WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

В разделе 1.1. «Мемуарно-автобиографический жанр в исследованиях отечественных и зарубежных литературоведов» представлены суждения отечественных и зарубежных исследователей по поводу определения мемуарно-автобиографического жанра; рассматриваются жанровые признаки автобиографической прозы; дается характеристика произведений «Мои литературные и нравственные скитальчества» А.А. Григорьева, «Старина и мое детство», «Мои студенческие воспоминания» Я.П. Полонского, «Ранние годы моей жизни», «Мои воспоминания» А.А. Фета.

Осмысление автобиографической прозы невозможно без предварительного обращения к собственно литературоведческим оценкам данного вида прозы. Рассмотрение вопроса о мемуарно-автобиографическом жанре позволяет выявить критерии определения автобиографической прозы, ее сущностные характеристики, своеобразие авторского образа «я», являющегося доминирующим в автобиографическом повествовании.

В современном литературоведении существуют разные дефиниции в определении мемуарно-автобиографического жанра3. Мемуарно-автобиографический жанр – не только важный источник знаний о жизни писателя, но и изображение духовно-нравственного развития личности автора, основанного на осмыслении прошлого. Каждое автобиографическое сочинение как особое жанровое образование обязано своим появлением конкретной эпохе и конкретной национальной среде. Настоящее исследование проводилось с опорой на сущностные черты мемуарно-автобиографического жанра: самовыражение, самораскрытие личности автора, характеристика эпохи – и учитывало точку зрения современного исследователя автобиографической прозы Н.А. Николиной, рассматривающей ее как своеобразную микромодель культуры, отражающую основные этапы пути к самому себе: «Обращение к этой модели требует интегративного подхода к тексту, учитывающего достижения не только литературоведения и лингвистики, но и культурологи, психологии, философии»4. Данное определение позволяет раскрыть различные аспекты формирования образа «я» с помощью собственно филологического анализа, а также с помощью историко-культурного подхода.

В разделе 1.2. «Воспоминания А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета в контексте мемуарно-автобиогра-фической литературы 2-й половины ХIХ в.» обозначены основные предпосылки возникновения мемуарно-автобиографического жанра, выявлена специфика русской автобиографической прозы 2-й половины ХIХ в., в том числе воспоминаний рассматриваемых поэтов.

Воспоминания были написаны под влиянием уже сложившейся традиции мемуарно-автобиографической литературы 1-й половины ХIХ в.: «Былое и думы» А.И. Герцена, «Семейная хроника» и «Детство Багрова-внука» С.Т. Аксакова, трилогия Л.Н. Толстого. Это влияние проявилось в углублении психологической разработки образов, изображении процесса протекания душевной жизни, внимании к потаенным пластам человеческой психики (традиция трилогии Л.Н. Толстого). Воссоздание исторических реалий, дающих информационную и познавательную функцию для читателей, указывает на влияние мемуаров «Былое и думы» А.И. Герцена. Изображение семьи, истории семейного древа; описание семейных традиций и семейного быта берут свое начало в произведениях Л.Н. Толстого и С.Т. Аксакова.

Особенность автобиографической прозы А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета заключается в том, что она написана не прозаиками, а поэтами. В ХIХ в. не существовало литературоведческого термина «проза поэта», данный термин появился гораздо позже, в 20-м столетии. Тем не менее автобиографическая проза этих авторов соответствует тем идейно-художественным принципам, по которым выстраивается проза поэта: поэтическое восприятие мира, наблюдение за чувствами, эмоциями героя, экспрессивность, органично сочетающаяся с постоянно заявляемой личностью, субъективностью повествования.

«Мои литературные и нравственные скитальчества» А.А. Григорьева впервые были напечатаны в 1864 г. в журнале «Время». В заглавии произведения А.А. Григорьева слово «скитальчества» присутствует далеко не случайно. Для автора – это не столько путешествие в разные пространственные координаты, сколько поиски внутреннего «я», его личностные поиски. «Мои литературные и нравственные скитальчества» стали закономерным итогом творчества А.А. Григорьева, его эстетических и нравственных исканий. Страдальческая ранимая натура А.А. Григорьева в воспоминаниях предстает личностью артистичной, с постоянным стремлением к идеалам. Художественная манера автобиографического повествования характеризуется ироничностью, которая проявляется как в отдельных словах, так и в развернутых характеристиках. Не ставя перед собой цель акцентировать внимание читателя на частной стороне своей жизни, автор определил жанр своего произведения как историю своих впечатлений: «Я намерен писать не автобиографию, но историю своих впечатлений; беру себя как объекта, как лицо совершенно постороннее, смотрю на себя как на одного из сынов известной эпохи, и, стало быть, только то, что характеризует эпоху вообще, должно войти в мои воспоминания; мое же личное войдет только в той степени, в какой характеризует эпоху». Своеобразие его воспоминаний состоит в стремлении увидеть эпоху через призму личного. Будучи предельно откровенными, исповедальными, воспоминания вместе с тем и объективны, и историчны, благодаря изображению национального колорита, который воссоздан панорамой духа и облика Москвы 1830-х гг., и общественно-литературным веяниям эпохи. Воспоминания содержат в себе ценный литературоведческий, исторический, культурологический материал.

