WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

0,846

0,01<p<0,02

5.00

0,666

p>0,05

6.00

0,539

p>0,05

4-я

0.00

0,916

p<0,01

1.00

0,868

p<0,01

2.00

0,329

p>0,05

3.00

0,626

p>0,05

4.00

0,895

p<0,01

5.00

0,635

p>0,05

6.00

Данные неполные

(3 чел)

Данных нет

Таблица 4

Корреляционная связь индивидуальных значений ЛВР

с индивидуальными величинами ЧСС,

зарегистрированными в дневные часы (по специальной программе)

на фоновом этапе эксперимента

Дни фонового этапа

(№№ пп)

Московское время, часы

Коэффициенты корреляции

r

Статистическая значимость коэффициентов корреляции

1-й

6.20 - 7.00

0,751

0,02<p<0,05

11.00-12.30

0,043

16.00-17.40

0,328

p>0,05

18.20-20.40

0,860

p<0,01

21.45-23.20

0,596

p>0,05

2-й

6.20 - 7.00

0,823

0,01<p<0,02

11.50-12.30

0,118

16.00-17.20

0,594

p>0,05

18.20-20.40

0,714

0,02<p<0,05

21.35-23.20

0,840

0,01<p<0,02

3-й

6.20 - 7.40

0,719

0,02<p<0,05

11.50-12.35

0,576

p>0,05

16.00-17.20

0,637

p>0,05

18.20-20.40

0,681

p>0,05

21.45-23.20

0,804

0,02<p<0,05

Таблица 5

Корреляции индивидуальных значений ЛВР и их вариативности

(оцениваемой по величинам стандартного отклонения)

в различные периоды длительного непрерывного бодрствования

Периоды исследования

Значения коэффициентов корреляции

Статистическая значимость коэффициентов корреляции

Первый день

0,854

P<0,01

Первая ночь

0,886

P<0,01

Второй день

0,975

P<0,01

Вторая ночь

0,971

P<0,01

Третий день

0,797

0,01<p<0,02

Исследование в целом

0,944

P<0,01

Таким образом, худшие результаты деятельности были отмечены более высокими значениями ЛВР в сочетании с их большей вариативностью, в то время как лучшие результаты деятельности характеризовались меньшими значениями ЛВР при меньшей их вариативности. Иначе говоря, лучшие значения параметров операторской деятельности в сочетании с их меньшей вариативностью указывали на более высокую стрессоустойчивость, худшие значения параметров деятельности в сочетании с их большей вариативностью свидетельствовали о меньшей стрессоустойчивости оператора.

В целом исследования 1-й серии подтвердили наличие корреляции между стрессоустойчивостью (о которой судили по результатам выполнения следящей деятельности в условиях длительного непрерывного бодрствования) и симпатической активностью (уровень которой оценивался по показателю частоты сердечных сокращений): чем выше была стрессоустойчивость, тем ниже оказывался исходный уровень симпатикотонии и тем активнее были симпатические реакции на адекватные раздражители.

2-я серия исследований.

Прежде всего, надо отметить, что результаты работы с тестами "Манометры" и "Слежение" не позволили оценить стрессоустойчивость всех участников исследований. Дело в том, что лица, работавшие с установкой на высокую скорость работы, нередко жертвовали при этом ее точностью, допуская много ошибок. В то же время, испытуемые, работавшие с высокой точностью, часто уступали другим в скорости, т.е. работали медленнее остальных. В обоих случаях скоростные и точностные показатели качества деятельности входили в противоречие друг с другом. Это не давало возможности оценить стрессоустойчивость таких лиц, поскольку при оценках скорости и точности мы не отдавали предпочтения ни одной из них. Обе оценки имели для нас одинаковую валидность. С нашей точки зрения, высокая стрессоустойчивость должна была быть отмечена сочетанием высокой скорости и высокой точности работы, а низкая стрессоустойчивость – сочетанием низкой скорости и низкой точности, причем с обязательным условием сохранения стабильности ранговых мест на всем протяжении эксперимента. Нестабильность ранговых мест также исключала возможность оценки стрессоустойчивости.

