WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |
Мужество и сила наиболее полно проявляются в поведении и действиях, обязательных для нового, деятельного героя социального романа, и выражаются в романе С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» в мотиве служения делу и мотиве новообращения. Названные мотивы присутствуют в произведениях писателей-народников и писателей-классиков, что обосновывает выбор произведений И.С. Тургенева «Новь», Н.С. Лескова «Овцебык», Ф.Н. Юрковского «Булгаков» в качестве контекста. Деятельность главного героя романа С.М. Степняка-Кравчинского, продиктованная стремлением содействовать делу освобождения народа и связанная с освобождением соратников и агитацией, находится в прямой зависимости от понятия «мужественность». Именно его активная позиция наполняет «мужественность» смыслом и становится источником развития и основным содержанием сюжета жизни как героя, так и сюжета всего произведения («личностного» и «событийного»).

Кроме того, в аспекте темы «нового человека» рассматривается содержательность заглавия, подтверждающая функционирование названного мотива, заявленного уже в заглавии произведений различных авторов: «Андрей Кожухов»; «Булгаков»; «Овцебык»; «Новь». Семантика слов в заглавии произведений С.М. Степняка-Кравчинского, И.С. Тургенева, Н.С. Лескова, Ф.Н. Юрковского вызывает ассоциацию и с реалиями жизни общества, и с чертами характера героев, которые становятся ведущими в характеристике образа героя, включающимися в мотив силы//мужественности и в сюжетную ситуацию. Так, в рамках заявленного в заглавии произведений мотива силы//мужественности оформляются поступки героев, характеристика их внешности, вещные атрибуты, особенности мировосприятия, отраженные и в соответствующих формах речи, что создает типическое как способа детерминирования героев, представленных в анализируемых произведениях в несколько идеализированной форме. Следует сказать, что в эпоху народничества за данным мотивом закрепляется важная в смысловом отношении роль. Мотив силы//мужественности наряду с мотивами поиска правды; жертвы за идею и человечество становится частью образа главного героя, личности нового типа, человека-борца, открыто выступающего против самодержавной власти.

Рассмотренные в диссертации мотивы, отразившие историческую эпоху, создали целостную картину авторской концепции мира и человека в русском романе последней трети XIX в. Такая концепция была бы неполной без определенной мотивной организации произведений, которая также становится активным источником информации, играющей в произведении роль культурного кода.

Третья глава «Традиционные мотивы в структуре романа С.М. Степняка-Кравчинcкого «Андрей Кожухов» и произведения русских писателей 1870-1890-х гг.» носит завершающий характер в исследовании мотивов романа С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» и посвящена функционированию двух мотивов в композиционной основе романа. К таким мотивам автор исследования относит традиционные мотивы смерти и природы в различных своих проявлениях и вариантах, служащие отражением трагического начала, авторская концепция в которых наиболее полно проявляется в их особом расположении в структуре текста.

В разделе 3.1. «Мотив смерти и его типология в русском романе последней трети XIX в.» рассматриваются композиционные особенности мотива смерти, в которых наиболее полно нашло свое художественное воплощение трагическое начало, связанное с личностью главного героя. В романе С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» мотив смерти трансформируется, аккумулируя в себе разные варианты основного мотива: мотив утраты иллюзий, мотив случайного, мотив неудачи, мотив обреченности на гибель, жертвенности, мотив смерти в сцене казни и суда. При наличии сюжетогенетической функции мотивы, включающие значение смерти, проявляют себя определенным образом в структуре произведения, пронизывая ее от начала до конца. Так, мотив утраты иллюзии, например, детерминирует появление сюжета и способствует приращению новых элементов со значением смерти. Данное значение присутствует в мотиве неудачи, в ассоциативное взаимодействие с которым вступает мотив случайного. Следует отметить, что мотив неудачи включает в себя предметный мотив кладбища и более полно начинает звучать в мотиве обреченности на гибель. Показательны в этом плане в романе «Андрей Кожухов» сцены неоднократных неудачных попыток освобождения соратников Кожухова из тюрьмы. Значение основного мотива дополняют рассуждения героя, в которых «имитируется эмоционально-мыслительная деятельность в ее непосредственном проникании»2.