«Ранние годы моей жизни» А.А. Фета были опубликованы в 1893 г., в них отражена первая половина жизни поэта, а именно воспоминания о детстве и юности. Второе произведение А.А. Фета названо «Мои воспоминания» (1890). С точки зрения композиционно-сюжетной структуры и поэтики повествования оба текста представляют собой целое, составленное из различных фрагментов и микросюжетов, объединенных между собой общей тематикой: воспоминания о детстве, учебе в немецком пансионе и в Петербурге, военной службе, работе мировым судьей. А.А. Фет рассказывал о своей жизни в стиле летописца, что проявляется в фиксировании наблюдаемых автором событий в хронологической последовательности. Повествователь пытается выстроить вокруг автобиографического героя объемную картину мира: семья, служба и сослуживцы, отдых, работа, прошлое и настоящее. Существенным признаком воспоминаний становится ориентация на постижение внутреннего мира образа «я», его лирической сущности. Лирическая сущность Фета-поэта в полной мере отразилась и в его автобиографической прозе: эмоционально окрашенные реплики, душевное развитие автобиографического героя, передача впечатлений от мимолетных явлений жизни, тождество состояния природы и внутреннего мира образа «я». Подробности частной жизни так же, как и у А.А. Григорьева, не стали объектом пристального внимания повествователя. Фет умолчал о многих значительных фактах биографии. Для А.А. Фета как для сторонника эстетической критики частная жизнь и искусство – полярные стороны действительности. В искусстве он искал спасение от тревог личной жизни, от веяний времени.

«Старина и мое детство» и «Мои студенческие воспоминания» Я.П. Полонского впервые были напечатаны в 1890-х гг.: в журналах «Русский вестник» (№ 2,5,6 за 1890 г.) и «Нива» (№ 12, 1898 г). Воспоминания Я.П. Полонского отражают важные моменты детства, юности, зрелости (учебу в гимназии, университете, разочарование в любви, первые пробы пера), в них описана семья поэта, воссоздана история рода Полонских. Повествование Я.П. Полонского включает оценки повествователем описываемых ситуаций, действующих лиц: семьи, друзей, знакомых. Обращения к читателю, лирические отступления, психологические зарисовки, описания трудовых будней, отдыха также являются составляющими композиции автобиографических произведений поэта. Я.П. Полонский в воспоминаниях предстает мягкой, чувствительной, ранимой, доброжелательной натурой. Душевная отзывчивость – важнейшая черта творческого облика Полонского. Воспоминания показывают, что он был центром, точкой пересечения литературных, общественных, личных отношений между людьми своего времени. Сам Я.П. Полонский определил интерес своих воспоминаний, прежде всего, как психологических, обращая внимание в первую очередь на эмоционально-психическую сферу автобиографического героя. Своеобразие его воспоминаний заключается в убедительном изображении сложного процесса становления личности,