Тест "Слежение" позволил охватить оценками стрессоустойчивости более широкий круг обследуемых лиц (58%), чем тест "Манометры" (25%). В тех случаях, когда одно и то же лицо получало оценки стрессоустойчивости по обоим тестам, эти оценки не противоречили друг другу. Важно отметить, что один испытуемый был участником двух экспериментов, и в обоих случаях он получил низкие оценки стрессоустойчивости как по тесту "Манометры", так и по тесту "Слежение". Можно считать этот факт подтверждением того, что наши оценки стрессоустойчивости как у этого, так и у остальных испытуемых, были неслучайными и отражали реальный уровень их индивидуальной стрессоустойчивости.

Оба теста, взятые вместе, дали возможность оценить стрессоустойчивость 67% испытуемых.

Все наши оценки были ранжированными, внутригрупповыми. Практическая значимость таких оценок относительна: ведь может оказаться, что один и тот же человек в составе одной группы проявит себя как более стрессоустойчивый, а в составе другой группы как менее стрессоустойчивый. С этой точки зрения, абсолютные (независимые) оценки стрессоустойчивости имеют несомненное преимущество перед ранжированными. Понимая это, мы предприняли попытку отыскать возможность перехода от ранжированных к абсолютным оценкам стрессоустойчивости, используя показатели качества деятельности по тесту "Манометры". Для этого мы построили график взаимосвязи точности и скорости работы, используя всю совокупность данных, полученных в экспериментах № 1-3 (рис. 2).

Рис. 2. Взаимосвязь точности и скорости работы с тестом "Манометры"

по данным экспериментов № 1-3. Жирная линия - полином

6-й степени.

Рамками прямоугольника ограничена область, соответствующая

положительной оценке стрессоустойчивости (ЛВР = 1,3 - 1,7 с;

количество ошибок, допущенных при выполнении теста, = 15-30).

На этом графике удалось выделить область, отмеченную сравнительно малым числом ошибок (15-30) при довольно высокой скорости работы (ЛВР = 1,3- 1,7 с). Надо полагать, что такого сочетания показателей скорости и точности достаточно для того, чтобы положительно оценить уровень стрессоустойчивости оператора. Понятно, что это требует дальнейшего уточнения с привлечением дополнительных данных, полученных с участием более широкого круга обследуемых лиц.

Анализ вегетативных реакций, полученных по обоим тестам, показал, что при пониженном (сравнительно низком) уровне стрессоустойчивости в обоих случаях преобладали проявления сравнительно низкой симпатической активации и более выраженных парасимпатических влияний; частота этих проявлений в среднем по данным обоих тестов составила 72%. При сравнительно высоком уровне стрессоустойчивости в обоих случаях доминировали признаки сравнительно высокой симпатической активации и менее выраженных парасимпатических влияний; они отмечались (в среднем по данным обоих тестов) в 78% случаев.

Мы сопоставили весь объем физиологических данных, характеризующих реакции на операторскую деятельность и на условия ее выполнения (в %% к исходным значениям), полученные по показателям ЧСС, АД сист. и АД диаст. в четырех экспериментах при выполнении обоих тестов (с совокупным учетом приростов, падений и случаев отсутствия изменений) у испытуемых с большей и меньшей стрессоустойчивостью (рис. 3). Оказалось, что в группе лиц с меньшей стрессоустойчивостью среднее значение показателя, характеризующего указанные реакции, составило 98,3%, а в группе лиц с большей стрессоустойчивостью 105,4%, и это различие было статистически существенным при p<0,01 по Т критерию Стьюдента.

Рис. 3. Среднегрупповые значения показателей,

характеризующих реакции ЧСС, АД сист.

и АД диаст. на операторскую деятельность

и на условия ее выполнения, у лиц с меньшей (1)

и большей (2) стрессоустойчивостью.

В целом оказалось, что в условиях воздействий, отмеченных разной спецификой, проявления симпатической мобилизации были сильнее при сравнительно высокой и слабее при пониженной (сравнительно низкой) стрессоустойчивости. Вместе с тем, сниженная стрессоустойчивость в сравнении с относительно высокой стрессоустойчивостью сопровождалась более выраженными реакциями парасимпатической направленности.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»