Мотив смерти в романе С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» рассмотрен на примерах различных коннотаций: в лексическом аспекте, цветовой гамме, в реальном событии смерти, в символических образах, снах, описаниях суда и казни. Кроме того, отмечены композиционные функции вариантов мотива не только в начале текста (в этом случае в полной мере используется их способность сюжетогенеза), но и на протяжении всего повествования, включая финал произведения. На протяжении всего повествования мотивы смерти связаны причинно-временными, логическими отношениями, выстраивающимися по восходящей линии экспрессивности, отмечающими этапы деятельности персонажей.

Если в первых двух частях романа С.М. Степняка-Кравчинского мотивы смерти проявляют себя как мотивы, включающие значение смерти (мотив утраты иллюзий, мотив случайного, мотив неудачи, обреченности на гибель, мотив жертвенности), то в сюжете всей третьей части произведения, посвященной описанию суда и казни соратников Андрея и его покушении на царя, мотивом смерти, заявленным как архетипический мотив, пронизано все повествование. В романе присутствуют такие архетипические знаки, как преобладание известной своей библейской символикой цифры «6», нагнетание цветописи «черный», указание на ритуальные предметы и др.

Роман о революционерах заканчивается закономерно, согласно идее – смертью, как наиболее «сильной позиции» (Ю. Лотман) финального замыкания. Благодаря начальному мотиву утраты иллюзий, несущему значение смерти, угадывается конец нарратива, представленный как цепь событий, непременно приводящих героев к смерти. В романе «Андрей Кожухов» очевидна связь между первой трагедией и последующим сюжетом, повествующим о деятельности народников, которая заканчивается в духе «оптимистической трагедии» – жертвенной смертью героев. В данном случае, на наш взгляд, можно говорить о своеобразной кольцевой композиции романа. Мотив абсолютного конца – смерти присущ и произведениям И.С. Тургенева, в частности, роману «Новь», в котором цепь мотивов, включая в себя рефлексию о смерти, мотив неудачи и мотив смерти, наполняется не только содержательно, но и также имеет определенную значимость в структуре романа.

Повтор мотива смерти в ряде текстов разных авторов, позволяет сделать вывод о всеобщем характере использования указанного мотива для русского культурного пространства. В повествовании об Андрее Кожухове, насыщенном особым трагизмом, но сохраняющим при этом позитивное содержание, мотив смерти со своими мотивными компонентами, охватывая весь событийный ряд романа, влияет на восприятие произведения в целом. Названный мотив является конституирующим элементом поэтики романа, а его расположение с особым художественным смыслом позволяет воссоздать во всей полноте лежащую в основе сюжета романа С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» идейно-философскую концепцию нежизнеспособности террора, когда достижение гармонии путем разрушения невозможно.

Раздел 3.2. «Своеобразие мотива природы в структуре народнического романа» посвящен анализу мотива природы с конкретизирующими его вариантами на содержательно-структурном уровне.

Все повествование в романе С.М. Степняка-Кравчинского сопровождается мотивом природы, который, включая в себе такие мотивные варианты, как мотив весенней природы, мотив заграницы, мотив города, заявляет о себе с первых страниц романа, являясь важной составляющей его структуры как внешнего. Описание швейцарской весенней природы активизирует мотив гармонии природы и дисгармонии внутренней жизни человека, становящийся главным не только в развитии сюжетной линии романа, но и являющийся первым звеном в пейзажной цепочке. Эта пейзажная цепочка заканчивается так же, как и началась, – указанием на расцвет весенней природы (уже в России), выступающей тем самым контрастом человеческой смерти. Такая композиционная перекличка между началом и концом произведения, выраженная мотивами природы и смерти, придает произведению композиционную стройность, смысловую насыщенность и напряженность.

Необходимо отметить, что мотивы заграницы и города, входящие в мотив природы в качестве его вариантов, в романе С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» значимы как в содержательном плане, так и в композиционном. Если мотив заграницы возникает в начале повествования в качестве контраста внутреннему состоянию героя и жизни русским городам, то мотив русских городов пронизывает все повествование, выступает фоновым по отношению к универсальному мотиву природы, что создает особую трагическую атмосферу, расширяя замысел произведения. Мотив природы с рассмотренными мотивными коррелятами в первой части романа «Андрей Кожухов», хотя и не является основным в повествовании, но сигнализирует о границе части текста, придавая определенность его структуре.

