WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Специальным вопросам философии, психологии, практики образования посвящены ценные работы таких авторов, как С.Н.Артановский, В.С.Библер, И.3.Гончаров, В.П.Дранков, В.Т.Лисовский, А.П.Огурцов, Е.С.Протанская, А.Г.Соколов, В.Д.Шадриков. Наиболее продуктивными, на наш взгляд, сегодня являются исследования в сфере научной, образовательной, эстетической деятельности людей, проживающих в конкретном регионе. Изучение региональных научных школ и образовательных систем в настоящее время ведется в рамках истории образования и науки. Проблемы регионального образования, его специфика, цели и задачи изучаются в работах Л.Андрюхиной, А.Кислова, Н.Рыбакова и других. Образование характеризуется как один из существенных и неотъемлемых элементов национальной духовной культуры, так как он обеспечивает трансляцию знаний, идей, умений, ценностей, национальных традиций от одних групп общества к другим, от поколения к поколению. В то же время целый ряд вопросов истории, теории и практики образования как области культуры ждут своей дальнейшей углубленной разработки.

Практическое влияние на формирование личности молодого человека в первую очередь оказывает образование. Образование характеризуется как один из существенных и неотъемлемых элементов национальной духовной культуры, обеспечивающих трансляцию знаний, идей, умений, ценностей, национальных традиций от одних групп общества к другим, от поколения к поколению. В процессе обучения представления о социальном статусе и содержании выбранной профессии претерпевают значительные изменения под воздействием различных факторов: смысл будущей деятельности (зачастую выбранной из соображений ее престижности), общая цель обучения (получение выс­шего образования), возрастная и психологическая однородность, которые в совокупности обусловливают формирование социальных аспектов идентичности. Время начала и завершения обучения является для личности периодами перехода из одной осмысленной жизненной ситуации в другую со всеми вытекающими последствиями: ломкой сложившихся стереотипов, приспособлением к другим условиям быта, иной социокультурной среде, изменением экономического и социально–демографического статуса. Результатом переживания данного жизненного кризиса является формирование своей социально-статусной идентичности, являющейся составной и неотъемлемой частью целостного «образа – Я» зрелой личности.

В том случае, если образование не обеспечивает условия полноценной социально–культурной и личностной самоидентичности, дефицит соответствующих условий компенсируют молодежные организации. В отечественной социологии анализ молодежных субкультурных феноменов до конца 80–х годов велся в весьма узких рамках. В известной мере это объяснялось тем, что указанные феномены в силу утвердившихся научных парадигм воспринимались как социальная патология, а подобного рода тематика в основном носила закрытый характер и ее разработка не могла вестись по свободному выбору того или иного исследователя или исследовательского коллектива. Сказывалось и то, что субкультуры, свойственные Западу, были мало представлены (по крайней мере, на поверхности) в формах социальной и культурной активности молодого поколения. С конца 80-х годов внимание исследователей к молодежным субкультурам России стало более заметным – как в России, так и за рубежом.

Основными социальными факторами, способствующими возникновению неформальных молодежных групп, являются: невозможность самореализации в кругу семьи, в школе, институте или формальных общественных организациях, отсутствие взаимопонимания или разногласие, расхождение во взглядах с миром взрослых. Среди побуждающих мотивов к уходу молодежи в неформальные группировки, объединения можно назвать такие, как стремление обрести единомышленников, оказаться в субъективно значимой социальной среде, получить возможность общения и взаимопонимания, уйти от одиночества, заполнить свое свободное время, уйти от постоянного надзора родителей, учителей, противопоставить силе общества коллективную силу объединения или группы. В структуре молодежного досуга особое место занимают альтернативные формы социальной активности, зачастую носящие асоциальный характер. Молодежь, как наиболее чуткая, восприимчивая и мобильная группа, первая воспринимает новые импульсы развития со всеми их позитивными и негативными последствиями. В этой связи существует необходимость в целенаправленном создании условий, стимулирующих развитие организаций, соответствующих бы интересам молодежи и стимулирующих социально-позитивные формы активности. Таким образом, процесс личностного становления, пройдя этапы детской и подростковой социализации и образовательный цикл, дополняется важнейшей формой самореализации и социально-культурной интеграции – общественными объединениями.

Включение молодёжи в социальную жизнь есть, прежде всего, включение её в один из существующих жизненных укладов. Под укладом мы понимаем единство системы производства, организации жизнеобеспечения и досуга, условий социальной и культурной активности. В этой связи возникает необходимость в создании целенаправленных условий, способствующих системной идентичности личности в совокупности всех форм ее жизнедеятельности. Эти условия институционализируются в рамках региональной молодежной политики, которая вырабатывает свои приоритеты в соответствии с ключевыми проблемами регионального характера. Идентичность на личностном уровне неразрывно связана с обретением образа будущего, предпосылкой которого выступает идентичность с прошлым, обеспечиваемая путем воспитания исторического самосознания, актуализации в нем онтологических фактов и культурных символов истории региона и России. Идентичность в системе временных координат «здесь и теперь» предполагает актуализацию в самосознании молодежи образов духовных лидеров, в концентрированном виде олицетворяющие ценности и идеалы российской культуры, выступающие эталоном личностного развития, фактором культурного единства и одновременно замыслом, проектом идеального состояния культуры в ее «человеческом измерении». В этой связи потенциалом идентичности следует рассматривать историко-культурные традиции прошлого и позитивные реалии настоящего. Референтные символы, зафиксированные коллективной памятью образы событий (в форме различных культурных стереотипов, символов, мифов) выступают как интерпретационные модели, позволяющие индивиду и социальной группе ориентироваться в мире и в конкретных ситуациях. Социальная память идентифицирует группу, дает ей чувство прошлого и определяет ее устремления в будущее.

