-38.
  1. Kuznetsova E.P. Analysis of the sympathetic control activating effects of operator's functions in relation to operator's stress tolerance // 17th IAA Humans in Space Symposium, Moscow, Russia, June 7-11 2009. Book of Abstracts. - P. 76-77.
Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»