В разделе 1.3. «Жанровая природа автобиографической прозы А.А. Григорьева, А.А. Фета, Я.П. Полонского» рассматриваются приемы беллетризации воспоминаний (творческая свобода письма, описания, авторские замечания, оценки, образность повествования, художественный вымысел). Произведения «Мои литературные и нравственные скитальчества» А.А. Григорьева, «Старина и мое детство», «Мои студенческие воспоминания» Я.П.Полонского, «Ранние годы моей жизни», «Мои воспоминания» А.А. Фета отнесены к жанру воспоминаний, тяготеющих к беллетризованной форме. Первостепенной задачей воспоминаний является воссоздание былого, что достигается средствами беллетризации, в частности, через описание реалий действительности. У Я.П. Полонского – это описания реальных деталей усадебного быта, у А.А. Григорьева – облика Москвы 1830-х гг., передающие исторический и национальный колорит, создающие определенную атмосферу духа того времени; у А.А. Фета автобиографическое повествование насыщено описаниями природных явлений. Образные характеристики характерны для периодов прошлого: «мифическим», «наивно-блаженным» называет Я.П. Полонский время своего детства. А.А. Григорьев, говоря о доме на Тверской, где прошло его детство, называет его «своей Аркадией»; постоянно увеличивающуюся Москву он именует «город-растение». У Я.П. Полонского и в большей степени у А.А. Фета беллетризация усиливает характеристику персонажей, предоставляя им возможность открытого высказывания в диалогах или монологах, письмах (у А.А. Григорьева воспоминания представляют монолог автора, диалоги в повествовательной структуре произведения отсутствуют). Диалоги «Моих воспоминаний» разнообразны (А.А. Фет и сестры, А.А. Фет и братья Л.Н. Толстой, Н.Н. Толстой, А.А. Фет и И.С. Тургенев, А.А. Фет и Н.П. Боткин и др.). Приведем пример одного из многочисленных диалогов А.А. Фета и И.С. Тургенева, раскрывающего импульсивность и восторженность последнего: – А что, …если бы дверь отворилась, и вместо Афанасия вошел бы Шекспир Что бы вы сделали – Я старался рассмотреть и запомнить его черты. – А я, – восклицает Тургенев, – упал бы ничком да так бы на полу и лежал». И.С. Тургенев в воспоминаниях А.А. Фета – автор пламенных речей, например о Полине Виардо: «Нет! Она давно и навсегда заслонила от меня все остальное, и так мне и надо. Я только тогда блаженствую, когда женщина каблуком наступит мне на шею и вдавит мое лицо носом в грязь. Боже мой! – воскликнул он, заламывая руки над головою и шагая по комнате. – Какое счастье для женщины быть безобразной!». Малочисленные диалоги Я.П. Полонского предельно откровенны не только в воссоздании радостных событий, но и весьма обидных для автора. В «Моих студенческих воспоминаниях» он писал: «Раз в университете встретился со мной Аполлон Григорьев и спросил меня: «Ты сомневаешься» – «Да», – отвечал я. «И ты страдаешь» – «Нет». – «Ну, так ты глуп», – промолвил он и отошел в сторону. Это нисколько меня не обидело».

Внешнее изображение действующих лиц воспоминаний, их поведения, окружающей обстановки определяются авторской волей и несут на себе отпечаток его восприятия, например, у Я.П. Полонского читаем: «Только то, что влекло меня, скорее всего запечатлевалось в моей, к сожалению, односторонней памяти. Какие-нибудь жонглеры – тех я помню лучше, чем тысячи таких нравственных уродов, каким показался мне Мишин дядя и каких немало встречал я на жизненном пути». Авторские замечания, выполняя оценочную функцию, также свидетельствуют о беллетризации воспоминаний. Беллетризованная изобразительность, образные фразы переплетают жизненную достоверность с миром художественной условности. Обращаясь к жизненным явлениям, авторы переводили свои воспоминания в возвышенно-поэтический план и использовали приемы художественной выразительности, сформированные стихотворным опытом.

Во второй главе «Поэтика образа автобиографического героя в воспоминаниях А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета» определены основные способы саморефлексии автобиографического героя; воспоминания о детстве рассматриваются как особо значимый способ самоописания автобиографического героя.

В разделе 2.1. «Связь автобиографического героя и лирического героя А.А. Григорьева, Я.П. Полонского, А.А. Фета» обозначены основные моменты, сближающие концепцию изображения образа «я» в лирике и автобиографической прозе. Лиризм – одно из основных качеств воспоминаний поэтов, подразумевающий возвышенную эмоциональность, душевную взволнованность, особым образом выраженную в речи автора.

У А.А. Григорьева лиризм автобиографического повествования выражен в преобладании эмоций над рассудочным началом. Автор обращается к крайним эмоциональным состояниям лирического героя – безысходной тоске, неистовой страсти, загулу души. А.А. Григорьев создавал поэзию, которая требовала от читателей большого эмоционального напряжения. Существенными чертами лирики являются эмоциональная экспрессивность, риторичность речи, музыкальное начало. Эти настроения присутствуют и в воспоминаниях А.А. Григорьева: «И сижу я это, бывало, над «психологическими очерками»… и мучу я свой бедный мозг не над тем, чтобы понять читаемое, ибо так себе, безотносительно взятое, оно все, что читаемое-то, очень просто, но над тем, чтобы внимание приковать к этому читаемому… а за стеной вдруг, как на смех

Две гитары, зазвенев,

Жалобно заныли

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»