Значительные резервы оптимизации процесса социального и профессионального становления молодого поколения кроются в совершенствовании системы образования. Образование как социальное явление и процесс, как социальная система и социальный институт является ведущей силой в реализации идентификационного потенциала в процессе индивидуализации и социальной интеграции молодежи, в передаче новым поколениям накопленного человечеством опыта, адаптации к тем общественным отношениям, в которых ей предстоит жить и работать. Таковы объективные возможности, заложенные в идее образовательных институтов, проявление которых может ограничиваться, сдерживаться или модифицироваться, сохраняя общий вектор и базовые функции.

Условия обретения целостности в настоящем являются результатом усилий многих агентов культурной жизни территории, в том числе и субъектов культурной политики, содействующей утверждению общности культуры на общенациональном и региональном уровне. Это осуществляется путем: сглаживания противоречий и различий между различными социальными, профессиональными, субкультурными и этническими группами; закрепления самобытности культуры данного региона как важного фактора национального единства и солидарности; охраны культурного наследия, включая изучение, распространение и использование его элементов в современной жизни; осуществления демократизации культуры, обеспечения участия всех слоев населения в культурной жизни общества; содействия развитию творческой активности молодежи. В этой связи региональная молодежная политика выступает фактором реализации идентификационного потенциала культуры. Ее стратегические цели, соответствующие ключевым проблемам социально–культурной интеграции молодежи, предполагают: разворачивание новых направлений молодёжной политики и изменение содержания и форм работы в существующих направлениях; отработку новых форм взаимодействия государственных, общественных структур и инициативных групп молодёжи (в структуре сетевой кооперации, наиболее перспективной и соответствующей постиндустриальной экономике и укладу); оформление инвестиционно-привлекательных направлений и проектов, создание механизма привлечения инвестиций и оформления реальных результатов; выращивание сотрудников разворачиваемой сети – менеджеров, координаторов, аналитиков, администраторов, умеющих обеспечивать сетевое взаимодействие и работать с молодёжными инициативами; инвентаризация и адаптация под эту задачу технологий, существующих в системе дополнительного образования; создание образа «новой жизни», интересной привлекательной для молодого человека и продвижение этого образа через систему зрелищных мероприятий, средства массовой информации, художественные произведения. Инициированные в рамках молодежной политики региональные проекты могут стать способом изыскания и оживления культурных ресурсов, которые в противном случае могут остаться невостребованным потенциалом. Включение подрастающего поколения в решение проблем родного региона делает социально-культурную активность не только символически привлекательной, но и чрезвычайно эффективной. Особая роль в обеспечении культурной идентичности молодежи принадлежит формируемой и поддерживаемой основными социально-культурными институтами общественной идеологии, мировоззренческая основа которой должна выстраиваться в соответствии с базовыми культурными ценностями, ориентироваться на утверждение в общественном сознании государственности как формы сохранения национальной самобытности и территориальной целостности, понимании национально-культурной уникальности и духовной самобытности России в целом и ее регионов.

В Заключении подводятся итоги исследования, оценивается продуктивность выдвинутых гипотез, формулируются обобщающие выводы, определяются возможности применения результатов данного исследовательского проекта и возможные направления дальнейших исследований.

Публикации автора:

1. Чебоненко О.В. Региональная идентичность [Текст] / Чебоненко О.В. // Современное состояние и перспективы развития туризма: материалы Всероссийской научно–практической конференции, 19 апреля 2006 года / под общ. ред. Г.М.Бирженюка – СПб.: Изд-во СПбГУП, 2006. – С. 55-58.

2. Чебоненко О.В. Реклама в системе продвижения туристского продукта [Текст] / Чебоненко О.В. // Реклама и PR в России: материалы III Межвузовской научно-практической конференции, 15 февраля 2006 года / под общ. ред. А.П.Маркова – СПб.: Изд-во СПбГУП, 2006. – С. 140-143.

3. Чебоненко О.В. Значение культурных символов в повседневной жизни [Интернет-журнал МГУКИ] / Чебоненко О.В. // Культура и общество: Палитра мнений (Философия культуры) – М.:МГУКИ, 2006 [www.e-culture.ru].

4. Чебоненко О.В. Особенности формирования региональной идентичности молодежи: Методическое пособие. – СПб.: Астерион, 2006. – 52с.

5. Чебоненко О.В. Символ как живое созерцание действительности [Текст] / Чебоненко О.В. // Актуальные вопросы туристской деятельности: сб. метод. материалов. – СПб.: Недра, 2006. – С. 131-141.

6. Чебоненко О.В. Образование как фактор профессиональной идентичности: состояние и ресурсы управления [Текст] / Чебоненко О.В. // Вестник университета: социология и управление персоналом, №6 (25) – М.: Изд-во ГОУВПО Государственный Университет Управления, 2006. – С. 185-190.


1 См. В.В.Малявин. Загадка русской идентичности. Сайт журнала «Эксперт» – http://www.russ.ru/politics/20021223–kes.html.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»