Во второй части романа мотив природы проявляется самым различным образом: обозначает место действия и создает тревожную атмосферу в сцене пикника; участвует в создании осеннего и зимнего пейзажей, раскрываясь через предметные мотивы цвета, запаха, савана; участвует в продвижении дальнейшего сюжетного повествования и в характеристике образа героя. Кроме значительного неоднородного содержательного наполнения во второй части романа мотив природы выполняет функцию концептуального и структурного определения границы текста.

В последней части романа мотив природы связан с кульминационными событиями повествования: казнью революционеров в Дубравнике и попыткой убийства царя в Петербурге. В сцене казни у С.М. Степняка-Кравчинского звучит толстовский мотив контрастного противопоставления естественности и гармонии природы – неустроенности социальной жизни, когда люди, не замечая окружающей красоты, живут по законам, противным человеческой природе. Смысл мотива казни в соотнесенности его с мотивом вечности природы проясняется благодаря появлению в структуре текста связей с Л.Н. Толстым и И.С. Тургеневым. Указание на вечное присутствие природы в противовес людям, не замечающих красоты и гармонии, содержится в последнем описании природы в романе С.М. Степняка-Кравчинского и созвучно во многом с точкой зрения Л.Н. Толстого о вечности природы и временным присутствием в ней человека. В финале романа мотив природы сливается с мотивами смерти и любви, выражая авторское представление о жизни человека: о непреодолимости противоречий между вечно живой природой и временным существованием человека.

Своеобразие мотива природы с комплексом мотивных коррелят, представленных в романе С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов», определяется их содержательным и композиционным наполнением. Содержание мотива природы отличается достаточно широким диапазоном: от выполнения функций (служебная, эстетическая, этическая, социальная) до неоднородных единичных проявлений (сопоставления природы с миром общества; реализация через визуальные, осязательные мотивы; соотношения с конкретными образами природы; сочетания с мотивом смерти; интертекстуальной связи с творчеством Л.Н. Толстого и И.С. Тургенева (аналогии, невольные совпадения)). Мотиву природы присуща также способность быть элементом структуры текста, выполняя различные композиционные функции. Мотив природы в романе «Андрей Кожухов» является полноправным компонентом художественной структуры, придавая идейно-художественному смыслу романа философский характер. Особое расположение мотивов смерти и природы в композиции романа С.М. Степняка-Кравчинского расширяет социальную тематику дополнительным смыслом и позволяет сделать вывод о его внутреннем единстве на композиционном уровне.

В заключении подведены основные итоги исследования. Осуществленный в настоящей диссертации анализ мотивов в романе «Андрей Кожухов» С.М. Степняка-Кравчинского в контексте русской литературы последней трети XIX в. позволил определить методологический уровень современного народниковедения, выявить основные тенденции и направления в нем, наметить дальнейшие перспективы исследования.

Представленный в контексте русской литературы роман С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» и его анализ в мотивном аспекте показывает специфику конкретной исторической действительности и позволяет сделать выводы об идейном и художественном своеобразии произведения. Эти выводы заключаются в признании внутреннего единства как на содержательно-идейном, так и на формотворческом уровнях, воссоздающих идейно-философскую концепцию романа. Анализ мотивов романа С.М. Степняка-Кравчинского «Андрей Кожухов» дал возможность осуществления необходимых типологических сопоставлений с произведениями писателей-классиков не только в рамках проблемы интертекстуальности, но и как типологического явления, связанного с национальной русской традицией, осветив в новом ракурсе особенности поэтики народнического романа.

В настоящее время при активно развивающейся теории художественного мотива анализ реализации мотивов в народническом романе в широком литературном контексте актуален и значим. Он позволяет увидеть не только своеобразие писателя «второго ряда», понимание поэтики его творчества, место данного писателя в литературном процессе последней трети XIX в., но и приблизиться к пониманию культурного пространства обозначенной эпохи, способствуя тем самым решению актуальной задачи современного литературоведения – созданию объективной концепции русской литературы.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»